15-я Неделя: с 27-го января по 2-ое февраля 1891 года

27-го января. Воскресение.

Езда в маленьких чистых вагонах была очень спокойная и я отлично спал. В 8 час(ов) утра приехали в Танджор[1], небольшой город, поэтому встреча была простенькая.

Поехали осматривать знаменитый тамошний храм в виде усеченной пасхи с священным быком и раскрашенными стенами. Нам дали при отъезде необыкновенное ожерелье – ошейники, как мы их называем! Заехали в протестантскую церковь, основанную каким-то прусским миссионером в прошлом столетии. После этого осмотрели дворец прежних раджей, в кот(ором) теперь живут его старые жены. Почетный караул из дворцовой гвардии очень напомнил нам вид Джайнорских войск во время нашего въезда на слонах. После основательного breakfast’а (англ. завтрак – А.Х.), в особо устроенной палатке, отправились на жел(езную) дор(огу) и дальше. В час дня приехали в Тричинополи[2]. Жара была порядочная. Поехали в дом английского резидента, в кот(ором) также останавливался Едди[3] в прошлом году. Завтракали в 2 ½, а в 5 ч(асов) отправились осматривать старый форт с храмом на большой скале, вышиной в 270 фут(ов). Влезание по ступеням очень напомнило восхождение пирамиды; зато вид сверху превосходный. Обедали в 8 час(ов) с тремя дамами и туземной саперной музыкой. Пили чай на балконе, наслаждаясь жаркой ночью.

28-го января. Понедельник.

В 8 ½ отправились за 6 миль в старую пагоду Срирангам[4]; название довольно неприличное, но здание очень эффектное и оригинальное, также в виде пасхи. Это целый ряд храмов – все посвящены богу Кришне; я должен сознаться, что они произвели на меня весьма приятное впечатление, мало разнящееся от чувства, когда входишь в наши церкви.

Разумеется, это довольно смело с моей стороны, но всякий раз, что я вижу храм, в котором соблюдается благолепие, порядок и почитание, также как у нас, то при входе у меня невольно является тоже религиозное настроение, как если бы я находился в христианской церкви! Видели богатые одеяния их бога, надеваемые при его выносе наружу; обыкновенно он почивает на стене в темном храме. Нам представили старших брахманов[5], которые служат Кришне здесь.

Вернулись в 10 ½, а завтракали в час. Смотрели на скручивание сигар, которыми знаменит Тричинополи; главный фабрикант туземец подарил мне две коробки своих сигар, а также несколько монстров! Играл с Кочубеем[6] на бильярде в их доме, шагах в 700 от нашего. После обеда поехали смотреть на иллюминацию форта и квадратного пруда с отличным индусским фейерверком. В 10 ½ отправились на станцию, а в 2 ч(аса) тронулись.

29-го января. Вторник.

15-я Неделя: с 27-го января по 2-ое февраля 1891 года
В городе Мадура. Фото: Ухтомский Э.Э. Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891. Т. 1. СПб., 1891.

В 7. 30 утра приехали в Мадуру[7], где после кофе на станции нам предложили окрестить два локомотива: я разбил бутылку красного вина о переднюю часть одного и назвал его «Дагмар»[8]. Джоржи[9] сделал тоже самое с другим и дал название «Ольги»[10]. Право англичане забавный народ! Оттуда отправились осматривать самый большой и самый лучший храм Шива, который нам показывал главный жрец, уморительный толстяк. Любовались отделкой каменных устоев внутри храма – их более тысячи – и богатством украшений богов.

В 9 ½ поехали в дом коллектора, у которого остановились. Сидел с Джоржи в библиотеке и ругал содержание различных рассматриваемых нами книг. Завтракали в час и ничего не делали до 4 ½, когда поехали в прежний дворец магараджей, превращенный в суд. Пока осматривали это здание, пошел прохладительный дождь, уменьшивший пыль. После обеда нас еще раз угостили иллюминацией храма посреди пруда, неудачной по случаю ветра, а также фейерверком.

Только что стали собираться уезжать на станцию, Ухтомский[11] оступился и вывихнул левую ступню; с ним сделался короткий обморок, после чего его повезли на жел(езную) дор(огу) – бедняга порядочно страдал ночью от тряски во время хода.

30-го января. Среда.

В 6 час(ов) приехали в последний наш этапный пункт в Индии – Тутикорин[12]. Шел дождь и дул NO (норд-ост – северо-восточный ветер – А.Х.). В экипажах доехали до пристани и сели в миноноску с «Влад(имира) Мон(омаха)». Наши два фрегата стояли в 5 с половиной милях от берега и видны были на горизонте, что не было особенно весело, потому что волна шла крупная.

В ¾ часа мы достигли совсем мокрые фрегата и не без усилия выпрыгнули на трап. Грустно не видеть Георгия здесь; сегодня он пришел в Аден на «Корнилове». Нас порядочно качало на якоре. Newnham совершенно заболел от этого; простился с ним и Гровером. Wallace и Gerard идут с нами, а Hardinge отправился на «Turquoise» раньше нас часов на пять в Коломбо. Приятно, что так скоро и благополучно исколесили вдоль и поперек эту великолепную страну и если и имели недоразумения, то только с дураком Harris[13]. Все же остальные англичане в особенности вице-король и его прелестная жена встречали нас, как следует и были очень любезны и предупредительны!

В 5 час(ов) снялись с якоря, и имея «Владимир Мономах» в кильватере пошли в Коломбо. С нами еще идет наш консул там – лейтенант флота Фриш[14]. Он рассказывал про охоты Сандро[15] и Сергея[16] на Цейлоне – они уже убили 5 слонов.

Лег спать рано, потому что плохо провел последнюю ночь в вагоне.

31-го января. Четверг.

Встал в 7 ч(асов), чтобы увидеть вход в Коломбо[17]. Цейлон уже был виден, и гора Адама торчала из-за облаков. Утро было идеальное, порядочно припекало.

В 8 ½ вошли в гавань и ошвартовались на бочке. На рейде застали: милую «Тамару», «Turquoise», «Boadicea» и небольшой англ(ийский) крейсер. Сандро и Сергей с своей свитой немедленно приехали на фрегат. Страшно обрадовался их снова увидеть, много было о чем переговорить. Они остались у меня завтракать.

15-я Неделя: с 27-го января по 2-ое февраля 1891 года
Запись из ВОСТОЧНОГО ДНЕВНИКА ЦЕСАРЕВИЧА, сделанная 31-го января, в четверг, 1891 года в Коломбо (Цейлон). ГА РФ. Ф. 601. Д. 225. Л. 48.

В 2 часа отправились на «Тамару», где пили чай и видели их зверинец макак и попугаев. В 4 ч(аса) с дождем съехали все вместе на берег в кителях в походной форме. На пристани стоял почетный караул шотландцев в юбках. Оттуда два шага до дома губернатора. Жена его отвратительна – какая-то доска! Дочь тоже неважная. Отправились кататься, как были в брэке[18], любовались чудною растительностью города. Вернувшись в губер(наторский) дом страшно возились до обеда на радостях встречи. Обед был невозможный, продолжался 2 ½ часа. Сильно извелись им и раутом до 11 ч(асов). Наконец, добрались до фрегата в 11 ¾; ночью было весьма жарко!

1-го февраля. Пятница.

В 8 ¾ съехали на берег и отправились по жел(езной) дороге внутрь острова. Ехали 3 ½ часа по идеальнейшей местности, какую себе можно представить: действительно, Цейлон – это совершенство природы! На одной станции вышли посмотреть чайную фабрику и затем поехали в экипажах в ботанический сад, где каждый из нас посадил по дереву.

Оттуда в 1 ч(ас) приехали в Кэнди[19], бывшую столицу прежних цейлонских вождей. Поместились у губернатора в его летнем дворце, целый день сидели вчетвером. Сердились, что не давали завтракать, пришлось два раза пить чай. В 2 ч(аса) отправились пешком по городу, зашли в магазин слонов и обошли пол-озера с толпой сзади. Вернувшись домой, послали за Раде[20], который очень смешил своими веселыми рассказами. После обеда во фраках отправились смотреть процессию слонов из храма зуба Будды. Удивительная редкая картина: жрецы, плясуны, баядерки, музыканты и слоны – все это при факелах медленно с гамом проходит в порядке сквозь толпу. Прелесть как оригинально!

Вечером пели и играли на фортепиано, вероятно, мешая спать остальным жильцам.

2-го февраля. Суббота.

Пили кофе вчетвером и в 10 час(ов) поехали во вчерашний храм, где, наконец, увидали этот самый зуб – он совершеннейший клык от кабана; кроме него нам показали остальные сокровища и богатства храма.

В 11 час(ов) поехали по жел(езной) дороге на юг, восхищался видами из окна вагона: любопытна перемена, замечаемая в природе по мере высоты, на которой находился поезд.

Опять завтракали, как вчера. В 1 ½ доехали до ст(анции) Nawalapitya откуда отправились за 5 миль смотреть на Darrawella (races). Интересна пестрота толпы сингалейцев, которая собирается на эти скачки как будто на праздник! Скаковой круг ничтожный, всего ¼ мили окружности и занимает всю долину, которая весьма живописна. Скакали плантаторы цейлон(ского) чая, они встретили нас очень любезно и поднесли мне альбом с видами лучших мест.

Оставили губернатора на ст(анции) и поехали дальше. Затем пересели в экипажи, но лошади почти у всех закинулись, пришлось выскочить, к тому же пошел дождь – все бросились покупать зонтики в лавку. Немного более получаса употребили на то, чтобы доехать до Ньюварели (Nuwara Eliya) прелестного местечка с нашим северным климатом. Оно напомнило мне Крым и особенно удивило той разницей в температуре и в природе с тем, что видели сегодня утром. Недаром же и высота здесь около 7000 фут(ов) над уров(нем) океана. Мы четверо и одна часть спутников помещены в the Queen’s cottage (с англ. Королевский дом – А.Х.), а другая в клубе приблизительно в версте от нас. Обедали в 7 ½. Раде говорил тосты немецкими стихами – эдакий балагур!

Вечером сильно возились и даже обливались водой, выбегая во двор, хотя было совсем свежо! Легли спать рано.

Комментарии:

На 15-ю неделю восточного путешествия приходится окончание визита в Индию, переход эскадры к о. Цейлон и начало осмотра Августейшими путешественниками острова. В качестве комментария к этим дням публикуем небольшой фрагмент из очерка о путешествии Наследника Цесаревича, печатавшегося из номера в номер на страницах крупнейшей сибирской газеты – иркутского «Восточного обозрения». Эти публикации интересны тем, что появлялись почти «по горячим следам», а не спустя время после окончания путешествия, как солидный труд Э.Э. Ухтомского.

При составлении очерка редакция использовала следующие издания: записку генерал-адъютанта Г.Г. Даниловича, сообщения князя В.А. Барятинского и письма князя Э.Э. Ухтомского. Кроме того, составитель воспользовался корреспонденциями Н.Н. Беклемишева, А.И. Кояндера, Н.В. Смельского, извлечениями из рапортов, помешенных в «Кронштадтском Вестнике», иностранными газетами и работами французского историка и географа Эл. Реклю. («Восточное Обозрение». № 13. 1891. С. 1).

В качестве иллюстрации к публикации 15-й недели используется скан фрагмента записи из ВОСТОЧНОГО ДНЕВНИКА ЦЕСАРЕВИЧА, сделанной 31-го января, в четверг, 1891 года в Коломбо (Цейлон): «Обед был невозможный, продолжался 2 ½ часа. Сильно извелись им и раутом до 11 ч(асов). Наконец, добрались до фрегата в 11 ¾; ночью было весьма жарко!». (ГА РФ. Ф. 601. Д. 225. Л. 48).

Из очерка

«ПУТЕШЕСТВИЕ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА НА ВОСТОК

VII.

Цейлон

31-го января Наследник Цесаревич благополучно прибыл в порт Коломбо после небольшого перехода сюда морем из южно-индийского города Тутикорина. Цейлонский губернатор приехал со свитой представиться Его Императорскому Высочеству, а днем Августейший Путешественник решил отправиться на берег для отдачи визита и прогулки. Час отбытия во внутрь острова назначен был на 1-е февраля утром, 31-го же января состоялся большой обед в губернаторской резиденции (Queen’s house).

В Коломбо ожидали прибытия Наследника Цесаревича Их императорские высочества великие князья Александр Михаилович и Сергей Михайлович на яхте «Тамара». Августейшие Путешественники находились здесь, возвращаясь из интереснейших экскурсий на Яве и в Малайском архипелаге.

Сопровождаемый ими, принцем греческим Георгием и свитой, Наследник Цесаревич 1-го февраля покинул фрегат «Память Азова» на целую неделю и отправился в экстренном поезде по направлению к прежней туземной столице Кандии.

Дорога сначала шла ровною местностью, с рисовыми полями по сторонам. Не было той живописной прелести, которую ожидаешь встречать в Цейлоне на каждом шагу, ввиду сказочной красоты его утопающих в зелени побережий.

Мало-помалу путь становился оригинальнее. Около станции Амбипусса показались первые холмы. Растительность сделалась пышнее, гуще и ярче, подъем в горы заметнее и величественнее. Над окрестностью выделялась вершина Алагаллы; с нее кандийские владыки приказывалн сбрасывать в пропасть изменников. Железнодорожная линия побежала вперед смелыми изгибами, стала исчезать в частых туннелях.

Не доезжая до Кандии, Августейшие Путешественники осмотрели роскошный ботанический сад в Парадении, где некогда растились фруктовые деревья для царского двора, а теперь английское правительство серьезно заботится о культуре многообразнейших растений. Раньше, чем посетить это место, Наследник Цесаревич внимательно ознакомился с прилегающею к станции чайною плантациею. Она служит одним из лучших образцов того, как поставлено разведение и приготовление чая на Цейлоне. Прежде здесь особенно радели о кофе, но за последнее время завелся паразит, уничтожающий его, и потому начали развивать чайное дело. Как раз теперь в Коломбо прибыли русские чаеторговцы с целью ближе узнать условия, в которых оно находится, и решить, есть ли нам польза покупать сравнительно дешевый цейлонскій чай. Местные производители поднесли Его Императорскому Высочеству альбом со снимками, изображающими приготовление чая, а также некоторые любопытные пункты Цейлона.

Затем Августейшие Путешественники прибыли, как уже сказано, в ботанический сад, представляющий нечто удивительное по количеству собранных на самом острове и акклиматизированных растений, свыше трех тысяч видов, судя по каталогу. Сад расположен на высоте 1500 фут. над уровнем моря, с трех сторон омывается рекою Махавели и охватывает значительное пространство. Он создан работою четырех неутомимых ботаников: Муна, Гарднера, Свайтеса и нынешнего директора Тримена.

Наследник Цесаревич и сопровождающие его великие князья посадили по дереву, а именно Наследник Цесаревич «железное дерево» (Nagaha) недалеко от того места, где тоже было сделано принцем Валлийским при посещении Цейлона в 1875 году.

Вслед затем Августейшие Путешественники в экипажах отправились из Парадении за семь верст в Кандию, где Их ждала нетерпеливая толпа туземцев и почетный караул. Их высочества остановились в так называемом «Pavilion», в котором живут с двадцатых годов цейлонские губернаторы. Тут же рядом центральная буддийская «святыня» (храм, вмещающий зуб Будды). У павильона Его Императорскому Высочеству представлялись кандийские вожди. Вечером Наследник Цесаревич смотрел нарочно для Него несвоевременно устроенную процессию (Нерахера) религиозного характера, которая должна шествовать лишь в дни июльского новолуния, когда народу мало-помалу являют предметы культа, при трепетном свете факелов в ночи, с высоты богато разукрашенных слонов. В данную минуту их участвовало более тридцати. Они шли при оглушительной музыке, с плясунами впереди.

На следующее утро предстояло посмотреть, как редкость, потому что ее, кроме самых высоких посетителей, никому не показывают, вышеупомянутый «зуб Будды» («даладу» на языке туземцев), в храме Далада Малигава («дворец зуба»).

Это своего рода сокровище цейлонцев с весьма давних времен составляет предмет почитания буддистов не только на самом острове, но и дальше на Востоке (в Бирме, Сиаме, Китае), откуда в Кандию струились приношения. То, что теперь выдают за зуб, по размерам и характеру кости, не могло принадлежать человеку, а какому-нибудь животному. Quasi-настоящий, привезенный с материка Индии вместе с буддийской культурой этот зуб в XVI столетии захвачен был португальцами, с крайним фанатизмом тогда распространявшими христианство при помощи насилия и инквизиции. Царь страны Негу предлагал выкупить религиозную драгоценность за громадные деньги. У пришельцев из Европы в то время чувствовался полнейший недостаток в средствах для поддержки своего положения в новом крае; но блогодаря настойчивым требованиям католического духовенства, боровшегося с языческими суевериями, зуб торжественно предали сожжению. В результате туземцы приняли нечто иное за ту же чудесно спасшуюся святыню и верят по-прежнему. Ее хранят в драгоценных ковчежцах в золотом лотосе.

Посетив Малигаву утром, 2-го февраля, Наследник Цесаревич объехал живописно расположенное Кандийское озеро, искусственный водоем, образованный сравнительно недавно, и по железной дороге отправился к станции Гаттон, где должны были состояться скачки, с участием исключительно англичан. В лощине, вмещавшей скаковой круг, собралась и красиво сгруппировалась огромная туземная толпа, весьма пестрая по составу.

Затем Августейшие Путешественники в  вагоне достигли пункта Нануойи и в экипажах отсюда прибыли в Нувара-Элию, чтобы провести здесь три дня, отдыхая и охотясь, причем Наследник Цесаревич убил великолепного оленя-рогача.

Названная местность возвышается более чем на шесть тысяч футов над уровнем моря, отличается превосходнейшим климатом и считается санаториумом Цейлона. На нее обращено серьезное внимание лишь с 50-х годов. Прежде из-за бездорожья мало кто взбирался так далеко в горы, между которыми лежит громадная долина в три квадратных версты с половиною. Августейшие Путешественники поселились тут в «Королевском доме (Queen’s Cottage)». («Восточное Обозрение». № 27. 1891. С. 4-5).

Примечания:

[1] Танджор (Танджавур, Танжавур, Танжвур)  — административный центр одноимённого округа в индийском штате Тамилнад, в устье реки Кавери — одной из рисовых житниц Южной Азии. Находится на пути из Чидамбарама в Тиручираппалли (Тричи) в 200 км к югу от Ченнаи (Мадрас), 105 км к западу от Транкебара и 55 км к востоку от Тричи. С древности Танджавур известен как важный политический, религиозный, культурный центр Южной Индии. Танжор является также крупным паломническим центром благодаря Брихадешвара мандиру (Thanjavur Brahadeeswara)- крупному шиваитскому храму, который является одним из чудес древней Южно- Индийской храмовой архитектуры.

[2] Тричинополи (Тируччираппалли) – город на юге Индии в штате Тамилнад, один из древнейших населённых пунктов Тамил-Наду. Первые поселения на территории города возникли во 2-м тысячелетии до Р.Х. Средневековый период город был завоёван средневековым государством Чола, которое управляло этими местами вплоть до 13-го века. В июле 1801 года эта территория была аннексирована британцами. Тричинополи был включён в состав Мадрасского президентства. Получил известность в Британской Индии благодаря сигарам «черут», производившимся в городе. В 1874 году город стал первой штаб-квартирой Южно-Индийской железной дороги.

[3] Альберт Виктор (Едди), герцог Кларенс и Эвондейл (1864-1892), известный в семье под прозвищем «Эдди», старший сын Эдуарда, принца Уэльского (позднее короля Эдуарда VII) и Александры Датской, старший внук королевы Английской Виктории по прямой мужской линии. В 1889 г. королевская семья отправила его в Индию.

[4] Срирангам (Шрирангам) — величайший храмовый комплекс в мире и первый из 108 самых важных вишнуистских храмов Индии. Территория храма площадью 2,5 кв. км окружена семью стенами, внутри которого, в святая святых, возлежит Вишну на змеином ложе.

[5] Брахманы (брамины) — члены высшей касты или социальной группы индуистского общества. Брахманы служат духовными наставниками в семьях большинства каст высшего или среднего статуса. Из их среды на протяжении многих столетий выходили писцы, писари, священнослужители, учёные, учителя и чиновники. Ещё в конце XIX — первой половине XX века в некоторых районах брахманы занимали до 75 % всех более или менее важных государственных должностей.

[6] Кочубей Виктор Сергеевич, князь (1860-1923) — сын Полтавского губ. предводителя дворянства князя С.В. Кочубея, внук министра внутр. дел, гос. канцлера Российской Империи князя В.П. Кочубея (1768-1834), генерал-лейтенант. Получил домашнее образование и военное по экзамену в Михайловском артиллерийском училище. Во время восточного путешествия штаб-ротмистр В.С. Кочубей входил в Свиту Его Высочества Николая Александровича.

[7] Мадура (Мадурай) — старейший город на полуострове Индостан, административный центр округа Мадурай и третий крупнейший город вТамил-Наду. Город был столицей пандийских правителей Южной Индии. Главной достопримечательностью города является почитаемый индуистами храм Минакши.

[8] Мария Феодоровна (при рождении Мария София Фредерика Дагмар (Дагмара) (1847 – 1928) – Российская Императрица, супруга Императора Александра III, мать Императора Николая II.

[9] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[10] Ольга Константиновна (1851-1926) – русская великая княжна, после замужества Королева эллинов, регент Греции (ноябрь-декабрь 1920). Внучка Императора Николая I. Родная сестра Великого Князя Константина Константиновича, известного поэта, публиковавшегося под псевдонимом К. Р. Бабушка принца Филиппа, герцога Эдинбургского — супруга Королевы Английской Елизаветы II. Мать принца Георгия греческого, сопровождавшего Цесаревича Николая Александровича в путешествии на Восток.

[11] Ухтомский Эспер Эсперович (1861-1921) – князь, русский дипломат, ориенталист, публицист, поэт, переводчик. Выходец из рода князей Ухтомских, который как отрасль князей Белозерских восходил к Дому Рюриковичей. Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета в1880 году. Поступил на службу в Министерство иностранных дел, в департамент духовных дел иностранных исповеданий. С 1886 по 1890 гг. был несколько раз командирован в Монголию, Китай, Забайкалье для изучения быта и культуры буддистов-инородцев. В 1890-1891 годах сопровождал Цесаревича в его путешествии на Восток. Свои путевые впечатления и наблюдения описал в книге «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890—1891)».

[12] Тутикорин — портовый город в индийском штате Тамилнад. Самый южный город штата с поэтическим названием Тамил Наду («Земля тамилов»), расположенного на юге Индии. Тутикорин располагается на берегу залива Маннар (Mannar). Из маленькой рыбацкой деревни к XVI веку город развился в процветающую португальскую колонию, а в течение голландских и британских завоеваний еще более расширился.

[13] Newnham, Гровер, Wallace, Gerard, Hardinge, Harris – лица из английской свиты Цесаревича, прикомандированные к нему местной администрацией во время визита в Индию.

[14] Фриш, фон Эдмунд Романович — лейтенант флота, коллежский асессор. Был первым русским сначала внештатным, а позднее и штатным вице-консулом в Коломбо с 1890 по 1897 год. С этого же 1890 года местопребыванием вице-консула Российской Империи становится Коломбо, поскольку сюда переносится вся деловая активность острова. С 90-х годов XIX века Коломбо стал портом, куда заходили российские суда на пути следования из европейской части России на Дальний Восток и обратно.

[15] Александр Михайлович (Сандро), Великий Князь (1866-1933) – российский государственный и военный деятель, генерал-адъютант, вице-адмирал, четвёртый сын Великого Князя Михаила Николаевича и Великой Княгини Ольги Фёдоровны, внук Императора Николая I. Женат на Великой Княгине Ксении Александровне, сестре Государя Императора Николая II. В 1890–1891 годах на собственной яхте «Тамара» вместе с Великим Князем Сергеем Михайловичем совершил путешествие, в ходе которого были посещены Костантинополь, Сингапур, Индия, остров Ява, Цейлон и др. места. Маршрут плавания яхты «Тамара» пересекался с маршрутом путешествия на Восток Наследника Цесаревича. Впечатления путешественников вошли в книгу «23 000 миль на яхте «Тамара» о путешествии Великих Князей Александра и Сергея Михайловичей в 1890-1891 гг.» (С.Пб, 1892 г.), составленную доктором Г.И. Радде (1831-1903) и иллюстрированную академиком Н.С. Самокишем (1860-1944).

[16] Сергей Михайлович (1869-1918) — Великий Князь, пятый из шести сыновей Великого Князя Михаила Николаевича и Ольги Федоровны, внук Императора Николая I; генерал-адъютант (1908), генерал от артиллерии (1914), полевой генерал-инспектор артиллерии при Верховном Главнокомандующем (1916—1917), член Совета государственной обороны (1905—1908). В 1890-1891 годах вместе с братом, Великим Князем Александром Михайловичем совершил плавание на семейной яхте «Тамара» из Севастополя в Индийский океан до Батавии и в Индию, до Бомбея— путешествие было описано Г. Радде в двухтомнике «23 000 миль на яхте „Тамара“» (1892—1893).

[17] Коломбо — крупнейший город Цейлона. Расположен в Западной провинции, в округе Коломбо. Арабские, китайские, римские купцы посещали гавань Коломбо более 2000 лет назад. Португальцы прибыли сюда в 16 веке и видоизменили название города, назвав его в честь Христофора Колумба. В следующем столетии, в 1656 году город захватили голландцы, а в 1802году Коломбо стал столицей британской колонии Цейлон.

[18] Брек — 4-х колесный рессорный охотничий экипаж с козлами для кучера и двумя продольными скамейками для пассажиров.

[19] Кэнди (Канди) — город в центральной части о. Цейлон. Основан в XIV веке на высоте 500 м над уровнем моря, одна из древних столиц острова. Известен как один из священных буддистских городов, место нахождения храма Зуба Будды (Шри-Далада-Малигава

[20] Радде Густав Иванович (1831-1903) – директор Тифлисского музея, сопровождавший Их Императорских Высочеств Великих Князей Александра и Сергея Михайловичей в плавании на яхте «Тамара»; русский географ и натуралист, член-корреспондент Петербургской академии наук. Участвовал в экспедициях по Восточной Сибири, Кавказу и другим районам России, а также в Закаспийском крае и по Персии и Турции. Собрал обширные зоологические, ботанические и этнографические коллекции.