22-я Неделя: с 17-го по 23-ое марта 1891 года

17-го марта. Воскресение.

В 9 ½ отправились на «Владимир Мономах» к обедне; батюшка встретил ласковым словом. После осмотра фрегата Басаргин[1] накормил нас отличным завтраком. Вернулись в ген(ерал)-губ(ернаторский) дворец к 2 ч(асам), после чего спали. В 4 ½ поехали на парад, где участвовали: две роты матросов, французский батальон морской пехоты и аннамитский стрелковый бат(альон), два десантных орудия и пешая батарея. Войска имеют отличный вид и проходили очень хорошо. Затем совершили людную прогулку le tour de ‘inspection (с фр. обзорная экскурсия – А.Х.) и с темнотой вернулись к себе.

В 10 час(ов) у ген(ерал)-губ(ернатора) начался бал; я мало танцевал, так как чувствовал себя скверно. Было довольно много красивых лиц! Ушли к себе после ужина.

18-го марта. Понедельник.

День был весьма жаркий. В 8 ½ поехали в китайский город (Чолон – А.Х.), отдельный от Сайгона, где проходила процессия дракона[2] опять с страшным фейерверком — петард!

Вернувшись домой, завтракали и затем долго отдыхали. В 5 ½ отправились на скачки, где скакали одни маленькие лошадки местной породы. Под конец были также скачки быков, запряженных в телеги, и бега рысистые в особых экипажах. Опять сделали большую прогулку в роде вчерашней и также вернулись с темнотой.

После небольшого обеда в 9 ½ отправились на бал французских моряков на старом 3-х дечном корабле «Loire» (с фр. Луара. – А.Х.)[3]. От самого дворца до сходни на корабль нас провожала толпа, кричавшая все время «vive le Czar» et «vive la Russie» (с фр. да здравствует Царь! Да здравствует Россия! – А.Х.). От времени она принималась аплодировать, и немедленно наши шесть мулов подхватывали, толпа же, бежавшая сзади, требовала, чтобы артиллеристы везли нас шагом. Когда Джорджи[4] и я вошли на мостик, все офицерство встретило нас теми же криками. Корабль был просто, но очень красиво убран; танцевали между фок и грот мачтой, буфет был устроен на полубаке.

Милейший адмирал Бенар[5] был нашим хозяином; он приготовил даже две каюты собственно для нас двух. Разумеется, бал начался quadrille d’honneur (вид кадрили – А.Х.), в кот(орой) мне пришлось танцевать со скучной губернаторшей. Потом сделалось веселее; все начали расходиться, когда Голицын[6] стал дирижировать. Ужинали в 12 ½, после чего танцы сделались также оживленными, как у нас дома, он сочинял разные фигуры, что очень тешило и забавляло французов, и после каждой новой они усиленно хлопали ему. Я особенно повеселился за котильоном (бальный танец французского происхождения – А.Х.), когда танцевал с прелестной M-me Bauche, сознаюсь, что совсем увлекся ею, — такая милая, красивая дама и удивительно хорошо разговаривает! Танцевал с нею в продолжение трех часов – и это показалось мне слишком коротким временем! Я боялся, что ее утомляла наша русская беготня, но она, напротив, уверяла, что ей это очень нравится. При расставании мы трогательно простились, сказавши до свидания до Парижа. Это было в 5 ½ час(ов) утра, мы все имели весьма потрепанный вид, зато повеселились на славу.

Пешком, опять при криках, перешли на «Азов», стоявший рядом за кормой. Лег, когда уже сделалось светло.

19-го марта. Вторник.

Вовсе не спал, слышал, как бал продолжался и как наши офицеры пили здоровье французских.

Валялся так до 8 ½ и встал почти здоровым, т.е. относительно живота. В 12 ч(асов) позвал к себе французов завтракать; сидели в двух каютах, нас всего было 22 чел(овека). Простившись с ними, стали готовиться к съемке с якоря. «Мономах» ушел ¼ часом раньше, а лодки ушли вчера в Гонконг[7]. На пристани собралось довольно много народу, между ними стояла M-me Bаuche с мужем и раскланивалась в последний раз; перед уходом я получил ея фотографию! Аннамитские жрецы[8] во главе депутации пришли и стали на шканцах в невозмутимой позе. Они привезли с собой для меня деревянный трон, какой-то страшный идол лесного бога и две пантеры, очень дикие в клетках.

Все это я должен был получить на охоте, где сделаны были большие приготовления — но из-за бала и большого расстояния нас ген(ерал)-губ(ернатор) отговорил ехать. Жрецы прекрасно изъявляли свое почтение: они сделали 5 земных поклонов сряду, после чего говорили приветствие.

В 4 ч(аса) снялись с якоря и при громе салюта вновь прошли вдоль линии франц(узских) судов. Уже было совсем темно, когда мы вышли из реки, употребив 4 ч(аса) ходу. «Мономах» и «Нахимов» стояли у мыса St. Jacques (святого Иакова – А.Х.); приняв несколько ящиков для салютационных зарядов с «Нахимова», вышли в море. Сайгон оставит во мне отличные воспоминания, хотя мы там ровно ничего не видели нового. Но бал на «Loire» был удачнее всего!

20-го марта. Среда.

День был хороший и прохладнее вчерашнего. Днем у «Мономаха» лопнул штуртрос; потеряли час из-за него. Начал писать о Сиаме Папа. Вечером один из слонов околел, его выбросили в море; другой поживает хорошо и ходит на свободе по всему фрегату. Не засиживаясь долго, играли в домино в кают-компании.

21-го марта. Четверг.

День ознаменовался печальным случаем: одна из белых макак выскочила из клетки и упала за борт. Все очень сожалели о ее потере!

22-го марта. Пятница.

Весь день покачивало; ветер заходил кругом и к вечеру сделался противным. Перед спуском флага был шквал с дождем, а ночью сильная гроза. Но прохлада все-таки наступила, к счастью.

23-го марта. Суббота.

22-я Неделя: с 17-го по 23-ое марта 1891 года
Пристань в Гонконге. Фото: Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. II. Ч. IV.

В 8 час(ов) вошли на внутренний рейд Гонконга при салюте со всех английских, китайских, французского и японского судов. Рейд очень красив, и расположение города у подножия горы очень живописно. Прибыл № 10 фельдъегерь с письмами; разумеется, сейчас же начались представления: адмирала, командиров, нашего воен(ного) агента в Пекине[9] и двух секретарей посольства[10]; консула[11], губернатора[12] и команд(ующего) войсками[13] (сноска) – все это страшно мешало мне читать письма! После проливного дождя пришлось сделать парадный съезд и визит губернатору. У пристани почетный караул шотландцев и всего одна коляска для меня и губернатора; Джорджи и вся свита были принесены наверх к дому в паланкинах. Познакомились с женой и дочерью и вылезали с ними на крышу любоваться видом на рейд. Губернатор – почтенный и приятный человек. К часу вернулись на фрегат и завтракали с нашими из Пекина. Странно ходить в сукне; 18° теперь кажутся очень прохладными! Писал остальную часть дня. На рейде идет большое оживление, китайцы сотнями снуют на своих джонках. Вечером играл в домино.

Комментарии:

На эти дни приходится расставание Августейших путешественников с французским Вьетнамом, плавание эскадры Цесаревича из Сайгона в английский Гонконг и начало визита в это «преддверье» Китайской империи. О смешении в Гонконге народов и культур, об их взаимовлиянии и борьбе пишет в своих заметках летописец экспедиции князь Э.Э. Ухтомский:

«Создание энергии западного человека на морях дальнего Востока – Гонконг – представляет собою сочетание роскоши на берегу с необычайным оживлением на рейде. На протяжении семи верст тянется линия величественных гранитных палат и складов: над ними виднеются в густой зелени изрезанных дорогами нагорных склонов живописно расположенные комфортабельные виллы, — а собственно в черте самого города, среди амфитеатра поднимающихся вверх улиц, кипит разнообразнейшее движение. За банками и лавками европейского характера начинается туземный квартал, где ютится длинноносый люд, отовсюду стекающийся сюда за наживой. Десятки броненосцев и громадных пароходов, сотни паровых катеров и тысячи лодок, населенных китайскою беднотой, покрывают водное пространство гавани. Против острова, на вдающемся в нее каменистым мысом материке лежит (на расстоянии не более полуверсты) предместье Kowloon или Kaulung («9 драконов»), — тоже с доками, тоже с бесчисленными домами. Достаточно сказать, что ежегодный торговый оборот достигает 450,000,000 рублей: доходы гениально задуманной колонии растут не по дням, а по часам.

Полвека назад скалистый Гонконг мало посещался европейскими судами и насчитывал лишь две-три деревушки с рыбаками и работниками в каменоломнях. Число жителей его с 1841 г. возросло от пяти тысяч до двухсот двадцати слишком. Подавляющее большинство состоит из китайцев, которые сначала устремлялись сюда исключительно с целями избежания кары от своего правительства за содеянные преступления или ради нового разбойничьего замысла. Европейцы тогда спали в городе не иначе как вооруженные, товары поценнее и деньги к ночи переправлялись для большей сохранности на суда под охрану военных команд: даже туземцы боялись привозить с собою на остров женщин и детей… Но чего не видоизменят время, сноровка и привычка?

С пробуждением Небесной империи тесное общение ея с иностранными государствами стало необходимостью. Немудрено, что энергичная промышленная Англия первая присосалась к Китаю для его многосторонней эксплуатации. Ей помогли также ея относительно давние связи с главными коммерческими народами Востока. В числе именитых граждан колонии встречаются крёзы из багдадских евреев, из калькуттских армян, из парсийской общины Бомбея.

Хотя Гонконг и открыт деятельности торговых фирм целого света, но экономически господствуют в нем en grand (с фр. широко – А.Х.) лишь его хитроумные властолюбивые основатели. Если не считать китайского судоходства, то под одним британским флагом сюда ежегодно ввозится и вывозится вчетверо больше, чем под флагами всех других наций вместе взятых (т.е. около 8,000,000 тонн «своих» против 2,000,000 чужих: на суммы в сотни миллионов).

В виду того, что оживление на этих морях теперь еще довольно ничтожно, сравнительно с тем, что должно быть и что скоро разовьется, — удивительно, почему колониальные власти французского Индокитая не позаботятся извлечь побольше выгод от необъятного спроса на уголь, — спроса, который все будет расти и расти. В Оксфорде подвергнут был обстоятельному исследованию вопрос о преимуществе Тонкинского «черного алмаза» над японским и установлено почти полное тождество качеств первого с кардифским. От одного умения французов зависит завоевать своему топливу рынок между Коломбо и Шанхаем. Кто захватит и поставит от себя в зависимость угольными запасами этот политически необыкновенно важный район, — de facto (с лат. фактически – А.Х.) получит первенствующее значение в юго-западных пределах Великого океана». (Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. II. Ч. IV. С. 137-138).

Примечания:

[1] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург.

[2] процессия дракона – традиционные художественные праздничные выступления во Вьетнаме. Согласно мифологии, вьетнамцы (вьеты) являются потомками Драконов и Фей. Первопредком вьетнамцев считается по преданию Лак Лонг Куан — государь Дракон. В III веке до Р.Х. на месте Ванланга было образовано государство Аулак, просуществовавшее несколько веков. Уже в бронзовом веке здесь родилась единая и самобытная цивилизация, достигшая высокого технического и культурного уровня, так называемая донгшонская цивилизация. С 1860 года и во время визита Цесаревича Вьетнам являлся французской колонией.

[3] Трехдечный корабль – корабль с тремя палубами периода парусного флота. Обычно относились к классу линейных кораблей. На палубах (деках) располагалась артиллерия.

[4] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[5] Бенар – контр-адмирал, командующий французской эскадрой в Сайгоне.

[6] Голицын А.А. – князь, мичман фрегата «Память Азова» во время путешествия Цесаревича.

[7] Гонконг – город на одноименном острове, расположенном на южном побережье Китая. Название буквально означает «благоухающая гавань». Это один из самых глубоких естественных морских портов в мире. В 1860 году после поражения Китайской империи во Второй Опиумной войне Гонконг и прилегающие территории стали владением Великобритании.

[8] Аннам — невьетнамское наименование территории, занимавшей северную часть Вьетнама в период китайской (VII-IX вв.) и французской колонизации (с 1874) на восточном берегу Индокитайского полуострова. Название употреблялось сначала в китайской, а затем преимущественно в европейской (в первую очередь французской) колониальной литературе. В 1874 г. был провозглашён французский «протекторат Аннам», что позволило ему, как и северовьетнамскому французскому протекторату Тонкир сохранить автохтонное правительство, которым руководила, под присмотром французских администраторов, династия Нгуен. При этом Аннам был выделен из вначале обширного региона «Кохинхина», который после этого сокращения территории получил статус французской колонии, занимавшей Сайгон и дельту Меконга к югу. Столицей французского Аннама стал г. Хюэ. В низших слоях народа господствует буддийская религия, среди более образованных распространено учение Конфуция.

[9] Путята Дмитрий Васильевич (1855-1915) — русский военачальник, генерал-лейтенант, Амурский военный губернатор. С 1886 года российский военный агент в Китае в чине полковника Генерального штаба.

[10] Вахович Александр Степанович (1858–1904), дипломат; окончил Санкт-Петербургский университет в 1882 г.; в 1882–1904 гг. — на службе в МИД; драгоман (переводчик с китайского яз.) при российской Императорской миссии в Пекине в 1891 г.; и Покотилов Дмитрий Дмитриевич (1865—1908) — русский дипломат и предприниматель, посол в Китае. Драгоман (переводчик с китайского яз.) при российской Императорской миссии в Пекине в 1891 г. Скончался в Пекине 23 февраля 1908 г. Автор исторических, политических и экономических трудов о Дальнем Востоке.

[11] Михельсен (Михальсен) Стеф(ан) – российский (нештатный) консул в Гонконге во время визита Цесаревича.

[12] George William Des Voeux (Джордж Уильям Дево) (1834-1909) – губернатор Гонконга. Родился 22 сентября 1834 года в Баден-Бадене, Германия, в семье преподобного Генри Дево и Фрэнсис Элизабет Хаттон. Учился в Оксфорде, переехав в Канаду и закончив университет в Торонто, стал адвокатом. Затем перешел на государственную службу колониальным чиновником. Он служил в Британской Гвиане, Сент-Люсии и Тринидаде. В 1880 году стал губернатором Фиджи. В 1886 году назначен губернатором Ньюфаундленда. В 1887 году стал губернатором Гонконга. Вышел в отставку в 1891 году; в 1903 году опубликовал мемуары под названием «Моя колониальная служба в Британской Гвиане, Сент-Люсии, Тринидаде, Фиджи, Австралии, Ньюфаундленде и Гонконге». Умер в Лондоне 15 декабря 1909 года.

[13] George Digby Barker (Баркер Дигби) (1833-1914) – генерал-майор, командующий английскими войсками в Гонконге. Участник Англо-персидской войны 1856 г. и подавления Индийского мятежа 1857 г. и осады Лакхнау. В 1890 году он стал командующим британскими войсками в Китае и Гонконге. С мая по декабрь 1891 года временно исполнял обязанности администратора Гонконга. Затем был назначен губернатором Бермудских островов в 1896 году; ушел в отставку в 1902 году.