27-я Неделя: с 21-го по 27-ое апреля 1891 года

21-го апреля. Пасха. Воскресение.

Спал до 9 ½ и проснулся с чудной погодой. В 11 час. христосовался с унтер-офицерами и гребцами моего катера и вельбота № 1-го, затем обошел команду и поздравил ее с праздником. Завтракал в кают-компании с музыкой, которую уже не слышал три недели. После завтрака читал. В 5 час. пускали дневной фейерверк; самая лучшая часть его – программа, написанная по-русски японцем. Снова получил несколько подношений: вазы и японские башмаки-сандалии; купил разные вещи у преданного черепахи-человека[1]. В 7 час. отправились на «Нахимова», где обедали в кают-компании; офицеры милейший народ! Получил от них серебряную чарочку на золотом блюде, из кот(орой) два раза пришлось выпить. Затем дано было три представления матросами – еще лучше, чем в Сингапуре![2] Выпив чаю у Федотова[3], вернулись к часу на «Азов», причем за гребцов сидели сами офицеры!

22-го апреля. Понедельник.

С утра как нарочно полил дождь на целый день. В 10 ч. на фрегат прибыл принц Арисугава[4] с моей японской свитой. Полчаса спустя, и мы съехали на берег при пальбе и проливном дожде: в первый раз официально ступил на японскую землю. Несчастные консула и городские власти представляли из себя печальную картину во фраках. Поехали в дженрикшах в дом губернатора, в котором остановился принц Арисугава, по широким улицам, до сих пор не виденным мною в Нагасаки. Переодевшись в штатское, сели за японский обед на пол на подушки; подавали мальчики знатных семейств с поклонами, всё удивительно чисто и аппетитно! Но обед не был вкусен, а сидеть так низко страшно неудобно и больно для колен. Под дождем осмотрели выставку, где получил несколько хороших подношений. Влезли на гору и побывали в оригинальном храме Бронзового коня[5]. Выпив чаю в бамбуковом шатре, откуда должен был открываться чудный вид на Нагасаки и на рейд, но из-за дождя ничего не было видно. Вернулись на фрегат в 3 ¼ ч. Писал письма. После обеда тайно уехал с фрегата с Джоржи[6] и Голицыным[7] в Инасу[8] прямо в дом последнего. Познакомился с миленькими женами некоторых офицеров; их ужасно дразнил и изводил Боровик (возможно, имеется в виду принц Георгий Греческий, который был крупного телосложения – А.Х.)! Сидел между ними, они все болтают по-русски и вообще весьма симпатичны. Пришли гейши[9] и начали плясать с песнями. Это продолжалось до 2-х; все немного выпили; с фрегата приехали трое из моих господ. Отправившись играть в бильярд, обыграл два раза Голицына, но проиграл Менделееву[10] и Философову. После ужина наверху над бильярдом уехал из русской деревни, очень довольный проведенным вечером!

23-го апреля. Вторник.

Лег спать в 4 ½, встал в 10 ч(асов), как всегда после вечеринок, бодрым и веселым. В 11 ч(асов) съехали на русскую пристань и отправились пешком в гору к нашему странному консулу Девилану[11]. Осмотрел наш офицерский лазарет, эскадренный лазарет и часовню; все содержится очень исправно. Смотрели на пускание летучих змей и на бой палками.

27-я Неделя: с 21-го по 27-ое апреля 1891 года
Русский офицерский лазарет в Нагасаки. Фото из ж. «Нива» 1890. № 26.
https://runivers.ru/lib/book9158/481147/

В 12 час(ов) пошли завтракать к консулу, откуда уехали на дженрикшах на пристань. С «Азова» смотрел на приехавших в фунэ[12] провожать нас моцумешек[13], махавших долго платками. Одарил всех поставщиков и Бенгора, а также содержательницу гостиницы в Инасе Оматсу-сан. Дуло изрядно, когда в 5 ч. снялись с якоря и вышли из Нагасаки; не без грусти покинул я этот чистенький японский город, в котором провел так спокойно и приятно 8 дней. В море качало, (в) особенности ночью! В 7 час(ов) пригласил всех офицеров к себе к обеду по случаю дня именин Джоржи. В кают-компании провел тихий вечер, хотя д-р Попов[14] приготовил жженку.

(Кагосима)

24-го апреля. Среда.

В 8 ½ бросили якорь в конце красивого глубокого залива у гор. Кагосима[15]. Порт, закрытый европейцам, и, кроме одного клипера, не видевший нашей эскадры; поэтому наши суда были весь день окружены массой лодок. Съехали на берег, где были встречены принцем Арисугава, Сацумским князем[16] и губернатором. Этот князь – весьма энергичный господин, страстно придерживается старины и в большом почете у Микадо (японский император – А.Х.). Прежде весь о-в Киу-Сиу (совр. Кюсю – А.Х.) принадлежал ему, но после восстания 1878 года был окончательно подчинен японскому правительству. Гор(од) Кагосима удивительно опрятный, народ такой же, как в Нагасаки, любезный и тихий. Главное, что мне понравилось, что я не увидел ни одного европейца. Торжественно в дженрикшах прокатились по городу длинной процессией; в толпе стояла масса миленьких моцумо (с япон., девушек – А.Х.), от которых несло благовонными ароматами. В губернаторском доме принял японского православного священника, после чаю все мы поехали осматривать табачную фабрику и обработку шелка – везде работают женщины. Затем отправились в школу, где была устроена своего рода выставка всех местных производств. Купил много вещей; в особенности налег на Сацумские вазы. Видели бой на палках 40 человек сразу – настоящее сражение; и два разных танца. После завтрака там же в школе выехали за город, дорога идет вдоль берега моря и прелесть как хороша!

27-я Неделя: с 21-го по 27-ое апреля 1891 года
Сацумское подражание старому походу. Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. III.

Остановились, чтобы осмотреть самый фарфоровый завод – просто 2-3 лачужки, в которых бедняки лепят эти чудные фарфоровые вазы, сервизы и фигуры! Поехали дальше и к 1 ч. прибыли к Сацумскому князю. Он нас встретил на дворе своем, окруженный 170-ю старыми воинами, одетыми в старинное японское вооружение. Пойдя прелестным садом с маленькими деревьями, прудиками, речками, мостиками и др. любимыми японскими затеями, вошли в палатку, откуда смотрели на чрезвычайно интересный военный 300-летний танец этой почтенной гвардии. Затем нас повели в другое место, где сам хозяин показал очень ловкую забаву на полном скаку. В смененном охотничьем костюме он стрелял из огромного лука в мишень, которую влек за собой другой всадник. Пошли к нему в дом, сняли сапоги, надели туфли и вымыли руки. Идеал чистоты; в помещении все из бамбука; стены тончайшие, рамы с заклеенными бумагой клетками. Князь подарил Джоржи и мне красивые вазы с нашими вензелями[17]. В 4 ч(аса) сели на пол и начался обед в старом японском вкусе; я бы непременно завел у нас такие же обеды. Подавали одни дочери здешней знати в великолепных киримонах[18] и с большой прической на головах; были совсем красивые между ними. Каждый из нас по японскому обычаю пил, стоя на коленах перед хозяином, его здоровье из его чашечки сакэ. Порядочно нагрузился этим напитком, и некоторым образом возлежал наподобие римлян. Четыре молодые девушки, также из знатных, играли на инструментах в роде мандолин в продолжение всего обеда. Встали в 5 ½ и, простившись с нашим гостеприимным хозяином, сели тут же в катер и вернулись на «Азов». Из дома князя был красивый вид на стоявшую в заливе эскадру. Сейчас же снялись с якоря, и пошли к выходу в океан. День весьма занятный! Спал до 8 ½ и закусывал с остальными.

25-го апреля. Четверг.

Утром был штиль и тепло. Шли после выхода из Кагосимского залива 8-ми узловым ходом, чтобы ночью не подойти к проливу Симонасаки (так в тексте – А.Х.).

В 11 ½ находились на траверзе входа в Нагасаки; нелепо было смотреть в бинокль из-за пасмурности. Во время завтрака вошли в большой Хирадзский пролив; начал задувать попутный ветерок, но, так как шли между островами и материком, зыби не было. Вечером проиграл несколько партий в домино.

26-го апреля. Пятница.

Встал в 6 час(ов), чтобы видеть вход в Средиземное море (Внутреннее Японское море – А.Х.)[19]; день был очень хороший, солнце весело освещало острова, между которыми проходили, (в) 7 ½ прошли Симоносаки; некоторые места очень напоминали наши финляндские шхеры. Острова гористые, на многих деревушки рыбаков, и, кроме вершин, они обработаны под рис. Шли весь день со скоростью 13 и 14 узлов, японцы сокращали путь, сколько могли, и все-таки едва поспевали! Между островами течение страшное, вода несется совершенно, как в реке. В 8 час(ов) стали на якорь невдалеке от местечка Томо.

27-го апреля. Суббота.

Проснулся с чудесным утром, когда мы были уже на ходу. В 10 час(ов) был молебен по случаю дня рождения милого Георгия[20]. После завтрака в час дня стали на якорь в Кобэ[21], очень красивом городе. Застали наши три лодки и клипер «Джигит», а также и японцев. При громовом салюте съехали на берег и, выпив чаю, отправились по городу в дженрикшах, осмотрели два храма и взобрались на гору любоваться видом на рейд; действительно, очень хорошо! В 4 часа поехали по жел(езной) дороге в Осаку[22] и затем в Киото[23], куда приехали в 6 ¼. Смотря в окно вагона, удивлялся чистотой и образцовой обработкой полей и огородов; нет клочка земли, который бы не был занят!

В древней столице Японии, их Москве, были отлично встречены; проехали в дженрикшах по улицам, битком наполненным народом. Везде русские, японские и греческие флаги; даже на бумажных фонарях те же флаги. Привезли нас в большой отель, от которого Джоржи и я отказались, и поселились с удовольствием в чудном японском домике. После общего обеда поехали в чайный дом, чтобы посмотреть на настоящий танец гейш; очень весело провели время между ними до 12 час. С принцем Арисугава была его свита, так что нас было много. Вернулись в свое японское жилище в час.

Комментарии:

О том, какие представления были у рядовых граждан Российской Империи о Японии и, в частности, о Нагасаки, где в эту неделю гостил Цесаревич, можно хотя бы отчасти судить по публикации «Нагасаки (Япония)», размещенной в популярном в конце девятнадцатого века иллюстрированном журнале литературы, политики и современной жизни «Нива» за 1890 год в № 26 на странице 672:

«Суда нашей Тихоокеанской эскадры, проплавав летом у берегов дальнего Востока, на зимнее время уходят к портам Японии и Китая.

Самым удобным и любимым портом считается спокойная Нагасакская бухта, в которой обыкновенно суда стоят по нескольку месяцев.

Приноровясь к требованиям русских, японцы снабжают суда отличною провизией, пекут черный хлеб и сухари; столяры и парусники с успехом исполняют все работы и починки. Наконец, к услугам русских механический завод и сухой док, где могут исправляться крупные повреждения по корпусу и механизмам судна.

В виду продолжительных стоянок в Нагасаки, по инициативе и на средства Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича, плававшего на корвете «Рында», построены в 1887 году часовня, лазареты для офицеров и команды и баня. По одну сторону бухты, рядом с домом русского консульства, стоит красивая деревянная часовня в русском стиле, по рисунку лейтенанта князя Путятина, в которой приходилось уже не раз отпевать офицеров и матросов. Рядом с часовней лазарет для команды с достаточным числом комнат и кроватей, отдельною комнатой для аптеки и ванной. Наконец, такой же лазарет для офицеров. Раньше больные оставались на судах, или посылались в японский госпиталь; теперь же они помещаются в лазаретах под присмотром одного из судовых докторов, который в случае надобности остается на лето при лазаретах, когда наши суда уходят во Владивосток.

По другую сторону бухты, в деревне Инаса, рядом с японским кладбищем, расположено русское кладбище, на котором за несколько десятков лет накопилось до 50 могил, из коих многие украшены красивыми памятниками. У берега бухты помещена баня с большими помещениями для офицеров и команды.

Недалеко от бани приютилась в живописном уголке русская гостиница, которую содержит, известная всем морякам, почтенная японка Оматцу Сан, знающая отлично русский язык и кухпю. Проплавав несколько лет за границей, приятно попасть в Нагасаки к симпатичным японцам; а поев черного хлеба, щей и каши, невольно почувствуешь себя дома.

Многие японцы понимают русский язык и некоторые из них даже очень хорошо говорят. Наконец, простой разговорный японский язык настолько легок, что в два месяца его можно достаточно изучить, чтобы быть понятым способными, как и мы русские, к языкам японцами».

Примечания:

[1] Черепаха – древний образ японского фольклора и мифологии. Является символом богатства, мудрости и долголетия. Считается, что все во вселенной неразрывно связано: «Стремись к мудрости! И в твой дом придут богатство и долголетие». Черепахи устанавливались как надгробие на могилах очень богатых и знаменитых людей. По древнему поверью, драконовидная черепаха или черепаха Миногамэ живет во дворце Бога Морей и управляет его сокровищами (долголетием и богатствами). Тот, кто видит каждый день такую черепаху, стремится к ее долголетию. Торговец человек-черепаха, таким образом, несет своими товарами покупателям богатство и долголетие. В данном случае имеет большое значение и Августейший «покупатель» – Наследник Престола Русских Белых Царей, почитавшихся и на Востоке. Японская же мифология прямо связана с культом императора: императорская семья традиционно считается прямым потомком первых богов. Японское слово тэнно (天皇), император, буквально обозначает «божественный (или небесный) правитель».

[2] Показаны были две комедии (каждая в 3-х картинах) из крестьянского быта: «На свою же голову» и «Домовой» и шутка в 1-ом действии «С легкой руки», поставленные силами матросского театра.

[3] Федотов – капитан 1-го ранга, командир крейсера «Адмирал Нахимов», входившего в состав эскадры Цесаревича во время восточного путешествия.

[4] Арисугава Такэхито (Арисугава-но-Мия Такэхито-синно, 1862-1913) — японский принц 10-й глава дома Арисугава-но-Мия, ветви японской императорской семьи, адмирал (с 28 июня 1905 года) Императорского флота Японии. Принц Такэхито родился в Киото. В 1874 году, по приказу императора Мэйдзи поступил в японскую императорскую военно-морскую академию. В 1879 году направлен в качестве военного атташе в Великобританию. В 1880 году принца Арисугаву снова направили в Англию, на этот раз курсантом в Королевский военно-морской колледж в Гринвиче. Он вернулся в Японию в июне 1883 года. Принц и принцесса Арисугава отправились в длительное путешествие по Европе и Америке в 1889 году. Впервые Арисугава проявил себя как командир военно-морского корабля в начале 1890 года, когда его назначили командиром корвета «Кацураги»; в этом же году он стал командиром крейсера «Такао». В 1891 году встречал и сопровождал Цесаревича Николая Александровича во время его визита в Японию.

[5] храм Бронзового коня в Нагасаки – храм Сува или О-Сува, который иностранцы обыкновенно называют храмом бронзового коня, потому что во дворе стоит его скульптура. Представляет собой большое деревянное здание с соломенною крышей и со всеми аксессуарами, которые встречаются в храмах Синто (Синто — национальная религия японцев, культ предков и великих людей).

[6] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[7] Голицын А.А. – князь, мичман фрегата «Память Азова» во время путешествия Цесаревича.

[8] Инасу – «русская деревня», место проживания русских моряков у горы Инаса (Inasa) в местечке Уракамифути (Urakamifuchi) в окрестностях Нагасаки. Обживать Инасу русские моряки начали в 1858 г. Здесь в 1870-е годы проживало около 600 моряков с потерпевшего крушение фрегата «Аскольд». Японцы доброжелательно относилось к русским, местные торговцы были рады им. Население Инасу составляли портовые служащие, таможенники, купцы и моряки. Русские корабли простаивали в гавани месяцами, ожидая приказа и пополняя припасы.

[9] Гейша (яп. гэйся) — женщина, развлекающая своих гостей японским танцем, пением, ведением чайной церемонии, беседой на любую тему, обычно одетая в кимоно и носящая традиционные макияж и причёску; гейша считалась «усладой для души», и телесные ласки не входили в её обязанности.

[10] Менделеев Владимир Дмитриевич (1865-1898) – мичман фрегата «Память Азова», сын выдающегося русского ученого Д.И. Менделеева, фотограф-любитель. Именно он сумел составить своеобразную фотографическую летопись восточного путешествия Цесаревича. Окончил Морское училище в 1884 г. и служил офицером на флоте. На «Памяти Азова» прослужил до 1894 г., потом списался на берег, а в 1898 г. вышел в отставку и занял место инспектора по мореходному образованию при Министерстве финансов.

[11] Де-Воллан (Девилан) Григорий Александрович (1847-1916) – русский дипломат из родовитой семьи. Родился в С.-Петербурге.. С юности много путешествовал по Европе. В 1864 поступил на юридический факультет Московского университета. В 1867 учился в Лейпцигском университете. Кандидат прав Новороссийского университета (1869). С 1873 на службе в Министерстве иностранных дел. В 1873-1874 секретарь русского консульства в Пеште. С середины 1870-х годов член петербургского отделения Славянского комитета. Осенью 1876 побывал добровольцем в сербской армии генерала М.Г. Черняева. В 1883 возглавил отдел печати Азиатского департамента МИД. С 1886 консул в Хакодате (Япония). В 1894-1896 секретарь миссии в Токио, в 1896-1902 первый секретарь миссии в Вашингтоне, с 1902 поверенный в делах, а в 1906-1910 чрезвычайный посланник и полномочный министр в Мексике. С 1910 в отставке. Скончался в Ялте. Автор очерков о Японии «В стране восходящего солнца» (СПб., 1903) и др.

[12] фунэ – разновидность японской лодки; представляет плоскодонную лодку довольно больших размеров, по середине ее находится маленькая, низенькая каюта, снабженная дверью и парой окон и выстланная чистой циновкой; в углу каюты расположен алтарь с крошечным идолом, а в передней открытой части лодки, на маленькой жаровне с углями, готовится кушанье. Управляют два человека. Именно на фунэ японские пираты совершали набеги на берега азиатского материка.

[13] моцумешка (мусумэ, от япон.) — девушка, дочь.

[14] Попов Вл. – статский советник, старший врач фрегата «Память Азова», назначенный на эту должность в ходе путешествия. Начинал плавание в Триесте старшим врачом на «Памяти Азова» — Ф.В. Смирнов. Вероятно, В. Попов сопровождал Великого Князя Георгия Александровича, прервавшего путешествие вследствие начавшейся болезни, на обратном пути из Бомбея в Пирей на крейсере «Адмирал Корнилов», а затем присоединился к экспедиции в Китае.

[15] Кагосима — город на юго-западной оконечности Японии, на острове Кюсю, помимо основной территории включает порядка полутора сотен островов, административный центр и крупнейший населённый пункт префектуры Кагосима. За расположение на берегу залива у подножия стратовулкана Сакурадзима, а также за жаркий климат город часто называют «Неаполем Востока». Основан в 1889 г.

[16] Симадзу Тадаёси — японский князь, глава 29-го поколения правящей в Кагосиме династии Симадзу – одного из древнейших и наиболее могущественных самурайских кланов Японии. Основателем рода считается Симадзу Тадахиса (1179-1227), потомок древних переселенцев из Китая. Князья вели свою самостоятельную политику, полностью контролируя торговлю с Китаем и Юго-Восточной Азией. Именно самураи княжеств Сацума и Тёсю сыграли основную роль в низвержении режима сёгуна Токугава и восстановлении власти Императора. В истории эти события получили название «реставрации Мэйдзи». Именно Кагосима стала флагманом модернизации Японии, начавшейся во второй половине 19-го века: здесь первыми в стране были построены предприятия современного типа по производству железа, кораблестроению, текстильные мануфактуры. Выходцы из Кагосимы сформировали костяк императорского военно-морского флота и авиации.

[17] Подробнее о сацумских вазах вообще и о подаренных князем, в частности, см.: Хвалин А. «Хрупкая дипломатия» (http://archive-khvalin.ru/xrupkaya-diplomatiya/).

[18] киримон (или совр. кимоно – с япон. «обрезанная вещь», по характеристике консула Де Волана) – вид японского национального халата с широкими рукавами, заменяющими карманы.

[19] Средиземное или Внутреннее Японское море — море в составе Тихого океана. С севера и востока омывает западную часть южного берега острова Хонсю, с юго-запада — берег Кюсю, с юга — берег Сикоку. На западе через пролив Каммон (пролив Симоносэки) соединяется с Японским морем.

[20] Георгий – Великий Князь Георгий Александрович (1871-1899) — третий сын Императора Александра Третьего, младший брат Наследника Цесаревича Николая Александровича. Служил мичманом на фрегате «Память Азова». Сопровождал Старшего Брата на части маршрута. Однако в Индии с Великим Князем Георгием Александровичем случился приступ туберкулеза, и он был вынужден вернуться обратно в Россию для лечения.

[21] Кобе — город, расположенный на острове Хонсю, административный центр префектуры Хиого. C VIII в. Кобе является одним из главных портов Японии и центром международной торговли.

[22] Осака — третий по населению город Японии, который находится в южной части острова Хонсю, близ устья реки Йодо в заливе Осака.

[23] Киото – японский город, расположенный в центральной части острова Хонсю. Город является административным центром этой префектуры. Один из ведущих городов региона Кансай и городского района Осака — Кобе — Киото. С 794 по 1869 год Киото был столицей Японии, главной резиденцией Императоров. Старое название — Хэйан.