19-я Неделя: с 24-го февраля по 2-ое марта 1891 года

24-го февраля. Воскресение.

В 8 час(ов) уехали из Батавии[1], в поезде сидели вчетвером с ген(ерал)-губ(ернатором) и его женой в последнем вагоне. Места проезжали красивые по растительности. В 9 час(ов) приехали в Buitengorg[2] — настоящую резиденцию ген(ерал)-губ(ернатора). Кругом дома парк и рядом ходит множество оленей, как в Мадрасе[3]. Завтракали восьмером – Барятинский[4], Басаргин[5] и два адъютанта! Играли в лагере, чтобы провести время, т.к. с полудня лил проливной дождь. Купил два явайских старых ножа. Обедали в 7 ½ и затем видели туземное представление без разговора и с аккомпанементом музыки. Очень оригинально; костюмы блестящие и красивые. Лег спать рано.

25-го февраля. Понедельник.

В 6.20 уехали из Бютензорга и поехали дальше внутрь острова. Ехали шесть с ½ часов между гор и через реки. На одной из станций закусывали под звуки туземного оркестра. В час приехали в местечко Гарут (Garoet)[6]. Очень любезная встреча с русскими и греческими арками.

Живем в доме здешнего губернатора; другая часть свиты в гостинице. После бесконечного завтрака все мы завалились спать. В 6 час(ов) было представление с туземными марионетками, закончившееся пляскою баядерок[7] и даже двух местных старшин. После обеда играли своей компанией в лу (карточная игра для 3-х или 6-ти человек – А.Х.); я по обыкновению проиграл здорово!

26-го февраля. Вторник.

Выехали из дому в 7 час(ов) и ехали полтора часа с четверкой маленьких лошадей до дома областного начальника. Там пересели на лошадей и отправились по крутой дороге на вулкан Папандайян[8]. Любовались красотой леса, по которому проезжали. Чем выше поднимались, тем заметнее становилось по окружающей природе близость огнедышащей горы. На границе кратера стояла триумфальная арка, а в середине его устроен был шалаш с завтраком. В первый раз пришлось мне видеть подобное зрелище: мы шли по дорожке, а рядом с нею со всех сторон с шумом выходил удушливый пар. Вода во многих местах кипела и пахла гнилыми яйцами, а почва исключительно одна сера. Последнее сильное извержение случилось в 1822 г(оду), и мысль, что каждую минуту, пока мы были там, оно могло снова повториться, была из не веселых! Кочубей[9] и консул бросали камни в места, откуда выходил пар и их обратно выбрасывало оттуда; я даже боялся взрыва.

За завтраком наш голланд(ский) полковник предложил тост за дорогого Папа, и кратер в первый раз от сотворения мира огласился криками русского ура! Спуск совершили гораздо скорее и легче, чем подъем, хотя полил дождь, и сделалось скользко. Перед тем, чтобы сесть в экипажи, смотрели на бой баранов, та же история, что в Индии! Вернулись домой в 4 ч(аса) и после чаю все заснули. Обедали в 7 ½; вечером играл с Кочубеем в пикет (карточная игра для 2-х человек – А.Х.).

27-го февраля. Среда.

В 7 час(ов) отправились на охоту, сначала в экипажах, потом верхом; опять пришлось лезть, но к счастью не на вулкан. В загороженном пространстве гнали кабанов в овраг; мы сидели в беседке, где ели и пили, а когда нужно было, стреляли. Я убил трех кабанов, а всего добыто 17 штук. Вернулись к завтраку домой. Играли с Кочубеем в пикет. Спали с 4 до 6 ½ — здесь так это принято! После обеда играли в лу; во время игры и часть ночи слышна была изводящая туземная музыка, которою нас даже угощали во время охоты.

28-го февраля. Четверг.

В 8 час(ов) уехали из Гарута с теми же церемониями, как приехали: вдоль всей дороги до станции сидела коленопреклоненная толпа, спереди, с боков и сзади провожали туземные начальники на своих крысах (видимо, маленькие лошади – А.Х.), а на балконах домов стояли полуодетые хорошенькие голландки.

Приехали в Бандонг[10] в 10 ч(асов). Нас с места повезли кататься по городу и затем в дом нашего резидента, у которого позавтракали.

Спали в вагоне и утоляли свою жажду прекрасным ридером со льдом (прохладительный напиток – А.Х.). В Бютензорге останавливались на ¼ часа, чтобы выпить чаю. В 6 ¼ прибыли в Батавию, где нас встретил наш друг ген(ерал)-губ(ернатор) со стаей адъютантов. Жарище было ужасное, в особенности разительное после горного воздуха. Обедали просто в 7 ½ — из голландцев никого не было. Через два часа отправились на бал во фраках. Сидел вчетвером с Джорджи, ген(ерал)-губ(ернатором) и его женой под балдахином и смотрел на проходящие пары. Немного пустился в вальс и в одну кадриль: не было ни одного порядочного лица, скучал и потел адски.

Вернулись домой совершенно рамольными (от фр. ramolli размягченный, слабый – А.Х.) в 11 ч(асов).

1-го марта. Пятница.

Вот уже 10 лет прошло, как случилось в 1881 году в этот день неслыханное злодейство и убийство Анпапа[11]. В 9 ч(асов) поехали с пассажир(ским) поездом в порт Батавии, сели на катер и отправились на «Память Азова». Отслужили панихиду на всех трех судах; барабаны не били.

19-я Неделя: с 24-го февраля по 2-ое марта 1891 года
Охота на крокодилов на Яве. Рис. из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток».

После завтрака вернулись в Батавию, где радостно получили фельдъегеря. Издыхали от жары до 4-х часов, когда поехали на охоту на крокодилов. Сели в лодки на буксире парохода и с музыкой и толпой спустились до маленького рукава с перемычками, в которых эти звери находились. Джорджи[12] убил первым громадного крокодила, я второго, Барятинский третьего и Кочубей с нашими моряками четвертого поменьше. Я был поражен величиною и крепостью этих животных. Способ охоты очень хорош: длинными жердями их заставляют показаться на поверхности воды и в удобный момент стреляют.

Интересно, как эти махины барахтались в воде и обливали брызгами от ударов хвоста. На обратном пути пили шампанское, а музыка жарила победные марши. Вернулись домой окончательно рамольными от охоты и жары. Обедал с нами Назимов[13]; вечером смотрели и выбирали фотографии видов и типов Явы. Легли спать в 12 час(ов).

2-го марта. Суббота.

Был назначен парад войскам в 7 час(ов), но его отложили сами голландцы из-за дождя, который шел ночью.

Встал в 8 ½ и после кофе поехал в исторический и этнографический музей. Вернувшись оттуда, сделал визит генерал — губернатору. Завтракали в час, после чего началась возня с подарками и фотографиями, как всегда перед отъездом. Снова таяли от жары. В 3 ¼ отправился с Джорджи и Ухтомским[14] в зоологический сад, не важный, он служит местом увеселения и пикников жителей Батавии. В 5 ч(асов) простились с любезными голландцами и через час были у себя на судне. В 7 ½ снялись с якоря, и ушли в Бангкок[15]. Вечер был чудный. «Мономах» и «Нахимов» пошли в кильватере. После обеда играл в домино в кают–к(омпании).

Комментарии:

Среди многих подробностей, сообщаемых летописцем путешествия князем Э.Э. Ухтомским о визите Наследника Цесаревича на о. Ява, обращают на себя внимания рассуждения автора о китайском влиянии в этой европейской колонии. Многие наблюдения оказались чрезвычайно точными с позиций сегодняшнего дня:

«В индо-нидерландских колониях насчитывается в данное время около полумиллиона китайцев. В течение целого ряда веков они до такой степени акклиматизировались на Яве, что до некоторой степени могут ее считать второю родиною. Браки с туземными женщинами, знание туземных наречий, эксплуатация пассивного населения, умение, когда нужно, угождать властям, — все вместе взятое прочно привязывает единомышленный подданным богдыхана народ к местной почве, к местным условиям. Китаец вездесущ на «изумрудном острове» и в смежных с ним землях. Он — и фабрикант, и землевладелец, и арендатор, и управляющий: то он является архитектором, то ростовщиком, то залогодателем, писцом, кассиром, типографом, кучером, поваром, — одним словом, чем угодно. Искусно создавая для себя кредит, любой полунищий представитель желтой расы быстро богатеет, неутомимо расширяет свои торговые операции, обзаводится экипажем, все больше и больше вкрадывается в доверие коммерсантов-европейцев, никем не контролируемый ведет книги торгового дома на китайский лад, китайскими письменами и вдруг в один прекрасный день оказывается банкротом! Обыкновенно не бывает никаких средств предугадать крушения подобных эфемерных фирм и уличить их в злоумышленном образе действий; здесь, однако, настолько привыкли к подобного рода катастрофам, что это нисколько не нарушает установленного modus Vivendi (с лат. временное соглашение – А.Х.) между «белыми» и китайцами. Последние обложены в голландских колониях специальною податью (с косы) от 2 до 50 рублей, неся кроме того тяжесть других налогов.

Этот получужой, полутуземный элемент обязан жить в особых кварталах, где им управляют и за него ответственны перед правительством так называемые майоры, капитаны, лейтенанты из китайской же среды.

Подрастающее поколение «желтолицых» отличается большими способностями, старается получить образование в школах европейского образца, по мере возможности усваивает английский язык и нередко проникает в доступные для немногих высшие училища Явы. С целью иметь в свою очередь людей, которые бы хорошо знали по-китайски и могли быть полезны властям при сношениях с длиннокосыми подданными, правительство командирует в Небесную империю молодых людей для основательного ознакомления с тамошним строем и речью. Такие синологи, приезжая на Яву в качестве драгоманов (с франц. переводчик при посольствах на Востоке, также переводчик для разговора с пленными восточного происхождения – А.Х.), получают тут хорошие оклады от казны (примерно в 5-6000 руб.); их, впрочем, — только пять человек.

Небесную империю с политической точки зрения справедливо пока считают неподвижной и неспособной на активное наступление даже в экономически ей важные районы. Но подобный взгляд едва ли не страдает узкостью. Потенциально страна богдыхана — нечто до того громадное и могущественное, что нельзя даже предвидеть, во что она разовьется через несколько десятков лет» (Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. II. Ч. IV. С. 26-27).

Примечания:

[1] Батавия (Джакарта) – город на северном берегу о-ва Явы. Основана голландцами в 1600 году. В XVIII столетии город благодаря дурным климатическим условиям считался могилою европейцев, однако имел от 150 до 170 тыс. жителей, в числе которых было много китайцев. В начале XIX в. европейцы стали селиться к югу от старого города, на местах более сухих. Б. имеет 96989 ж. (1883), из которых лишь 5981 европейцев разных национальностей, 65799 китайцев, остальные — туземцы. Б. связана железной дорогой с внутренней частью острова (до Бандонга). Остальная часть Явы еще не связана с главным городом. Б. — центр пароходных линий Нидерландско-Индийского общества, поддерживающего сообщение с Европой и портами Зондских и Молуккских островов.

[2] Бютензорг (Buitengorg) – резиденция голландского генерал-губернатора о. Ява недалеко от Батавии (Джакарта).

[3] Мадрас — город на юге Индии, административный центр. Шестой по величине город страны. Основан в 1639 году на Коромандельском берегу (юго-восточное побережье Индии, омываемое водами Бенгальского залива).

В городе находятся такие памятники архитектуры как храмы Капалишварар и Партасарати (VII в.), католический собор святого Фомы (1504), Тысячесветная мечеть, маяк (1844) и др. В окрестностях Мадраса находятся храмовые комплексы VII-VIII, в которые входят прибрежный храм, 10 пещерных храмов, 5 храмов-колесниц, высеченные из камня скульптуры.

В XVI веке прибывшие в Индию португальцы основали здесь порт Сан-Томе, позднее территория отошла к голландцам. В 1639 году британская Ост-Индская компания основала поселение, а в следующем году был возведён форт Сент-Джордж, ставший впоследствии ядром, вокруг которого разросся колониальный город. Под властью англичан Мадрас превратился в крупный город и военную базу. В конце XIX в. город был соединён железными дорогами с Бомбеем и Калькуттой, что способствовало развитию торговли с северной Индией.

[4] Барятинский Владимир Анатольевич (1843—1914) — князь, генерал-майор Свиты, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, состоявший обер-гофмейстером при Дворе Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны и бывший шефом 5-й роты Лейб-гвардии 4-го стрелкового полка. Главный руководитель восточного путешествия Наследника Цесаревича.

[5] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург.

[6] Гарут (Garoet) — город в индонезийской провинции Западная Ява. Административный центр округа Гарут. Расположен в 75 км к юго-востоку от столицы Западной Явы, города Бандунг.

[7] баядерки (или девадаси) (букв. слуга бога, богини (санскр.) – девочка, «посвящённая» божеству при рождении или по обету, живущая и служащая при храме до конца своей жизни. Кроме выполнения религиозных ритуалов и работ по уходу за храмом и его убранством девадаси обычно практиковали традиционные виды восточного искусства, связанного с религией. Девадаси, обученные сакральному искусству танца и выступающие как храмовые танцовщицы, в Европе назывались баяде́рами либо баядерками (от порт. bailadeira, фр. bayadère «танцовщица»).

[8] Папандайян — действующий вулкан на острове Ява. Кратер вулкана находится на высоте 1800 метров. Со склона вулкана стекает теплая река, температура которой достигает 42 градусов. У подножия вулкана и на его склонах находятся грязевые котлы, горячие источники и гейзеры.

[9] Кочубей Виктор Сергеевич, князь (1860-1923) — сын Полтавского губ. предводителя дворянства князя С.В. Кочубея, внук министра внутр. дел, гос. канцлера Российской Империи князя В.П. Кочубея (1768-1834), генерал-лейтенант. Получил домашнее образование и военное по экзамену в Михайловском артиллерийском училище. Во время восточного путешествия штаб-ротмистр В.С. Кочубей входил в Свиту Его Высочества Николая Александровича.

[10] Бандонг (Бандунг) — административный центр провинции Западная Ява, Индонезия.. Расположен на Яве, является третьим по населению городом в Индонезии после Батавии (Джакарты) и Сурабаи. Бандунг расположен примерно в 180 км к юго-востоку от столицы Индонезии Батавии (Джакарты) на высоте 678 метров над уровнем моря. В 17 и 18 вв. Голландская Ост-Индская компания открыла в районе Бандунга ряд плантаций. В 1810 г. через Бандунг была проложена дорога De Groote Postweg (Основная Почтовая дорога), которая стала частью маршрута, соединяющего западное и восточное побережья острова. В 1880 г. была построена первая железнодорожная ветка, соединяющая Бандунг с Батавией (Джакартой), что дало толчок для развития лёгкой промышленности в Бандунге. Это вызвало большой приток мигрантов из Китая.

[11] Покушение на Императора Александра II (1818-1881) 1-го (13) марта 1881 года — последнее покушение, приведшее к его смерти. Нападение было осуществлено несколькими членами организации «Народная воля» в Санкт-Петербурге с помощью самодельных метательных снарядов. Память о «Царе-Освободителе» была увековечена во многих городах Российской Империи и Болгарии путём установки памятников, строительством церквей и часовен, посвященных св. блг. Вел. Кн. Александру Невскому (Александровских).

Сразу после убийства была создана комиссия по увековечению памяти Государя, а также объявлен конкурс на лучший проект храма. В самые краткие сроки на месте покушения была выстроена временная часовня: уже 17 (29) апреля 1881 года часовня была освящена, в ней стали проводить памятные панихиды. Также в этот день памятные панихиды проходили в православных церквях по всему миру.

[12] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[13] Назимов Павел Николаевич (1829-1902) — русский мореплаватель, адмирал, кругосветный путешественник, исследователь Тихого океана. Из дворян Псковской губернии. Сын вице-адмирала Н.Н. Назимова (1789—1854). В 1847 году окончил Морской корпус. Офицер Гвардейского экипажа. В 1889—1891 годах в чине вице-адмирала (1889) служил флагманом, начальником эскадры в Тихом океане. 19 февраля 1891 года встретил Цесаревича на крейсере «Адмирал Нахимов» в Сингапуре, сменив В.Г. Басаргина на посту командира эскадры.

[14] Ухтомский Эспер Эсперович (1861-1921) – князь, русский дипломат, ориенталист, публицист, поэт, переводчик. Выходец из рода князей Ухтомских, который как отрасль князей Белозерских восходил к Дому Рюриковичей. Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета в1880 году. Поступил на службу в Министерство иностранных дел, в департамент духовных дел иностранных исповеданий. С 1886 по 1890 гг. был несколько раз командирован в Монголию, Китай, Забайкалье для изучения быта и культуры буддистов-инородцев. В 1890-1891 годах сопровождал Цесаревича в его путешествии на Восток. Свои путевые впечатления и наблюдения описал в книге «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890—1891)».

[15] Бангкок — столица и самый крупный город Сиама (Таиланда) находится в Юго-Восточной Азии на полуострове Индокитай в дельте реки Чао Прайя, впадающей в Сиамский залив. Название происходит от поселка китайских купцов (Bang Kok переводится с тайского как «деревня олив»), который находился на месте современной столицы Королевства Сиам. Под этим названием Бангкок попал в европейские географические атласы и на карты еще в XVI веке.