31-я Неделя: с 19-го по 25-ое мая 1891 года

19-го мая. Воскресение.

День был довольно холодный с свежим ветром. В 10 ч(асов) отправился за город на Первую речку, откуда проложен рельсовый путь во Владивосток в 2 ½ версты солдатами и каторжными в самый непродолжительный срок. После молебна провез тачку с землей; сев в вагон новой Уссурийской дороги, покатил во Владивосток. За поездом бежали все рабочие и китайцы также.

Приехавши на будущую станцию Муравьев-Амурский[1], вылез из вагона и после краткого молебствия поставил краеугольный камень на этом конечном пункте великой Сибирской железной дороги – событие, действительно, великой важности.

За завтраком у инженеров путей сообщения тут же в большой палатке я прочел рескрипт Папа по поводу закладки Сибирской дороги; кроме того, барон Корф[2] сказал два очень подходящих слова.

31-я Неделя: с 19-го по 25-ое мая 1891 года
Владивостокский железнодорожный вокзал, закладку которого осуществил Цесаревич. http://cdn.primamedia.ru

Оттуда поехал с Джорджи[3] на выставку сахалинских вещей – произведения острова и обитателей его каторжных. В числе весьма красивых и замечательно сделанных предметов заслуживает особого внимания блюдо, поднесенное мне, – дерево и серебро и затем письменный стол. Видел также образцы добываемого там каменного угля и выделанного цемента.

Вернувшись на фрегат, возился и разбирал подарки для офицеров эскадры. Это продолжалось до чаю с подписыванием фотографий. В 7 ч(асов) у меня обедали: барон Корф, Унтербергер[4] и Ермолаев[5] с своими супругами; после чего мы съехали на берег на концерт любителей в Морском Собрании. Он был очень недурен, а главное, состоял из 4-х номеров, так что к 10 час(ам) были уже на фрегате. Погода снова стала хмуриться. В кают-компании пробовали разные наливки и слегка закусывали.

20-го мая. Понедельник. 

День стоял угрюмый, что очень подходило моему собственному настроению, потому что сегодня пришлось спустить свой флаг с дорогого «Азова» и проститься со всей эскадрой. После молебна по случаю именин дяди Алексия[6] отправился на паровом катере вдоль линии миноносок на четыре сибирские канонерские лодки, на «Алеут», на «Горностай», клип(ер) «Джигит», «Нахимов» и «Владимир Мономах». Здесь после салюта и расцвечивания флагами был большой завтрак на юте со всеми офицерами Тихоокеанской эскадры. Дубасов[7] сказал весьма хорошую речь; окончили завтракать в кают-компании, где меня по обычаю всунули в трубу и где я расписался. Офицеры перевезли меня после снятия группы на катере на «Азов». Тут я раздавал подарки офицерам и также снялся с ними группой. В 4 час(а) пришлось покинуть свое милое жилище, где я провел 7 хороших месяцев; грустно было видеть спуск своего флага. Поселили на одну ночь в губернаторском доме, и с грустью смотрел на свой родной фрегат. В 7 час(ов) в последний (подчеркнуто Цесаревичем – А.Х.) раз отправился на него, но уже с чувством гостя, а не постоянного жильца. Смотрели, как прибуксировали на рейд затонувшего кита. Присутствовал при заре («заря» на флоте – спуск флага – А.Х.) и спустился в кают-комп(анию), где чрезвычайно семейно провели вечер после обеда до 12 час(ов). Офицеры сами перевезли меня на пристань и на руках донесли до дома губернатора!

21-го мая. Вторник.

В 8 ½ выехал из Владивостока (подчеркнуто Цесаревичем – А.Х.) на тройке с Джорджи. Нас провожала большая кавалькада молодых девиц и офицеров. На 10 версте вылез из экипажа к «Азовским» офицерам, приехавшим проводить меня с шампанским; был чрезвычайно тронут их вниманием, а также что Яковлев[8] с Менделеевым[9] и «Мономаховскими» офицерами проскакали за мной до первой перепряжки. Простился с ними, когда в последний раз скрылся от нас Тихий океан! Но что меня более всего расстроило – это расставание с дорогим Джорджи, которому по непонятным мне причинам не позволили ехать со мной через Сибирь! Он возвращается с Ломеном[10] через Америку. После него ко мне пересел Корф. Дорога, очень недурная, сначала идет по горам и лесам, а подъезжая к Никольскому, идет почти степью по отлогим холмам. Был холодный завтрак на ст(анции) Тигровой и чай в Раздольном у жены командира моего батальона (подчеркнуто Цесаревичем – А.Х.). В 6 ½ приехал в село Никольское, где встретили меня три сотни казаков и взвод уссурийских малолеток. Приехавши в церковь, крестьяне отпрягли мою коляску и повезли меня в китайскую старинную крепость, часть села в которой квартируют войска; бабы также везли, пылище было адское, благодаря сильнейшему ветру. У дома генерала Курсель[11] принял почетный караул от своего Стрелкового батальона; поместились в его доме, очень уютно. Обедали в 8 час(ов), играл бригадный хор. Получил приятную весть о прибытии милого Георгия[12] в Крым, на «Адмирале Корнилове».

31-я Неделя: с 19-го по 25-ое мая 1891 года
Никольск-Уссурийский. Часовня в честь визита Цесаревича в 1891 году.
Фото: Город, где мы: фотоальбом. Уссурийск: ФГУП Изд-во Дальнаука ДВО РАН, 2011.

22-го мая. Среда.

Ночью буря пронеслась над Никольским. Мы все побаивались насчет погоды для парада; также могли пострадать украшения, флаги и арки в лагере! К счастью, однако наши опасения не сбылись; утро было серое, но к 12 час(ам) совсем разъяснило и стало печь.

В 10 час(ов) поехал с Барятинским[13] к лагерю, перед которым на лугу построились след(ующие) части: 1-я Восточно-Сибирская стрелковая бригада с моим батальоном[14] на правом фланге; 1-я Уссурийская конная сотня; две Забайкальских казачьих сотни со взводом казачат; 2-я легкая батарея с горным дивизионом и 4-я горная бат(арея) Вост(очно)-Сиб(ирской) артил(лерийской) бригады. Войска проходили два раза отлично; особенно 1-й и 5-й стрелковые бат(альоны); казаки джигитовали, также и мелюзга очень лихо. Вернувшись к себе, т.е. в дом начальника отдела, принял депутацию от Уссурийских казаков. За завтраком с начальством играл хор стрелковой бригады – замечательно хорошо. Подарил в свой батальон свой портрет и ковш со стаканчиками. В 3 часа поехали дальше, заехав по пути в казармы 2-й батареи и 5-го стрелк(ового) батальона. Жара была порядочная и пыль также от сопровождавших меня казачат и вольных джигитов! В селе Михайловка черниговские переселенцы встретили хлебом-солью, заходил в их отличную церковь. В 6 час(ов) приехал в село Осиновка; тут живут Полтавские переселенцы очень зажиточно. У них я остановился на ночь в прекрасной вновь выстроенной избе. Местность тут степная и вид чисто русский – Херсонской или Екатеринославской губернии. Девчата устроили хоровод перед домом, за что я их угостил конфектами. Пообедали с громадным аппетитом. Сегодня сделали 30 верст, а всего от Владивостока – 130!

23-го мая. Четверг.

Выехал из Осиновки в 7 час(ов) с чудным утром. С особым удовольствием проехал по фронту всего гарнизона Никольского, сделавшего ночной переход в 30 верст, как ни в чем не бывало. Долго, а может быть, и никогда не увижу своего батальона; положительно, это одна (из) лучших моих шефских частей! Проезжал целый ряд сел и деревень переселенческих, преимущественно из Черниговской и Полтавской губерний. В нескольких местах заходил в церкви, выстроенные по одному образцу китайцами. Завтракал в селении Халкидон и пил чай у сельского священника в Черниговке. В это время пошел дождь, и дорога, пролегающая через болотистую местность, сделалась чрезвычайно тяжелою. Барон Корф и другие власти начали сильно опасаться, что мы где-нибудь застрянем; еще больше они нахмурились, когда узнали о выступлении реки Сантахэзы из берегов. Порядочно истомленный и с намятыми боками приехал в 7 час(ов) вечера в селение Спасское – наш третий ночлег! Сделали сегодня 85 верст, а всего от Владивостока 215. Дом совершенно такой же, как в Осиновке, и расположение очень красивое на краю селения. В 8 ¼ сели обедать, а потом поиграли в шашки.

24-го мая. Пятница.

Рано утром Унтербергер отправился за 12 верст осмотреть, какова дорога: вернувшись около 11 час(ов), он объявил, что хотя воды много, но проехать можно. Тотчас же сел в коляску и пустился в путь. Подъехавши к болоту, пришлось отпрячь лошадей и впрячь 8 волов; кроме того, крестьяне взялись за веревки. Таким образом, общими усилиями все экипажи были перетащены через, действительно, скверное болотистое пространство длиною около 3-х верст. Достигнув хорошей дороги, снялся группой с Корфом, с крестьянами и быками; затем впрягли снова лошадей, и к 3 часам я подъехал к станции Сантахэза, куда по одному или по два подвозили остальных спутников. Здесь напились чаю и поехали дальше вдоль берега негостеприимного озера Ханка. На полпути к посту № 4-й была перепряжка; тут же в роще разбита палатка с завтраком; от него, впрочем, все отказались, чтобы засветло прибыть на пароход. Приехал к истоку р(еки) Сунгачи или посту № 4 в 7 ½ час(ов), где встретила баронесса Корф[15] и военное начальство, переехавшее Ханку из Камня-Рыболова.

В реке ожидали 4 маленьких парохода товарищества Амурского пароходства; я со свитой поместился на пар(оходе) «Ингода», на котором сейчас же подняли мой флаг. Огромное удовольствие попасть снова на судно после трехдневной порядочной тряски. Речушка узкая, но направо Россия, а налево Китай! Обоз подтянулся поздно вечером к концу нашего обеда.

25-го мая. Суббота.

Проснулся с чудесной погодой, солнце сильно припекало. В 11 час(ов) оттолкнулись от берега и пошли вниз по Сунгаче. Шли целой флотилией: впереди «Уссури», затем наш пар(оход) «Ингода», а сзади «Ханка». Река так узка, что пароход поперек нее не помещается; на поворотах течение сильное и нас часто нажимало на противоположный берег; сотрясения почти не чувствуется, только корму заносит с удивительной быстротой; след, оставляемый ею или носом в береге, тут называют утюгом. По временам попадаются кусты, которые надоедают своим шелестом при трении о борт. Оставшийся сзади конвой Уссурийских казаков провожал пароход на несколько верст, укорачивая свой путь между крутыми поворотами реки. Днем стало очень жарко; после завтрака все спали.

В 5 ч(асов) остановились около поста № 3-й, куда уже проведен телеграф. Отправились в поле поразмять ноги; наслаждались вполне днем! «Ханка» пришел позже и привел баржу с музыкой 1-й стр(елковой) бригады, которая сошла на берег и стала услаждать нас своей прекрасной игрой. Смотрели на переправу вплавь лошадей казаков, везших нас вчера с последней станции. Они сделали этот переезд с 4-го поста сюда в 20 верст по китайской дороге и потому переправились на нашу сторону. После обеда играл с Басаргиным[16] в шашки; вечером Рамбах[17] вынул с головы последний шов и снял весь шрам! (после покушения в японском городе Оцу – А.Х.)

Комментарии:

На этой неделе Августейший путешественник осуществил одну из главнейших целей своего грандиозного предприятия: заложил во Владивостоке начало Транссибирскому железнодорожному пути, имеющего до сих пор огромное значение для внутреннего и международного положения России. В книге писателя Андрея Хвалина «Государь и Дальняя Россия» на основании архивных документов и свидетельств очевидцев дается подробное описание этого события:

«19-го мая 1891 года Наследник Престола выполнил поручение своего Державного Родителя, выраженное в Высочайшем Рескрипте на имя Наследника Цесаревича от 17 апреля 1891 года:

«ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО. Повелев ныне приступить к постройке сплошной, через всю Сибирь, железной дороги, имеющей соединить обильные дары природы сибирских областей с сетью внутренних рельсовых сообщений, Я поручаю Вам объявить таковую волю Мою, по вступлении вновь на русскую землю, после обозрения иноземных стран Востока. Вместе с этим возлагаю на Вас совершение во Владивостоке закладки, разрешенного к сооружению за счет казны и непосредственным распоряжением правительства, Уссурийского участка великого сибирского рельсового пути.

Знаменательное участие Ваше в начинании предпринимаемого дела послужит полным свидетельством душевного Моего стремления облегчить сношения Сибири с прочими частями Империи, и тем явить сему краю, близкому Моему сердцу, живейшее Мое попечение о мирном его преуспеянии.

Призываю благословение Господа на предстоящий Вам продолжительный путь по России.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «Пребываю искренно Вас любящий АЛЕКСАНДР».

Выполняя волю своего Державного Родителя, Наследник Цесаревич утром 19-го мая 1891 года направился на закладку станции Владивосток. С 9-ти часов публика потянулась за город, к месту молебна у закладки земляных работ. По левую сторону великолепно декорированного павильона (близ лесопильни господина Монсэ) была устроена небольшая платформа, у которой стоял локомотив и вагон, украшенное флагами и зеленью место находилось недалеко от Первой речки в Куперовской пади. Ровно в 10 часов прибыли Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич Николай и Его Королевское Высочество Греческий Принц Георгий. По окончании молебна Высокие Гости направились к месту земляных работ, сопровождаемые строителем железнодорожной линии А.Н. Урсати, начальником участка господином Прохаско и другими инженерами. Здесь была подготовлена лопата и тачка, в которую Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Александрович собственноручно наложил землю и отвез ее на полотно будущей железной дороги. Момент, когда Царственный Сын управлялся рабочей тачкой, двигаясь с нею вперед и вываливая из нее землю как простой рабочий, был поистине торжественный: все смолкли, остались неподвижно на своих местах, и только головы поднимали дабы не пропустить ни одного движения работы Высочайшей Особы (эти моменты были отсняты фотографами).

Совершая закладку, Его Императорское Высочество поинтересовался у господина А.Н. Урсати о направлении линии, предстоящих выемках и насыпях, уклонах и т.п. сведениях, о которых господин А.Н. Урсати имел счастье докладывать Государю Наследнику. В это же время господин А.Н. Урсати от лица всех инженеров имел счастие поднести Его Высочеству образ Христа Спасителя.

По окончании церемонии Его Императорское Высочество и Его Королевское Высочество сели в вагон, туда же вошли Приамурский генерал-губернатор, военный губернатор, адмиралы, свита и г. А.Н. Урсати. Раздался свисток, другой — и поезд тронулся медленно по свежей насыпи. По мере приближения к месту закладки здания вокзала толпа увеличивалась, особенно на переездах. По прибытии к месту закладки станции «Владивосток», Его Высочество со свитой и генералитетом вышел к месту закладки станции, убранному зеленью и флагами. После краткого молебна Государь Наследник лично совершил закладку здания. На изящном серебряном блюде Ему были поданы молоток и лопатка и в небольшом творильце цементный раствор. Августейший Посетитель тщательным образом заделал памятную доску в камень, набожно перекрестясь. Надпись на доске гласила:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа. В лето от Рождества Христова 1891, месяца мая 19, в благополучное царствование Его Императорского Величества Государя Императора Самодержца Всероссийского Александра III в г. Владивостоке заложен сей первый камень строящегося конечного участка Сибирской железной дороги (Уссурийской дороги) Его Императорским Высочеством Государем Наследником Цесаревичем Николаем Александровичем, в присутствии Его Королевского Высочества принца Георгия Греческого, при управлении Министерством путей сообщения статс-секретарем А.Я. Гюббенет, Приамурском генерал-губернаторе бароне А.Н. Корф, при председателе временного управления казенных железных дорог генерал-лейтенанте Н.П. Петрове, губернаторе Приморской области генерал-майоре П.Ф. Унтербергер и при начальнике работ Уссурийской железной дороги инженере коллежском советнике А.Н. Урсати».

После этой церемонии Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич принял предложенный инженерами завтрак, сервированный на триста персон, в великолепно декорированной палатке. Здесь же Его Императорским Высочеством и был зачитан Высочайший рескрипт на имя Наследника Цесаревича от 17 апреля 1891 года».

(Хвалин А.Ю. Государь и Дальняя Россия. М.-Владивосток. 1999. С. 21-23).

Примечания:

[1] Муравьев-Амурский Николай Николаевич (1809-1881) — русский государственный деятель, граф. Окончив курс в Пажеском корпусе, поступил прапорщиком лейб-гвардии в финляндский полк, принимал участие в турецкой кампании 1828-29 гг. и в военных действиях против поляков (1831) и горцев (1838). В 1846 г. был назначен исправляющим должность военного губернатора г. Тулы и тульского гражданского губернатора. В 1847 г. назначен генерал-губернатором восточной Сибири. В истории расширения наших владений в Сибири М. сыграл видную роль: ему принадлежит почин в возвращении Амура, уступленного Китаю в 1689 г. В 1854 г. Императором Николаем I было предоставлено М. право вести все сношения с китайским правительством по разграничению вост. окраины и разрешено произвести по Амуру сплав войска. 16 мая 1858 г. М. заключил с Китаем айгунский трактат, по которому Амур до самого устья сделался границей России с Китаем. М. получил за заключение этого договора титул гр. Амурского. Будучи ген.-губернатором восточной Сибири, М. делал попытки населить пустынные места по Амуру. В 1861 г. назначен членом государственного совета. Ему воздвигнуты памятники в гг. Хабаровске, Владивостоке, Благовещенске.

[2] Корф Андрей Николаевич (1831-1893) – барон, русский военный и государственный деятель, генерал-адъютант (1879), генерал от инфантерии (1892), первый генерал-губернатор Приамурья (1884-93). Его имя носит ряд географических объектов на Дальнем Востоке. Представитель остзейского рода Корфов. Воспитывался в Пажеском корпусе, службу начал в 1849 г. в чине прапорщика. Участвовал в Кавказской войне и под Ведено был ранен в ногу. Награждён орденом св. Георгия 4-й степени. Прошел строевой путь от командира полка до начальника дивизии. В 1884 г. Корф был назначен Приамурским генерал-губернатором и командующим войсками Приамурского военного округа, а в 1887 г., помимо этого, наказным атаманом Приамурских казачьих войск.

Заботился о поднятии экономического и образовательного уровня края: при нём увеличилась численность населения, стал быстро колонизоваться Южно-Уссурийский край, началась разработка залежей каменного угля на Сахалине, а также местных лесных и рыбных богатств; были приняты меры к прекращению хищнической эксплуатации котикового промысла на Командорских островах и к развитию морских отношений с Китаем, Японией и Кореей. При нём же было открыто много школ, и получила развитие миссионерская деятельность среди народов Дальнего Востока. Барон скоропостижно скончался в 1893 году. Его могила в Успенском соборе Хабаровска была уничтожена в советское время.

[3] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[4] Унтербергер Павел Федорович (1842-1921) — русский военный и государственный деятель, военный губернатор Приморской области (1888-1897), Нижегородский губернатор (1897-1905), Войсковой атаман Уссурийского казачьего войска, Приамурский генерал-губернатор (1905-1910). Инженер-генерал (1906). Почётный гражданин города Владивостока.

[5] Ермолаев Платон Иванович (1832-1901), вице-адмирал командир Владивостокского порта и военный губернатор Владивостока. Участник обороны Свеаборга. Род. в Санкт-Петербурге в семье чиновника. Окончил Морской корпус. В 1849-1854 плавал в Балтийском море. В 1860—1862 и в 1863—1865 на фрегате «Олег» дважды совершил плавание в Средиземное море. Капитан-лейтенант (12.07.1865). В 1867-1868 старший офицер на фрегате «Александр Невский», плавал в Средиземном море, Греческом архипелаге и Черном море. В 1885-1886 командовал броненосным фрегатом «Адмирал Лазарев» в Финском заливе. 26.02.1887 произв. в контр-адмиралы. С 6.06.1887 временно исполняющий обязанности начальника Главного морского штаба. 31.10.1887 назначен командиром Владивостокского порта и военным губернатором Владивостока. Командир военного порта – должностное лицо в русском флоте (1860-1917), стоявшее во главе главного военного порта (Кронштадт, Севастополь, Владивосток и др.) Отвечал за организацию всех видов обеспечения кораблей и судов, приписанных к порту, его оборону в военное время.

Много внимания уделял материально-техническому обеспечению порта и строительству (Мех. завод, минная мастерская, склады, госпиталь и пр.). При нем был заложен сухой док, выполнены многочисленные гидрографические работы. В 1889 Ермолаев был избран председателем комитета по сооружению памятника Г.И. Невельскому, в 1890 — почетным членом Общества изучения Амурского края. 28.03.1893 произведен в вице-адмиралы. 17.04.1893 переведен на Балтийский флот. Умер в Санкт-Петербурге, похоронен на Смоленском православном кладбище.

[6] Алексей Александрович (1850-1908) — Великий князь, четвёртый сын Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны. Член Государственного совета (с 1 января 1881), генерал-адмирал (15 мая 1883; последний чин в Российской империи), адмирал (1 января 1888), генерал-адъютант (19 февраля 1880), почётный член Императорского Православного Палестинского Общества. В 1871 году был назначен старшим офицером на фрегат «Светлана», на котором совершил плавание в Северную Америку, Китай и Японию. 5 декабря 1872 года прибыл во Владивосток, откуда вернулся сухим путём через Сибирь. Этот опыт был учтен при составлении маршрута восточного путешествия Наследника Цесаревича. Шеф 1-го Восточно-Сибирского линейного батальона (на 1.02.1880) до его переформирования.

[7] Дубасов Федор Васильевич — командир крейсера «Владимир Мономах», капитан 1-го ранга родился в 1845 году. По окончании Морского Корпуса был произведен в 1863 году в гардемарины. В 1870 г. успешно окончил гидрографическое отделение Николаевской Морской Академии. Участник Русско-турецкой войны (1877-1878), где командовал миноносным катером «Цесаревич» черноморского отряда Дунайской флотилии.

За боевые заслуги Ф.В. Дубасов награжден орденами Св. Георгия, Св. Владимира 4 ст. с мечами и золотым оружием, произведен в капитан-лейтенанты. В 1879-80 гг. командовал гвардейским отрядом миноносок, а в 1882 году — практическим отрядом миноносок. Затем он командир крейсера «Африка» (1883-1885).

В 1887 году произведен в капитаны 1-го ранга и занимает должность командира крейсера «Светлана». В 1888-1891 г. командир фрегата «Владимир Мономах», на котором сопровождает в составе русской эскадры Наследника Цесаревича в его путешествии на Восток.

Затем командует первым русским мореходным броненосцем «Петр Великий» и батареей «Не тронь меня». В 1893 году Федор Васильевич произведен был в контр-адмиралы и в 1897-1899 гг. командует эскадрой Тихого океана. В 1901-1905 гг. Дубасов был Председателем Морского Технического Комитета.

В Русско-японской войне 1904-1905 гг. непосредственного участия не принимал.

В 1905 году был направлен в Черниговскую, Полтавскую и Курскую губернии для подавления беспорядков. В ноябре 1905 года Дубасов был назначен Московским Генерал-Губернатором и руководил разгромом декабрьского восстания. Дважды пережил покушения революционеров. В 1906 году Ф.В. Дубасов произведен в полные адмиралы и назначен постоянным членом Совета Государственной Обороны. Одновременно он вошёл в состав Комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования.

Умер Ф. В. Дубасов 19 июня 1912 года. Соболезнование выразил Император Николай II, бывший Наследник Цесаревич, которого адмирал Дубасов сопровождал в путешествии на Восток. Похоронили верноподданного Царя и Отечества 21 июня, в день его рождения, в Александро-Невской лавре рядом с могилами его деверя – министра Сипягина и адмирала Рикорда.

[8] Яковлев Николай Матвеевич (1856-1919) – адмирал, участник Русско-турецкой войны (1877—1878) и обороны Порт-Артура (1904). Родился в г. Николаеве Херсонской губернии в семье дворянина. В 1873 г. поступил в Николаевское юнкерское училище Черноморского флота, в 1876 г. стал гардемарином, в 1882 г. окончил Николаевскую Морскую Академию по механическому отделению, в 1901 окончил Курс Военно-Морских наук Николаевской Морской Академии. Во время восточного путешествия Цесаревича служил флагманским штурманом на фрегате «Память Азова» в звании лейтенанта. Впоследствии командовал разными судами и был на командных должностях. В 1907-1911 гг.— начальник Главного морского штаба. С 14 марта 1911 г. — член Адмиралтейств-совета. 28 апреля 1917 г. уволен от службы, проживал в Петрограде. После революции уехал с семьей в имение в Орловской губернии. В числе заложников расстрелян Орловской ЧК 2 октября 1919 г. в г. Орёл.

[9] Менделеев Владимир Дмитриевич (1865-1898) – мичман фрегата «Память Азова», сын выдающегося русского ученого Д.И. Менделеева, фотограф-любитель. Именно он сумел составить своеобразную фотографическую летопись восточного путешествия Цесаревича. Окончил Морское училище в 1884 г. и служил офицером на флоте. На «Памяти Азова» прослужил до 1894 г., потом списался на берег, а в 1898 г. вышел в отставку и занял место инспектора по мореходному образованию при Министерстве финансов.

[10] Ломен Николай Николаевич (1843-1909) – происходил из дворян Санкт-Петербургской губернии, сын генерал-майора. Окончил морское училище. Участник Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Во время восточного путешествия Цесаревича капитан 1-го ранга, командир крейсера «Память Азова». Впоследствии командир императорской яхты «Полярная звезда», адмирал, генерал-адъютант.

[11] Курсель В.М. — генерал-майор, командующий войсками Южно-Уссурийского отдела Приамурского военного округа.

[12] Георгий Александрович (1871-1899) — Великий Князь, третий сын Императора Александра Третьего, младший брат Наследника Цесаревича Николая Александровича. Служил мичманом на фрегате «Память Азова». Сопровождал Старшего Брата на части маршрута. Однако в Индии с Великим Князем Георгием Александровичем случился приступ туберкулеза, и он был вынужден вернуться обратно в Россию для лечения.

[13] Барятинский Владимир Анатольевич (1843—1914) — князь, генерал-майор Свиты, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, состоявший обер-гофмейстером при Дворе Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны и бывший шефом 5-й роты Лейб-гвардии 4-го стрелкового полка. Главный руководитель восточного путешествия Наследника Цесаревича.

[14] 1-я Восточно-Сибирская стрелковая бригада образована из Восточно-Сибирской стрелковой бригады (1880-1883) и включала в себя 1-й Сибирский стрелковый Его Величества полк (сформированный на базе 1-го Восточно-Сибирского Его Высочества стрелкового батальона) и 2-ой Сибирский стрелковый генерал-адъютанта графа Муравьева-Амурского полк. 1-я Восточно-Сибирская стрелковая бригада (1883-1904) была расквартирована в г. Никольск-Уссурийский.

1-й Восточно-Сибирский стрелковый батальон – учрежден 30.10.1883 г., как 1-й Восточно-Сибирский стрелковый батальон. Фактически сформирован 24.11.1883 года в с. Никольское, в составе 4-х рот, из роты 5-го (бывшего 1-го) Восточно-Сибирского Стрелкового батальона, части личного состава Новгородско-Уссурийской команды и людей, присланных из Европейской России. С 11.05.1891 г. как 1-й Восточно-Сибирский Стрелковый Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича батальон, в связи с назначением шефа. С 02.11.1894 г. — 1-й Восточно-Сибирский Стрелковый Его Императорского Величества батальон.

Старшинство — 30.10.1883 г. Полковой праздник — 26 ноября.

Дислокация – с. Раздольное, Приморской области (1.07.1903 г., 1.02.1913 г., 1.04.1914 г.). Участвовал в Китайском боевом походе 1900-1901 гг., Русско-японской войне 1904-1905 гг., Первой мировой войне (1914-1917).

Августейший Шеф батальона с 11.05.1891-4.03.1917 гг. — Наследник Цесаревич (с 2.11.1894 г. — Император) Николай Александрович.

С 04.03.1917 г. как 1-й Сибирский Стрелковый полк, в связи с отречением Императора. 04.04.1917 г. — Приказано Георгиевское знамя с вензелем отрекшегося Императора доставить в Петроград для выполнения работ по снятию вензеля. С этого момента как боевая часть Русской Императорской армии перестал существовать.

[15] Корф Софья Алексеевна (урожд. Свистунова) (1844-?) – баронесса, замужем (с 31.10.1862) за бароном А.Н. Корфом – первым генерал-губернатором Приамурья (1884-93). Ее отец, Алексей Николаевич Свистунов (1808-1872), – камергер, тайный советник, директор департамента личного состава Министерства иностранных дел. Мать, графиня Надежда Львовна Соллогуб (1815-1903), дочь графа Л.И. Соллогуба; племянница князя А.М. Горчакова, министра иностранных дел при Императоре Александре II. Не имея достоверной информации о пребывании Цесаревича Николая в Хабаровке, военный губернатор Приморской области П.Ф. Унтербергер обратился с просьбой к Софье Алексеевне Корф — непосредственной участнице тех событий — рассказать о них. Откликнувшись на эту просьбу, она написала Унтербергеру два письма с описанием пребывания Цесаревича в Хабаровке (РГВИА. Ф. 99. On. 1. Д. 47. Л. 4-5.).

[16] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург. Его именем назван мыс и полуостров на юго-восточной оконечности полуострова Муравьев-Амурский в проливе Босфор Восточный залива Петра Великого.

[17] Рамбах фон Владимир Константинович (1832-1908) — военно-морской врач, действительный статский советник, военно-морской врач, главный доктор Морского госпиталя в Санкт-Петербурге, медицинский инспектор Санкт-Петербургского порта, сопровождал Цесаревича Николая Александровича в восточном путешествии от Каира, лечащий врач Великого Князя Георгия Александровича.