ЧЕРЕЗ ЗАПАД НА ВОСТОК

Целям и задачам восточного путешествия Наследника русского престола, а также формированию личности Августейшего путешественника посвящалась вторая лекция историко-просветительского цикла «По пути Цесаревича» в Центральной городской библиотеке им. Ф.И.Тютчева г. Балашихи

 «6 ноября в Центральной городской библиотеке им. Ф.И.Тютчева г. Балашихи в рамках лектория «По пути Цесаревича» прошла лекция «Цели и задачи путешествия. Личность Августейшего путешественника», которую провел член Союза писателей РФ, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества, богослов и общественный деятель Андрей Юрьевич Хвалин, — как сообщает библиотечный сайт https: //cbs-tyutcheva.mo.muzkult.ru/news/48926926.

Слушателям был представлен интереснейший рассказ и фильм (реж. В. Ловкова) о подготовке к путешествию Великого Князя Николая Александровича на Восток 1890-1891 гг. С этого исторического момента прошло 129 лет, но значение этого великого путешествия только возрастает.

Путешествие началось в Гатчине (Санкт-Петербург), далее был путь на Запад через Варшаву, Вену, порт Триест, принадлежащий в то время Австрии, расположенный на берегу Адриатического моря в Италии. Затем путешествие продолжилось на фрегате «Память Азова» к берегам Африки, в Египет. Далее в Индию, Бангкок, через Сайгон, Шанхай, Нагасаки, потом во Владивосток, Хабаровск, через всю Сибирь, Урал, Москву. Закончилось путешествие в Санкт-Петербурге.

Главная задача была направлена на духовное воспитание будущего правителя России, который обязан обращать внимание как на европейский запад, так и на азиатский восток, учитывая все внешние и внутренние тонкости многих государств. Цели ставились не только духовные, образовательные, но также – приобретение Цесаревичем опыта и знаний, необходимых служению Отечеству.

В мероприятии приняла участие директор МБУК «ЦБС» Л.Н. Покрасова. Участники встречи задавали много вопросов, на многие из которых получат ответы на следующей лекции, которая состоится 4 декабря в 11.00 часов», — пишет в заключение своего материала Наталия Крылова, ученый секретарь Центральной городской библиотеки им. Ф.И. Тютчева (фото с сайта библиотеки).

Ниже публикуется текст лекции председателя Юбилейного комитета к 130-летию путешествия на Восток Наследника Цесаревича Николая Александровича 1890/91 гг. писателя Андрея Хвалина.

+

Движение русской цивилизации на Восток

Путешествие Наследника Цесаревича Великого Князя Николая Александровича на Восток 1890-1891 годов следует рассматривать в русле общего движения русской православной цивилизации «встречь солнцу», к тихоокеанским рубежам державы. В течение ХVI-ХVII вв. русские землепроходцы продвинулись от Западной Сибири до берегов Тихого океана. С восшествием на престол Династии Романовых это движение продолжилось.

Русские землепроходцы Федор Курбский и Иван Салтыков-Травин, Василий Поярков и Ерофей Хабаров, Иван Москвитин и Петр Головин, Семён Дежнёв и Витус Беринг и другие достигли Тихого океана, обживали берега Амура, создавали опорные пункты для освоения Сибири и Дальнего Востока.

Духовно-религиозный смысл продвижения русских на Восток прекрасно раскрыл в своем замечательном Слове, названном «Россия и Восток», пламенный проповедник и новомученик Российский протоиерей Иоанн Восторгов. Вернувшись из поездки по Востоку, он произнес это Слово 14-го мая 1909 года в день Священного Коронования Государя Императора Николая II в Кафедральном соборе Владивостока при большом стечении богомольцев. Вот некоторые места из этого исторического Слова:

«Надо возвратиться к смыслу, к доброму смыслу наших предков: мы идем к Океану, чтобы чрез посредство государственной и экономической мощи нести свет Христов и царство Христово, мы идём с христианской культурой в страны области Дракона-дьявола, коснеющие в язычестве и неведении Христа. Но тогда идите с тем религиозно-нравственным началом русской государственности, о коем говорит Священное Коронование царей на царство; тогда идите в осенении идеального начала боговластия в царстве русском, а не языческого народовластия, т.е. человекообожения, которое слышится в преклонении пред правом, пред силою и голосом так называемого большинства, вместо правды Христовой, вовсе не зависящей от пресловутого этого большинства; тогда идите с крестом и евангелием, с храмами и монастырями, с христианскою верою и жизнью, как было встарь, а не с одними  железными дорогами, крепостями, войсками, торговыми  предприятиями и воеводским правлением. Тогда приветствуйте переселение сюда русского народа, его стихийное движение на Восток к Океану, но давайте прежде всего переселенцу устроение церковного быта, удовлетворение нужд и потребностей религиозных; тогда идите, как встарь, в союзе веры и жизни, веры и знания, церкви и государства».

Освоение Сибири и Дальнего Востока русской православной цивилизацией проходило неравномерно и поэтапно. Время первопроходцев и исследователей закончилось где-то к середине 19-го века, когда настала пора массового заселения этих обширных территорий. В основном первые переселенцы из центральных и южных губерний Империи добирались морем до Владивостока и селились в Приморской области. Путь же по суше из Владивостока на Амур и выше на север был труден. Еще сложнее было добираться туда из Центральной России через всю Сибирь.

Освоение Сибири и Дальнего Востока стало частью нашей общегосударственной истории, нашло отражение и в русской словесности. Классик дальневосточной литературы хабаровский поэт Петр Комаров (1911-1949), чья семья перебралась на Дальний Восток из Новгородской губернии, прекрасно выразил в стихотворении «На краю России» мироощущение переселенцев, осваивавших эти земли.

 

НА КРАЮ РОССИИ

 

Азиатской волной Амура,

Криком зверя во мгле ночной,

Потайною тропой маньчжура

Ты пугал меня, край лесной.

 

Ни церквей на холмах зелёных,

Ни плакучих берёз в полях —

Только кедры на горных склонах,

Где за соболем шёл гиляк.

 

Но сейчас, кого ни спроси я,

Все ответят наперебой:

Ты и здесь обжилась, Россия,

С неподкупной своей судьбой!

 

Дни летят косяком гусиным…

Сопки. Мари. Тайга. Вода.

С Ерофеем — крестьянским сыном

Ты из Вологды шла сюда.

 

На чукотский всходила берег,

Где туманы плывут с утра,

Где над скалами поднял Беринг

Государственный флаг Петра.

 

Землеходцы пришли босые,

Топором прорубая путь.

Не забудь их, моя Россия,

Добрым именем помянуть!

 

Не найдёшь той минуты краше,

Когда люди сказать смогли:

Все здесь русское, все здесь наше

От Москвы до конца земли…

 

Где-то есть, под Рязанью, что ли,

Не такие, как здесь, места:

За селом — с васильками поле,

Неба звонкая высота.

 

Что же, пусть небеса другие

Опускаются надо мной —

Ты и здесь мне мила, Россия, —

Край суровый мой, край родной!

 

По отношению и к малым, и великим народам азиатского Востока Россия всегда вела духовно-просветительскую политику. Были созданы православные миссии в Пекине, Сеуле, Токио. Русский город Владивосток представлялся нашим предкам своеобразным Царьградом на берегах Тихого океана, где после Русско-японской войны планировалось даже возвести грандиозный собор наподобие константинопольской Святой Софии.

 

Династия Романовых и Дальний Восток

В 19-ом веке, уделяя внимание освоению дальней окраины России, этот «край суровый мой, край родной» еще до визита Наследника Цесаревича в 1891 году, посещали члены Императорской Фамилии.

В 1873-м Владивосток встречал Его Императорское Высочество Великого Князя Алексея Александровича (1850-1908), возвращавшегося из кругосветного путешествия. Великий князь Алексей Александрович – четвёртый сын Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны, в 1871 году был назначен старшим офицером на фрегат «Светлана», на котором совершил плавание в Северную Америку, Китай и Японию. 5 декабря 1872 года прибыл во Владивосток на внешний рейд. Мощные льды в проливе Босфор Восточный не дали кораблю зайти в бухту Золотой Рог, и «Светлане» пришлось вернуться в Нагасаки.

Ожидая, пока расчистится лед, Великий Князь несколько месяцев провёл в море, совершая заходы в порты Китая. В начале мая 1873 г. русская эскадра в составе фрегата «Светлана», корветов «Витязь» и «Богатырь» бросила якорь в бухте Золотой Рог. Владивосток в тот год получил новый импульс в своём развитии и сюда из Николаевска-на-Амуре был переведён военно-морской порт.

Восточная Сибирь тогда впервые была удостоена посещения представителя Династии Романовых. По названию фрегата “Светлана” получила свое имя главная улица города, носившая до того название Американской. Великий Князь Алексей Александрович отправился далее сухим путём через Сибирь. Этот опыт был учтён при составлении маршрута восточного путешествия Наследника Цесаревича Николая Александровича 1890/91 годов.

В 1886 году на корвете «Рында» во Владивосток прибыл Его Императорское Высочество Великий Князь Александр Михайлович (1866-1933) – российский государственный и военный деятель, генерал-адъютант, вице-адмирал, четвёртый сын Великого Князя Михаила Николаевича и Великой Княгини Ольги Фёдоровны, внук Императора Николая I. Женат на Великой Княгине Ксении Александровне, сестре Государя Императора Николая II. В 1890–1891 годах на собственной яхте «Тамара» вместе с Великим Князем Сергеем Михайловичем совершил путешествие, в ходе которого были посещены Константинополь, Сингапур, Индия, остров Ява, Цейлон и др. места. Маршрут плавания яхты «Тамара» пересекался с маршрутом путешествия на Восток Наследника Цесаревича. Впечатления путешественников вошли в книгу «23 000 миль на яхте «Тамара» о путешествии Великих Князей Александра и Сергея Михайловичей в 1890-1891 гг.» (С.Пб, 1892 г.), составленную доктором Г.И. Радде (1831-1903) и иллюстрированную академиком Н.С. Самокишем (1860-1944).

В 1887 году Великий Князь Александр Михайлович вторично побывал во Владивостоке. Он находился на корвете «Рында» во Владивостоке с 8 июля по 10 августа и с 20 сентября до середины октября 1887 г.

Великий князь Кирилл Владимирович (1876–1938) – второй сын Великого Князя Владимира Александровича, третьего сына Императора Александра II, и Великой Княгини Марии Павловны; двоюродный брат Императора Николая II, в должности вахтенного начальника на броненосце «Пересвет» посетил российский Дальний Восток по пути из Японии. Корабль зашел во Владивосток 2 июня 1898 г.

Следующий визит представителя Дома Романовых на Далекую окраину России произошел в 1908 г.: Великий Князь генерал-инспектор артиллерии Сергей Михайлович (1869–1918) проверял боеспособность военных частей, а также встречался с переселенцами.

На следующий год, в мае 1909 г., Приамурский край посетил Великий Князь Константин Константинович (1858–1915) — второй сын Великого Князя Константина Николаевича и Великой Княгини Александры Иосифовны, внук Императора Николая I, генерал-адъютант, поэт, переводчик и драматург, известный под псевдонимом К.Р. Являясь начальником Главного управления военно-учебных заведений, он большую часть своего визита посвятил встречам с учащимися Хабаровского кадетского корпуса и гимназий.

В январе 1916 г. Владивосток посетил Великий Князь Георгий Михайлович (1863–1919) – третий сын Великого Князя Михаила Николаевича и Великой Княгини Ольги Федоровны, внук Императора Николая I, генерал-адъютант. Основной целью его визита была поездка в Японию и участие в коронации японского императора Тайсё (Ёсихито).

 

Путешествия власти

В чем был государственно-религиозный смысл посещений членами Императорской Фамилии Сибири и Дальнего Востока помимо утилитарного, зависевшего от той должности, которую они занимали в ведомственных структурах на момент визитов?

Он вытекает из общего понимания смысла монархии как в европейской, так и восточной традиции с учетом особенностей каждой. Как утверждают современные исследователи, в раннесредневековых европейских и азиатских монархиях поездки правителей по подвластным им территориям реализовывали несколько задач одновременно, однако важнейшей из них была т.н. властная репрезентация, демонстрация собственно функции единоначальной власти – её зримое присутствие среди подданных, появление монарха перед ними, позволяющее им видеть и признавать своего реального властителя.

Путешествия императоров, в соответствии с практикой западноевропейских правящих домов, совершались с целью властной репрезентации. Освоение территорий государства через путешествие должно было означать присвоение их, оно закрепляло эту реально-экономическую и символическую связь. И в раннее Новое время, и в ХIХ в. актуальным в период путешествия оставалось «знакомство» монарха или его наследников с народом и узнавание, «опознание» государя подданными. Члены Императорской Фамилии в таких путешествиях всегда выполняли волю самодержца и в таковом качестве воспринимались как за рубежами, так и в пределах Отечества.

В имперскую эпоху путешествия цесаревичей и других детей самодержца выполняли, кроме этого, важную образовательно-педагогическую задачу – независимо от того, по России или за границей они совершались. Поездки и путешествия были тесно связаны с воспитанием и образованием цесаревичей. Строго говоря, они различались: путешествия были связаны с посещением большого количества населённых пунктов в течение относительно длительного времени (в рамках подготовки к путешествиям создавались специальные брошюры с маршрутами и даже карты). Поездками же считались перемещения в направлении конкретного населенного пункта. Впрочем, как путешествия, так и поездки цесаревича могли обозначаться в делопроизводстве словом вояж.

И программа Восточного путешествия Цесаревича Николая Александровича 1890/91 гг., которая обсуждалась на совещаниях у Императора Александра III, главной целью ставила поклонение святым местам, поддержка православных верующих как на родине, так и в других странах. Помимо основной, духовной, ставились и иные цели Восточного путешествия, а именно: образовательные – приобретение Цесаревичем опыта и знаний, необходимых для служения Царю и Отечеству. Ознакомление во время плавания: — на военно-морском судне с условиями флотской службы; а также знакомство с государствами, которые Его Императорское Высочество ещё не посещал. Другими целями были: показать военную мощь России, воплощённую в судах эскадры. Осмотр казачьих войск по пути следования по России, по званию Атамана. Изучение на месте важного вопроса об устройстве сплошного рельсового пути в Сибири для облегчения снабжения европейской части России. А также совершение во Владивостоке закладки Великого Сибирского рельсового пути, вопрос о постройке которого был очень важен как для правительства, так и для общества. Рассматривалась и проблема заселения страны вглубь как одна из основных задач первостепенной важности.

Как показывают выявленные нами материалы, подготовка к реализации столь масштабных задач началась задолго до того момента, как Наследник Цесаревич Николай Александрович отправился в путь на Восток в октябре 1890 года. Будущий Августейший путешественник еще осваивал курс гимназических наук, как его Отец, Император Александр Третий, начал готовить Сына в дорогу. О том, что подготовка длилась минимум десятилетие, свидетельствуют «Высочайшие отметки с 1881 по 1890 г. во Всеподданнейших отчётах по Сибири и Степному краю и сведения о местностях, лежащих по маршруту путешествия Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича из г. Владивостока в г. Уральск», изданные в Санкт-Петербурге в 1891 году. В них содержались подробные сведения о состоянии и изменениях в сибирских и дальневосточных губерниях, а также в Степном крае.

 

Детство. Отрочество. Юность Наследника Цесаревича

Осилить труднейшее путешествие на Восток, как, впрочем, и управлять такой великой страной, как Россия, мог только хорошо подготовленный Наследник. Это прекрасно понимал Император-отец Александр Третий.

Цесаревич Николай Александрович родился 6 мая 1868 г. в правом крыле первого этажа Александровского дворца Царского Села, куда, следуя традиции, Августейшая Семья переехала на лето. О рождении царственного младенца подданные узнали по 301-му артиллерийскому залпу орудий Петропавловской крепости. Рождение сына и Наследника Всероссийского престола принесло радость не только Родителям, но и стало событием большого государственного и внешне политического значения.

Высокородные матери Императорской Фамилии по существовавшим традициям обычно своих детей не кормили грудью. Детей вскармливали специальные кормилицы, которых подбирали очень тщательно. Как правило, это были крестьянки из деревень. Ответственность за подбор кормилиц и состояние их здоровья целиком лежала на придворных медиках. Императрица Мария Фёодоровна, мать Цесаревича Николая Александровича, внимательно заботилась не только о санитарном состоянии пригородных резиденций, но и близлежащих деревень, которые были «рассадником кормилиц для царских и городских детей». Подбор кормилиц «из народа» имел еще одну очень важную сторону – государственную. То, что будущего Всероссийского Императора вскармливала простая русская крестьянка и у Царя имелись молочные братья и сестры из крестьянской среды, было очень важно для укрепления неразрывно-мистической связи Царя и народа. При невероятной смеси кровей в Царской Семье, кормилицы были драгоценным резервуаром русской крови, которая вливалась в жилы Романовского Дома в виде молока, и без которой сидеть на русском престоле было бы очень трудно. Все Романовы, у которых были русские мамки, говорили по-русски с налётом простонародным.

Нянек поставляла ко Двору деревня, находившаяся около Ропши. Каждой кормилице полагалось: постройка избы в деревне, отличное жалованье и единовременное пособие по окончании службы. Выбирались мамки из здоровых крестьянских семей и по окончании своей миссии отправлялись обратно в свои деревни, но имели право приезда во дворец, во-первых, в день ангела своего питомца, а во-вторых, к празднику Пасхи и на ёлку, в день Рождества.

Традиции последовательного воспитания в российской Императорской Фамилии сложились во второй половине XVIII века. Императрица Екатерина II заложила эти традиции при воспитании внуков Александра и Константина. Требования были очень жесткими: детей не кутали, они спали на твёрдых волосяных матрасах, в детской комнате всегда было много света и свежего воздуха. Под окнами детской даже стреляли из пушки, чтобы приучить мальчиков к резким и громким звукам с детства. Великих Князей категорически запрещалось перекармливать. Кормили мальчиков только в строго отведённые часы. Большое значение уделялось «трудовому воспитанию». В детстве будущий Император Александр I красил, смешивал и растирал краски, рубил дрова, пахал, косил, вскапывал грядки, исполнял обязанности кучера и столярничал. Традиции «трудового воспитания», заложенные в XVIII веке, в период взросления Великого Князя Александра Павловича, воспроизводились вплоть до начала XX века. Несколько поколений царских детей работали в саду и знакомились с разными ремёслами. Но до семи лет мальчики, рождённые в Царской Семье, находились в женских руках.

Когда у Государя Александра III появилась семья и дети, то для подросших детей были воспроизведены все сложившиеся со времен Императора Николая I образовательно-воспитательные традиции. Воспитание и образование Великих Князей велось под личным руководством Августейших родителей.

Осенью 1875 г. для начального образования Великих Князей Николая (семь лет) и его младшего брата Георгия (пять лет) Александровичей приглашена была преподаватель Коломенской женской гимназии Александра Петровна Олленгрэн, вдова офицера. Об этом периоде написана И.Д. Сургучёвым прекрасная книга «Детство Императора Николая Второго», основанная на устном рассказе В.К. Олленгрэна, сына первой учительницы Великих Князей Николая и Георгия, воспитывавшегося вместе с ними в ранние годы.

По воспоминаниям В.К. Олленгрэна, детская половина в Аничковом дворце, где жила Семья Великого Князя Александра Александровича, будущего Императора Александра Третьего, состояла из приёмной, гостиной, столовой, игральной и так называемой опочивальни, в которой стояли три кровати. В игральной комнате был песок, качели, кольца, всяческие игрушки. Кровати в спальне были без подушек, были невероятной упругости матрацы с валиками в головах. Был умывальник с проточной водой. Ванны не было, и купались дети у матери, Великой Княгини Марии Фёодоровны, в четвёртом этаже.

Занятия сперва захватили Великого Князя Николая. Мир тетрадок, которые ему казались сокровищами, которые жалко пачкать чернилами, сначала мир очаровательных и таких, в сущности, простых книг, как «Родное слово», с картинками, от которых нельзя оторваться. В особенности занимала его картинка «Вместе тесно, а врозь скучно» и серый воздушный шар. Совершенно очаровало его стихотворение «Румяной зарёю». (Стихотворение традиционно включалось в собрания сочинений Пушкина, начиная с 1857 г. Однако нет достаточных оснований считать его принадлежащим Пушкину. Начальные стихи, дополненные Л.Н. Модзалевским, приобрели популярность в качестве детских стихов и неоднократно перепечатывались в детских хрестоматиях.

 

УТРО

 

Румяной зарею

Покрылся восток,

В селе за рекою

Потух огонек.

 

Росой окропились

Цветы на полях,

Стада пробудились

На мягких лугах.

 

Седые туманы

Плывут к облакам,

Гусей караваны

несутся к лугам.

 

В 1876-м, 1877-м, 1878-м и 1879-м все предметы, начиная с грамоты, преподавала одна А.П. Олленгрэн по программе для поступления в средние учебные заведения. Когда эта программа была выполнена, и для дальнейших занятий был намечен генерал Г.Г. Данилович, была приглашена особая комиссия, которая произвела экзамен Великому Князю Николаю. Экзамен прошёл блестяще, и о результатах было доложено Августейшим родителям и новому воспитателю генералу Г.Г. Даниловичу. По окончании своей трудной и ответственной работы А.П. Олленгрэн получила от Августейших родителей большую бриллиантовую брошь с вензелями: «AM» и датою: «1876–1879».

Приглашённый на пост воспитателя Великих Князей Николая и Георгия Григорий Григорьевич Данилович был опытным военным педагогом. Именно он подбирал штат преподавателей, должных обеспечить «гимназический» уровень образования Великих Князей.

Воспитатель последнего русского Царя Николая II, генерал от инфантерии Григорий Григорьевич Данилович (1825-1906) происходил из дворянского рода Даниловичей Черниговской губернии. Первоначальное образование получил в Полоцком кадетском корпусе. В 1843 году был выпущен из Дворянского полка в Литовский лейб-гвардии полк. В 1845 году поступил в Михайловскую артиллерийскую академию, которую окончил по второму разряду. С марта 1848 года по октябрь 1850 года был учителем в Дворянском полку; затем — помощником начальника отделения штаба военно-учебных заведений. В период август 1854— июль 1863 года он — инспектор классов, а в июле 1863 — июне 1866 года — директор 2-го кадетского корпуса. С 28 октября 1866 года — генерал-майор. В 1866-1877 годах Григорий Григорьевич Данилович — директор 2-й Петербургской военной гимназии, как стал именоваться кадетский корпус. Благодаря усилиям Г. Г. Даниловича и М. С. Лалаева при гимназии были учреждены педагогические курсы. На протяжении ряда лет являлся членом комитета литературного фонда. С апреля 1877 года — член Главного военно-учебного комитета. С 25 февраля 1881 года Г.Г. Данилович служил воспитателем Великих Князей Николая и Георгия Александровичей. В том же году был произведён в генерал-адъютанты. В 1892 году был произведён в генералы от инфантерии. 4 января 1895 года был удостоен звания генерала, состоящего при Особе Его Величества. Григорий Григорьевич Данилович умер в 1906 году.

Как сообщают энциклопедические дореволюционные источники, учебные занятия, наблюдать за которыми было поручено ген.-адъютанту Г.Г. Даниловичу, были распределены на двенадцать лет: первые восемь лет посвящались предметам гимназического курса, с заменой классических языков элементарными основами минералогии, ботаники, зоологии, анатомии и физиологии; кроме того, прибавлено преподавание английского языка и расширено, по сравнению с гимназическим курсом, изучение политической истории, русской литературы, французского и немецкого языков.

В целом все было традиционно, но без некоторых новаций не обошлось. При изучении блока естественных наук Цесаревичу преподавалась анатомия человека, поэтому в его учебной комнате в Гатчинском дворце появился в качестве учебного пособия человеческий скелет. Обучали детей Императора Александра III и танцам. При этом предмет «танцы» считался весьма значимым, и ему уделялось большое внимание. Два старших брата – Николай и Георгий – жили вместе. Судя по дошедшим до нас планам второго этажа Арсенального каре Гатчинского дворца, комнаты мальчиков включали в себя: переднюю и спальную комнаты, два рабочих кабинета и общую классную комнату, где находились два рабочих стола (наклон столешницы, как у обычной парты), карта Российской империи на стене, караульная будка, у которой отрабатывались строевые приёмы, и какой-то физический прибор у стены.

Последние четыре года в общем плане учебных занятий Наследника Цесаревича были предназначены для курса высших наук, но сложность программы привела к необходимости продолжения занятий ещё на один год.

Курс высших наук направлен был к достижению двух целей: изучению с достаточною подробностью военного дела и основательному ознакомлению с главнейшими началами юридических и экономических наук, необходимыми для государственного деятеля.

Преподавателями Наследника Цесаревича по второму отделу высшего курса были: И.Л. Янышев (по каноническому праву в связи с историей церкви, главнейшим отделам богословия и истории религий), Н.Х. Бунге (по статистике, политической экономии и финансовому праву), К.П. Победоносцев (по энциклопедии законоведения, государственному, гражданскому и уголовному праву), М.Н. Капустин (по международному праву), Е.Е. Замысловский (по политической истории); сверх того Н.Н. Бекетов преподавал химию. Преподавателями по отделу военных наук состояли: Н.Н. Обручев (по военной статистике), М.И. Драгомиров (по боевой подготовке войск), Г.А. Леер (по стратегии и военной истории), Н.А. Демьяненко (по артиллерии), П.Л. Лобко (по военной администрации), О.Э. Штубендорф (по геодезии и топографии), Н.К. Гудима-Левкович (по тактике), Ц.А. Кюи (по фортификации), А.К. Пузыревский (по истории военного искусства).

О высшем образовании Цесаревича Николая мы можем судить по нескольким вариантам расписаний занятий, дошедших до нас. По расписанию на январь 1887 г. занятия 19-летнего цесаревича начинались в 8.15 и заканчивались в 18.30 вечера. Занятия длились по 60 минут без перерыва. Сетка часов менялась по дням недели.

В понедельник у Цесаревича было четыре утренние «часовые пары» (с 8.15 до 13 часов), с 15-минутными перерывами: фортификация, история, артиллерия, верховая езда. После часового перерыва на обед с 14 часов начиналось «приготовление к тактике», и заканчивался день часовым уроком рисования. Всего 5 учебных часов и 1 час подготовки к занятиям.

Во вторник с утра было две часовые «пары» по истории русской словесности и немецкий язык, затем следовало двухчасовое занятие по тактике. После обеда два часа отводилось на «приготовление по истории» и «по артиллерии». Всего 4 учебных часа и 2 часа на подготовку уроков на следующий день.

В среду с утра читалась двухчасовая лекция по истории и по часовой лекции по артиллерии и политической экономии. После обеда час отводился на приготовление «по военной истории» и завершался день уроком французского языка. Всего 5 учебных часов и 1 час на подготовку уроков.

В четверг с утра шла часовая лекция по фортификации и двухчасовая лекция по военной истории. Перед обедом час отводился на верховую езду, после обеда час на подготовку к лекции «по законоведению», заканчивался день французским языком. Всего 5 учебных часов и 1 час на подготовку занятий.

В пятницу учебный первый час отводился на «приготовление по политэкономии», затем двухчасовую лекцию по законоведению читал К.П. Победоносцев, потом следовала часовая лекция по политэкономии, которую читал проф. Н.Х. Бунге. После обеда следовал немецкий язык и завершался день подготовкой к лекции по истории русской словесности. Всего 5 учебных часов и 1 час на подготовку.

В субботу с утра проводилось четыре часовых занятия по Закону Божьему, истории русской словесности, тактике и фехтованию. После обеда следовал урок английского языка, завершался день «приготовлением по фортификации». Всего 5 учебных часов и 1 час на подготовку.

Кроме этого, были предусмотрены и вечерние занятия музыкой, которые во вторник и субботу продолжались с 18.30 до 19.30, а в среду с 18.30 до 20.00. По пятницам Цесаревич с 18.30 до 19.30 занимался танцами. То есть это прибавляло еще 4,5 часа занятий.

Таким образом, учебные занятия занимали у Цесаревича 29 учебных часов, 7 часов на подготовку уроков и 4,5 часа вечерних занятий. Следовательно, общая учебная нагрузка Цесаревича составляла 40,5 часа в неделю.

Хотелось бы обратить внимание на детали. Императору давали широкое образование управленца высшего звена. Поэтому в сетке учебных часов мы видим политэкономию и законоведение. Профессор Николай Христианович Бунге еще в начале 1860-х гг. читал лекции по политэкономии и статистике Цесаревичу Николаю Александровичу (старшему сыну Императора Александра II, внезапно умершему), а затем его преемнику будущему Императору Александру III. Когда в 1881 г. его ученик стал Императором, то назначил его на пост министра финансов (1881–1886 гг.). Законоведение читал Константин Петрович Победоносцев, который в 1870-х гг. эту же дисциплину читал еще отцу Императора Николая II.

Примечательно, что в расписании Цесаревича на курс Российской истории выделено 4 часа в неделю. Это был особый предмет для детей Императора. Великая Княгиня Ольга Александровна вспоминала: «Русская история… представлялась как бы частью нашей жизни – чем-то близким и родным, – и мы погружались в неё без малейших усилий». Читал историю России будущему Императору профессор Санкт-Петербургского университета Егор Егорович Замысловский, специализировавшийся на проблемах XVI–XVII вв. Впоследствии Император Николай II не раз удивлял своих собеседников знанием деталей российской истории.

В филологический блок расписания Цесаревича Николая входили немецкий (2 часа), английский (1 час), французский (2 часа) языки и история русской словесности (3 часа). Примечательно, что к 19 годам на английский язык цесаревичу был выделен только один час, так как он с детства прекрасно говорил по-английски.

Блок «общего развития» включал занятия рисованием, верховой ездой, музыкой и фехтованием.

Когда Наследнику российского престола Цесаревичу Николаю Александровичу, будущему Императору Николаю II, 6 мая 1884 года исполнилось 16 лет, он поступает на действительную военную службу и принимает присягу. В этом возрасте он имеет звание поручика (30 августа 1884 года). Годом позже он заканчивает среднее образование и приступает к изучению ряда дисциплин, предусмотренных программами Академии Генерального штаба и двух факультетов университета — юридического и экономического. Получение высшего образования заняло у Цесаревича ещё пять лет.

В расписании Цесаревича значатся четыре военные дисциплины: фортификация, артиллерия, тактика и военная история. Российские Императоры в пределах империи носили только офицерскую форму и числились по Военному ведомству. Но главное, они внутренне соотносили себя с российским офицерством, поскольку за годы своей учёбы проходили основательную военную школу.

Для усвоения строевой службы и ознакомления с войсковым бытом Наследник Цесаревич провёл два лагерных сбора в рядах лейб-гвардии Преображенского полка, исполняя обязанности сперва субалтерн-офицера (младший офицерский чин), а потом ротного командира, после чего два летних сезона посвятил кавалерийской службе в рядах лейб-гвардейского гусарского Его Величества полка в качестве взводного офицера и эскадронного командира; наконец, один лагерный сбор состоял в рядах артиллерии и до самого восшествия на престол командовал, в чине полковника, первым батальоном лейб-гвардейского Преображенского полка.

Для практического ознакомления с вопросами гражданского управления Наследник Цесаревич с 6 мая 1889 г. участвовал в занятиях Государственного совета и комитета министров. Наконец, в план образовательной программы входило и ознакомление на месте с различными областями России, для чего Наследник Цесаревич сопровождал своего Августейшего родителя в многочисленных поездках его по России.

Таким образом, можно констатировать, что Наследник Цесаревич Великий Князь Николай Александрович получил добротное и достаточно гармоничное образование, включавшее в себя не только основы юридического, экономического и гуманитарного образования, но и основательное знание военного дела. Он был образованным и эрудированным человеком, о чём единодушно пишут мемуаристы, хорошо знавшие его.

Изучение путешествия на Восток Цесаревича, хода подготовки к нему и всего комплекса вопросов, связанных с внешней и внутренней политикой России конца XIX века, позволяют воссоздать подлинный облик молодого Наследника Всероссийского Престола, Великого Князя Николая Александровича как человека и государственного деятеля, основательно подготовленного как к длительному и многотрудному путешествию на Восток, так и к управлению Россией.