«НИКОЛАЙ МОЛНИЕНОСНЫЙ»

В библиотеке им. Ф.И. Тютчева Балашихи 4-го декабря 2019 г. состоялась третья лекция писателя Андрея Хвалина из цикла «По пути Цесаревича». Она посвящалась европейскому сухопутному этапу восточного путешествия Наследника Цесаревича Николая Александровича.

Историки любят давать выдающимся деятелям прошлого т.н. «говорящие имена»: Филипп IV Красивый, Король-Солнце Людовик XIV, Вильгельм Завоеватель, Ричард Львиное Сердце, Иштван Святой Венгерский, Карл Великий, из русских – великие князья Владимир I Красное Солнышко, Юрий Долгорукий, царь Иоанн Грозный, ИмператорыАлександр I Благословенный, Александр II Освободитель, Александр III Миротворец.

Будущего Императора Николая II Александровича, вошедшего в мировую историю под именем русского Царя-страстотерпца Николая, в 1890 году за его стремительный европейский вояж от Гатчины до Триеста можно было бы назвать – «Николай Молниеносный».

По оценке Министерства иностранных дел Российской Империи за 1888-1889 годы, общее политическое положение России, несомненно, улучшилось. Это улучшение являлось результатом как благоприятствующих, так, главным образом, и предначертанной Державною волею Государя Императора выжидательной политики, наиболее обеспечивающей за Россиею свободу действий.

Путешествие Наследника Цесаревича Николая Александровича на Восток началось 23 октября ст.с. (4 ноября н.с.) 1890 года. Оно оказалось в эпицентре мировой политики не только в связи с посещением Великим Князем территорий «великих держав» и стран, входящих в сферу их влияния, но и самим фактом непосещения тех или иных государств и центров международной жизни – Иерусалим, Константинополь, Италия, Черногория, Корея и др. Маршрут не был изменён, хотя и поступили приглашения от короля Итальянского и великого князя Черногорского.

Еще в ходе подготовки путешествия на Восток Государя Наследника Цесаревича Николая Александровича в Политическом обзоре, составленном в Императорском Министерстве иностранных дел на Высочайшее Имя, были проанализированы и обобщены причины, по которым Августейший путешественник не смог посетить Иерусалим и Константинополь.

В конце девятнадцатого века между этими двумя мировыми религиозными центрами существовала непосредственная тесная связь. На Святой Земле правила турецкая администрация. Императорская Россия выступала защитницей Вселенского Православия и русских паломников. Иерусалимский и Константинопольский Патриархаты, управляемые греками, преследовали собственные интересы. К 1890 году обострился конфликт между правительством турецкого султана и Константинопольской Патриархией по поводу имущественных прав Вселенской Церкви. В связи с резкой, неконструктивной позицией, занятой Константинопольской Патриархией, вопреки миротворческим усилиям России, посещение Наследником Престола Третьего Рима Иерусалима и Константинополя в тот момент стало невозможным.

Также в Турецкой империи обострился «армянский вопрос», связанный с ущемлением их гражданских и имущественных прав. Это могло привести к открытому конфликту, к провокациям в ходе визита Цесаревича в Константинополь, поскольку и здесь Россия выступала гарантом мирного разрешения существовавших противоречий. Через некоторое время усилиями российских дипломатов, направляемых твёрдой волей Государя-Миротворца Александра Третьего, вышеназванные конфликты удалось погасить. Но Иерусалим и Константинополь Цесаревич, несмотря на горячее желание, посетить не смог.

«НИКОЛАЙ МОЛНИЕНОСНЫЙ»
Венцы приветствуют Цесаревича у памятника выдающемуся австрийскому адмиралу Тегетгофу. Гравюра по наброску Н.Н. Каразина из материалов путешествия. 1893 г.

Борьба между разноплеменными элементами, вошедшими в состав Австро-Венгрии, возникшая из-за политической в ней равноправности, приняла за последнее время более упорный характер. Вызванная пробуждением национальных чувств, она силою обстоятельств должна была коснуться деятельности Австро-Венгерского Правительства и в области внешней политики. В течение минувшего года эта деятельность подверглась нападкам со стороны некоторых руководителей национальных партий, главным образом, со стороны представителей славянских народов Габсбургской Империи.

Посещение Вены Императором Вильгельмом не содействовало обезоружению порицателей тройственного союза. Напряжённые национальные чувства нашли в обращении Вильгельма II с Венскими правительственными лицами повод обвинить Германского Императора в стремлении влиять на дальнейшее развитие внутренней политической жизни Австро-Венгрии.

Не преувеличивая значения вышеизложенных фактов, Императорское Правительство не может, однако, оставить без внимания сдержанность и даже некоторую нерешительность, проявляемые Австро-Венгриею в оценке совершившихся в последнее время на Балканском полуострове кризисов, вызванных явно враждебными ей стремлениями.

МИД Российской Империи не раз отмечало события, обнаруживающие пробуждение национальных чувств среди славянских народов Габсбургской Империи.

В Богемии эти чувства приняли вполне политический характер.

Стараниями национальной партии, главою которой стал один из представителей Богемии в Венском Рейхсрате г. Ригер, чехи мирным путём приобрели преимущества несомненно политического свойства.

Все науки в Богемских учебных заведениях стали преподаваться на чешском языке. Чешский язык в употреблении не только в местных учреждениях, но и в тех, которые являются органами центральной власти.

В последние годы влияние национальной партии настолько преобладало в Богемском Ландтаге, что представители Немецкого меньшинства населения, видя, что их предложения не принимаются даже во внимание Собранием, вышли из его состава. С тех пор установился полный разлад между обеими партиями.

В среде самих Чехов образовалась новая группа «младочехов», далеко опередившая в своих вожделениях партию Ригера. Она стала требовать торжественного освящения прав Богемского Королевства венчанием в Праге Императора Франца Богемскою короною.

Желая затормозить, насколько возможно, столь успешно усиливающееся национальное движение Чехов, Австрийские немцы решили возобновить при участии Венского Правительства переговоры с представителями Чешской национальности для установления какого-либо соглашения.

+

В первую неделю маршрут Цесаревича пролегал через русскую Варшаву, австрийскую Вену и бывший итальянский, а в тот момент «вольный город» Триест, хотя формально Августейший путешественник посетил только одну страну на тогдашней политической карте Европы – Австро-Венгерскую Империю.

Часть польских земель, в результате раздела страны (1772, 1793, 1795) входила в состав Российской Империи. На бывших польских землях среди богатых лесов княжества Ловичевского раскинулось охотничье поместье Императора Александра Третьего Спала, в котором Цесаревич бывал и охотился в прошлые годы. А рядом со Спалой, между Лодзью и Варшавой, находилось еще одно охотничье угодье русских Императоров – Скерневицы, некогда «второй столицы» Польши. В сентябре 1884 г. здесь прошла известная встреча трёх Императоров, подтвердившая прежние соглашения между Россией, Германией и Австро-Венгрией, заключённые в 1873 и 1881 годах. Эти соглашения обеспечили на некоторое время европейский мир.

Неоднократно приезжая в Спалу и Скерневицы через Варшаву, Наследник Цесаревич встречался с представителями русской администрации и польской знати и народа. Поэтому, направляясь в начале своего восточного путешествия из Гатчины в Варшаву, Цесаревич проезжал по хорошо знакомым местам Царства Польского в составе Российской Империи.

Варшава промелькнула стремительно, оставив у путешественников щемящее чувство «прощания с родиной», как в знаменитом полонезе Огинского.

В день отъезда из Гатчины во Вторник 23 октября/4 ноября 1890 года, память Св. Ап. Иакова, Цесаревич записывает в своем дневнике: «Печальный и грустный день, день разлуки с дорогими родителями почти на 9 мес(яцев)». А на следующий день, 24-го октября, Августейший путешественник записывает в железнодорожном вагоне свои впечатления после первого дня дороги: «Весь день много читал. Завтракали в 12 ч(асов), болтал со спутниками, так что вчерашняя тоска прошла – перелом сделан к новой жизни. В 4 ч(аса) приехал в Варшаву. Почётный караул от Волынского полка. Масса начальства. Болтал с ним около часу. Обедали в 8 час(ов) в заграничном поезде».

Более подробную запись о посещении Польши и краткой остановке в Варшаве находим у летописца путешествия князя Э.Э. Ухтомского:

«Среда, 24 октября (5 ноября)

В первом часу пополудни, уже невдалеке от Варшавы, на станции Лапы (Мазовецкого уезда Ломжинской губернии), местное двухклассное училище выстроилось на площадке у вокзала для встречи Государя Наследника Цесаревича. Узнав об этом, Его Императорское Высочество подошёл к детям. Раздалось троекратное «ура» и пение «Боже, Царя храни». Цветы посыпались к ногам Августейшего путешественника. День был такой же холодный, как и вчера, но понемногу светлело.

В 3 часа 23 минуты прибытие на станцию Прага Привислинская, где Государь Наследник Цесаревич с нетерпением ожидается местными военными и гражданскими властями. Варшавский генерал-губернатор и командующий войсками генерал-адъютант И.В. Гурко и его помощник генерал-адъютант граф Мусин-Пушкин выделяются на убранном флагами и экзотическими растениями дебаркадере среди собравшихся генералов, главных представителей чиновного мира и множества офицеров. Торжественные звуки гимна раздаются со стороны почётного караула со знаменем, выставленного от лейб-гвардии Волынского полка, которого Его Императорское Высочество состоит шефом. Августейший путешественник, выйдя из вагона и сказав несколько слов генерал-адъютанту Гурко, идёт по фронту роты и здоровается с людьми, после чего командующий войсками представляет Наследнику Цесаревичу генералов. Пропустив караул и музыку, Его Императорское Высочество входит в императорские покои, где генерал-губернатор представляет ему высших гражданских чинов, и здесь в течение получаса беседует с генерал-адъютантом Гурко и графом Мусиным-Пушкиным в ожидании, когда подадут другой «заграничный» поезд.

Наконец с Варшавой пора расстаться. Его Императорское Высочество стал у окна, составлявшего почти целую стену вагона-столовой, и долго не отходил, любуясь видом дороги в город. Путь этот изгибался от Пражского вокзала к железнодорожному мосту, под которым должен был проехать поезд Наследника Цесаревича, почему-то шедший сначала очень тихим ходом. Целая нескончаемая вереница экипажей приближалась к указанному мосту, исчезала под ним, снова растягивалась. Прокрадывавшееся солнце освещало парадные формы множества лиц, разъезжавшихся после торжественной встречи. По мере того, как они делались менее ясными и более отдаленными, ближе и шире казалась река с разведенными кое-где на плотах кострами. Крайне быстро темнело. Осязательнее чувствовалось расставание с Россией. Возбуждённое состояние нервов усиливалось».

Следующей остановкой на пути Цесаревича была столица Австро-Венгерской Империи Вена.

Несмотря на устойчивые противоречия на Балканах (по вопросам аннексии Боснии и Герцеговины, территориального разграничения на Балканах, о черноморских проливах), взаимоотношения между Австрией и Россией в период визита Цесаревича в Вену в ходе восточного путешествия имели дружественный и лояльный характер.

Впоследствии, стремясь поддержать статус-кво на Балканах и Турции, в 1897 г., уже при Императоре Николае II Александровиче, Россия подписала с Австро-Венгрией договор, который обеспечил мирное развитие русско-австрийских отношений на ближайшие годы.

О посещении Вены Цесаревич записывает в своём дневнике от 25-го октября 1890 г.: «В 3 ч(аса) утра переехал родную границу, с кот(орой) расстаёмся на 6 месяцев. В 2 ч(аса) приехал в Вену. Император и эрцгерцоги встретили, также был почетный караул от 19 пех(отного) полка. Погода была хорошая. Делал визиты и возложил венок на гробницу Рудольфа. В 6 ч(асов) был обед в Шёнбруне Был в театре (на) «Африканке. Уехал из Вены в 10 ¼».

Первый по-настоящему «заграничный» пункт остановки – столица Австро-Венгерской Империи Вена. Визит русского Цесаревича вызвал большой ажиотаж в австрийской прессе. В статье «Наследник русского Престола в Вене» из «Wiener Salonblatt» («Венский салонный листок»), ежедневной австрийской газеты, выходившей в столице Австрии с 1870 по 1938 гг., говорилось:

«Е.И.В. Великий Князь Николай Российский по пути в Афины во второй половине дня четверга прибыл сюда (т.е. в Вену – А.Х.) на Северный вокзал из Санкт-Петербурга и торжественнейшим образом был приветствован кайзером и присутствующими в Вене эрцгерцогами».

Подробно описав все этапы визита Цесаревича в Вену, журналист отметил интересные детали, о которых писал и Наследник в своем дневнике, а именно:

(после приемов Цесаревич) «посетил Капуцинский монастырь, где расположены могилы представителей Дома Габсбургов. В руках были свечи в подсвечниках. Цесаревич интересовался гробом Марии Терезы, Марии-Луизы и герцога Райнштатд. Ему понравились орнаменты. К могиле эрцгерцога Рудольфа возложил венок с лентами белого цвета».

«НИКОЛАЙ МОЛНИЕНОСНЫЙ»
Здание Венской государственной оперы. Фото около 1890-х гг. Из материалов князя Э.Э. Ухтомского.

И вечером «были в опере, смотрели оперу «Африканка». Наследник посмотрел только два акта и уехал.

Цесаревич не желал торжественного прощания, поэтому на вокзале его провожали всего несколько человек». (Wiener Salonblatt № 45. 9. November 1890. S. 4).

Сделаем краткие пояснения некоторых важных деталях, о которых идёт речь в дневнике цесаревича и газетной заметке:

Гробница Рудольфа расположена в маленькой церкви монашеского ордена капуцинов в Вене, где хоронили представителей Династии Габсбургов. Его Императорское и Королевское Высочество Наследный Кронпринц Австрийский Рудольф (1858-1889) — единственный сын Императора Австрии Франца Иосифа I и его супруги Елизаветы Баварской. Его внезапная и загадочная смерть вызвала большой резонанс в Европе. По официальной версии, это был несчастный случай. Согласно другим источникам, Кронпринца Рудольфа убили революционеры, чтобы вызвать династический кризис и приблизить падение Австро-Венгерской империи.

Шёнбрун(н) — основная летняя резиденция Австрийских Императоров Династии Габсбургов. Шёнбрунский дворец – одна из крупнейших построек австрийского барокко. Расположен в западной части Вены, в 5 км от центра города. Один из самых красивых дворцово-парковых ансамблей Европы.

«Африканка» (L’africaine) — большая опера Дж. Мейербера в 5 д., либретто Э. Скриба, Ф. Фетиса и др. Действие происходит в Лиссабоне, на корабле и одном из островов восточного берега Африки на рубеже XV—XVI веков. Впервые поставлена после смерти композитора; премьера: Париж, Императорская академия музыки, 28 апреля 1865 г. В России «Африканка» была впервые поставлена в 1866 г. в Петербурге итальянской труппой, на русской сцене — в 1882 г. там же в Мариинском театре (премьера — 13 октября); в 1883-м — в московском Большом театре (премьера — 9 января). Именно в партии Селики в «Африканке» Дж. Мейербера дебютировала выдающаяся австрийская певица (драматическое сопрано) Матерна Амалия, выступавшая в 1869-1894 годах на сцене Венской придворной оперы, которую и мог слышать Цесаревич во время визита.

+

Августейший путешественник из Вены отправляется в город в итальянском регионе Фриули-Венеция-Джулия, столицу Австрийского Приморья, Триест, о чем 26-го октября записывает в своем дневнике:

«Совсем не спал ночью из-за скорости хода поезда – так бросало во все стороны. В 11 час(ов) наконец приехал в Триест. Отправился прямо на «Пам(ять) Азова», сделали смотр: «Владимиру Мономаху» и «Запорожцу» (Корабли эскадры Цесаревича, на которых была совершена морская часть восточного путешествия.- А.Х.). В 2 ½ снялись с якоря и пошли в море. Те идут конвоирами. Рад был увидеть Георгия (т.е. Великий Князь Георгий Александрович (Георгий) (1871-1899) — третий сын Императора Александра III, младший брат Наследника Цесаревича Николая Александровича, служил мичманом на фрегате «Память Азова» — А.Х.). Завтракал и обедал в адмиральской столовой».

Сделаем необходимые пояснения:

Триест – город в итальянском регионе Фриули-Венеция-Джулия, расположен на северо-западе Балканского полуострова, в глубине Триестского залива Адриатического моря, в 145 км. к востоку от Венеции. В прошлом — вольный имперский город, столица Австрийского Приморья, обособленная свободная территория. На протяжении столетий Триест оставался главным портом Габсбургской монархии. В 1890 году Триест рос бурными темпами. Две трети населения в то время составляли итальянцы. Во время посещения Цесаревичем Триест – это один из крупнейших портов Средиземноморья, жемчужина Австрийской Ривьеры, где проводили зимние месяцы высшие слои венского общества.

Корабли эскадры Цесаревича, на которых была совершена морская часть восточного путешествия. Броненосный крейсер «Память Азова», новый тип броненосного крейсера по образцу «Владимира Мономаха», был разработан в октябре 1885 года. Строился на Балтийском заводе, 20 мая 1888 г. спущен на воду. В 1890 г. крейсер вступил в строй и был приписан к Гвардейскому флотскому экипажу. В 1890-1891 годах совершил плавание на Дальний Восток, в ходе которого на борту крейсера находился Цесаревич Николай Александрович, будущий Государь Император.

Броненосный крейсер «Владимир Мономах» — полуброненосный фрегат (броненосный крейсер), второй в серии из двух кораблей типа «Дмитрий Донской». Заложен 10 февраля 1881 года, спущен на воду 10 октября 1882 года, вступил в строй 1 июля 1883 года. Строился в Петербурге на Балтийском заводе.

1 января 1889 г. на крейсер был назначен новый командир, капитан 1-го ранга Ф.В. Дубасов. 25 ноября крейсер отправился на Дальний Восток, но получил приказ дожидаться в греческом Пирее формирования отряда, с которым на Дальний Восток должен был следовать Великий Князь Георгий Александрович. Планы изменились, и крейсер ушел в Триест, где присоединился к фрегату «Память Азова» (под флагом флаг-капитана Императора контр-адмирала В.Г. Басаргина). Наследник Цесаревич осмотрел крейсер «Владимир Мономах» на рейде Триеста. В феврале 1891 года на о. Цейлон крейсеры присоединились к Тихоокеанской эскадре, а 11 мая в составе эскадры прибыли во Владивосток. Морская часть восточного путешествия Цесаревича Николая Александровича на этом завершилась.

Канонерская лодка «Запорожец» заложена на верфях Николаевского адмиралтейства 9 мая 1886 года. Спущена на воду 23 мая 1887 года. «Запорожец» служил на Чёрном и Средиземном морях.

Современные корабли, вошедшие в состав эскадры Цесаревича, олицетворяли силу и мощь военно-морских сил Российской Империи.

На одном из этих кораблей – фрегате «Память Азова» служил в должности мичмана Великий Князь Георгий Александрович (1871-1899) — третий сын Императора Александра III, младший брат Наследника Цесаревича Николая Александровича. Братья вместе продолжили восточное путешествие.

Из Триеста эскадра Цесаревича направилась в дружественную Грецию, где Августейших Братьев любили и ждали в королевской семье «тёти Ольги» — королевы эллинов Ольги Константиновны, урожденной русской Великой Княжны.