«ЖАЛЬ ЭТОГО ПРЕКРАСНОГО КОРОЛЕВСТВА»

Из донесения российского дипломата о положении в Сиаме

Посещение Наследником Цесаревичем в 1891 году Королевства Сиам дало мощный импульс развитию добрых отношений между двумя государствами, разделенными между собою тысячами километров. Но и здесь, как и в Европе, России пришлось столкнуться с интересами Англии и Франции, стремящимися включить Сиам в сферу своего влияния. Российская Империя, верная миссии быть защитницей и покровительницей слабых и угнетенных во всем мире, протянула Сиаму руку дружбы и помощи. Чтобы Имперское Правительство было постоянно в курсе событий, российские дипломаты регулярно отправляли в Министерство иностранных дел донесения. Ниже публикуем докладную записку российского консула в Сингапуре А.М. Выводцева от 2/14 февраля 1893 г. о текущем положении в Сиамском Королевстве после визита сюда Наследника Цесаревича.

«Со времени моего посещения столицы Сиамского Королевства в прошедшем году, немного перемен произошло в нем. Тем не менее, положение дел, находившееся в состоянии довольно критическом, обострилось и представляется в настоящее время не очень привлекательным и угрожающим, быть может, самостоятельности Сиама. К постоянным затруднениям со стороны Франции, соседки в Камбодже, прибавились затруднения с Англией в Бирманских и особенно Лаосских провинциях Сиама, граничащих с Малайскими странами, состоящими под протекторатом Англии.

«ЖАЛЬ ЭТОГО ПРЕКРАСНОГО КОРОЛЕВСТВА»
Царские пагоды в Сиаме. Ухтомский Э.Э. Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891. Т. 1. СПб., 1893.

Претензии Франции на все прибрежье реки Мей-Конга все продолжаются. Посланная в Луанг-Фрабанг комиссия Сиамского Короля под предводительством его брата Прачакса строго охраняет границу, а французские подданные камбоджане, переступая ее ежедневно, дают поводы к многочисленным пререканиям и даже пограничным стычкам. Г-н Пави, Министр-Резидент республики в Бангкоке, постоянно занят разбором этих пограничных инцидентов, встречая со стороны местного правительства сильное сопротивление и явное нежелание признавать Французскою территориею спорные места. На предложения же о разграничении Сиам не соглашается, понимая, что тогда придется уступить Франции слишком много – целую провинцию. Посему продолжается на счет казны постройка Каратской железной дороги с тем, чтобы всю торговлю перевести в Бангкок, и тогда Франции действительно остается лишь одно вечное беспокойство в провинции, которая ея интересам совершенно чужда и ничуть не нужна – разве только для удовлетворения своего тщеславия и прославления современной администрации в Тонкине и Кохинхине (территориальные единицы, входившие в Индокитайский союз – колонию Франции – А.Х.). Сиамское Правительство тоже не столько сопротивляется из желания сохранить эту провинцию, сколько из принципиального опасения, что раз открыта будет дверь уступкам, то придется идти по наклонной плоскости вниз – к гибели. Если Франция решится на серьезные военные действия, то, очевидно, она встретит небольшое лишь сопротивление, но именно этого желают в Сиаме – если уступать, то уступить грубой силе, чтоб не показать своей слабости, и в случае надобности сохранить право виндикации (форма иска, сложившаяся еще в римском праве и заключающаяся в праве собственника требовать свою собственность обратно из чужого незаконного владения – А.Х.). Англия смотрит на это сквозь призму собственных интересов, ей важно знать, как Сиам поступит с этой соседкой, чтоб из этого вынести для себя дешевый опыт, для своих будущих действий.

Между тем, ясно, что политика в Сиаме тоже сделала серьезный поворот. Поставив во все части управления англичан и располагая нитями во всех отраслях управления, она ведет дело к протекторату Сиама. Печатаемые на английском языке газеты постоянно насмехаются над порядками в Сиаме, порицают все слабости правительства, приносящие вред эксплуатации богатств страны европейцами, и, следовательно, умаляющие благосостояние королевства. Они ставят в пример те страны, находящиеся под протекторатом Англии, где и король и сановники е теряют своего престижа, а страна под мудрым управлением резидента – бритта процветает.

Факт этот не подлежит сомнению, и есть между Сиамскими сановниками и даже принцами такие, которые не прочь видеть английский протекторат, который обещает и им лично больше выгод, ибо все они владеют лесами, рудниками и полями, которые приносят мало, при недостатке путей сообщения и при тяжелых условиях эксплуатации. Недавно случилось следующее. В Лаосских провинциях прежде существовала английская полиция для охранения имущества английских подданных (китайцев и малайцев), занимающихся добыванием золота и рубинов. Сиамское правительство установило там свою полицию и потребовало удаления европейской, как излишней. Английская Миссия протестовала, но не могла добиться удовлетворительного результата. Тогда, чрез несколько дней сгорела большая часть английской фактории – в одну ночь – как доказательство слабости полиции, и в Сиаме все утверждают, что это поджег, совершенный по наущению протестовавших Relata refero ( в данном случае – против вывода европейских полицейских – А.Х.) – трудно ручаться за достоверность, но пока Англия требует уплаты громадных убытков. Чтобы показать Европе, что стремления к просвещению и к улучшениям серьезны, Сиамское правительство пригласило себе советником с титулом Министра Европейца, известного в ученом и политическом мире Г-на Ролена Жакемена (Rollin Jacquemyns). Это бывший Бельгийский министр, затем служивший в Египте, в международном суде, (Л. 69) и принявший за 3000 фунтов стерлингов в год пост General Adviser to the Siamese Government (с англ., генеральный советник Сиамского правительства – А.Х.). Я лично беседовал с этим сановником, и он по-видимому сам очень расположен к Английскому протекторату, признавая положение дел весьма критическим. Я полагаю, что не пройдет трех лет и Сиамский Король будет явно или открыто вассалом Англии. Жаль этого прекрасного королевства, которое делает все, что может для следования по пути к просвещению, но не исполинскими шагами, не присущими его натуре, а медленно, но охотно. Но грозный сосед с всепоглощающим аппетитом не знает предела для расширения сферы своих интересов и некому сказать ему: “Hands off” (с англ., руки прочь – А.Х.)

Я нашел Министров очень беспокойными и с трепетом ожидающими разрешения этих животрепещущих вопросов».

(Архив внешней политики Российской Империи. Ф. 150. Японский стол. Оп. 493. Д. 1795. Лл. 67-69 об.).

Предисловие и публикация Андрея Хвалина