39-я Неделя: с 14-го по 20-ое июля 1891 года

14-го июля. Воскресенье.

Погода сделалась теплою. Продолжали идти малым ходом, чтобы не быть ранее 4-х в Омске. Пришли сюда с математическою точностью. В устье р(еки) Омь на пристани встретил Степной генерал-губернатор барон Таубе[1], его жена и все городские дамы.

39-я Неделя: с 14-го по 20-ое июля 1891 года
Омск. Современный вид места на набережной, где причалил пароход с Цесаревичем. Фото А. Хвалина.

Мостки от пристани на берег вдруг с треском осели; мне вспомнилось подобное крушение моста в Усть-Ижорском лагере[2]. В особом павильоне принял депутации от городских сословий и Омской станицы. Приятно снова попасть к казакам; между ними множество Георгиевских кавалеров. Вообще сибирские казаки выглядят молодцами и отлично одеты; форма мне очень нравится.

Посетил Ильинскую церковь, откуда пешком прошел к генер(ал)-губ(ернаторскому) дому, где стояли: почетный караул от Омского резервного батальона, начальствующие лица и депутации от разных городов и киргиз. Отдохнув в своем помещении, поехал с бар(оном) Таубе в женскую гимназию: снаружи были собраны все мужские заведения, а в самом здании – женские; получил тут несколько рукодельных работ. Затем посетил Соборо-Воскресенскую церковь внутри бывшей крепости, от которой сохранились двое ворот 1791-92 гг. и часть вала; и «убежище для бедных детей». Сделалось очень жарко, но пыль портила сильно удовольствие. В 6 час(ов) был в ген(ерал)-губ(ернаторском) доме небольшой обед, после которого отправился на смотр в 8 ч(асов) – странная мысль назначить парад вечером. Это происходило перед лагерем. Участвовали: Сибирский кадетский корпус (3 роты), Омский кадровый батальон, №№ 4-й и 5-й второочередные конные полки Сибирского каз(ачьего) войска и сводный полк молодых казаков; всего 8 рот и 12 сотен. Все части представились в отличном виде, особенно льготные казаки; лошади и снаряжение безукоризненны.

15-го июля. Понедельник.

Встал в 9 ч(асов) с головною болью под правым глазом (удар японского фанатика-полицейского пришелся в правую сторону головы Цесаревича – А.Х.). В 10 ½ в обыкновенной форме пошел из дому по улице в войсковую Никольскую церковь. Жара была сильная. У церкви стоял казачий поч(етный) караул при 6 старых знаменах, которые были внесены туда. После обедни и молебна прошел садом, где были накрыты столы для казачьих депутатов в войсковое хозяйственное правление. Осмотрев поднесенные мне блюда и картины, сел за завтрак в красиво убранной зале. Тут голова разболелась так, что глаз стал закрываться. После завтрака снялся группой с атаманами отделов и вернулся к себе. Поспав с часок, отправился на пароходе вверх по Иртышу к месту кочевки киргизов.

39-я Неделя: с 14-го по 20-ое июля 1891 года
Омск. Царские ворота
http://etosibir.ru/wp-content/uploads/

Кроме них была масса публики, ужасно мешавшая мне смотреть то, что интересовало. На пристани киргизские власти и почетные лица встретили кумысом, который пришлось выпить. Влезал в несколько юрт и богатых, и бедных; в других была устроена своего рода выставка их вещей и ремесел; получил тут много подношений; в одной юрте меня встретили местным уморительным концертом. Они показывали свой способ перекочёвки на верблюдах и несчастную охоту кречетами и беркутами. Толпа страшно мешала этому. Вообще они произвели отличное и приятное впечатление вроде бурят. Около 6 ч(асов) был у себя; сейчас же обедал и снова проехал за город на скачки молодых киргизов: 10-верстную и 3-верстную; лошади замечательно втянуты, мальчики – отличные ездоки. Затем посетил Кадетский лагерь, где видел полевую гимнастику, хорошо проделанную ими. В лагере резервного батальона пил чай в летнем офицерском собрании в хорошей роще. При выходе из него чуть было не сделался жертвою дам, как в Иркутске; они отобрали мой платок. Вернулся около 11 ч(асов) покрытый пылью.

16-го июля. Вторник.

В 10 час(ов) поехал за крепость к месту закладки нового Собора во имя Вознесения Господня. Солнце сильно пекло, но, к счастию, был поставлен шатер, более заботливо, чем в Иркутске. Все общество и учебные заведения присутствовали. Простился у себя с почетными киргизами и начальством и одарил всех. После завтрака поехал в 2 ½ на пристань, где сел на тот же пароход «(Св.) Николай», и переправился на левый берег Иртыша в сопровождении другого парохода с массой публики. Вновь познакомился с молоденькой девицей Веревкиной, с которой танцевал в прошлом году в Петергофе. Когда она была еще институткой. Сейчас же влез в коляску с Таубе и покатил по чудной ровной дороге киргизской степью. Сзади, по обыкновению, поскакал многочисленный конвой казаков и киргизов, которые на полном ходу пускали своих беркутов за лисицей и уткой.

Перепряжки были короткие, заходил в приготовленные для остановки юрты. Везли казаки на своих лошадях даже скорее, чем в Забайкалье; расстояние в 71 версту проехал в 4 ½ часа. Не было так жарко, как можно было предполагать в городе и не особенно пыльно; великолепная дорога вознаграждала за все.

В 7 ¼ приехал на ночлег в поселок Покровский; у дома стояла полусотня льготных почетным караулом. Обедал в прекрасной войсковой палатке с глазевшей кругом толпой. Вечером наслаждался со своими на балконе теплым вечером.

17-го июля. Среда.

Опять началась старая история – ранние выезды, что, по-моему, составляет наибольшую неприятность путешествия в экипажах. Почти у каждого поселка сохранились следы редутов, построенных в 1754 г(оду) с учреждением Пресногорьковской линии, по которой мне теперь приходится ехать. Она тянется от Омска до Звериноголовской и сходится с линией Оренбургского войска, где она продолжается дальше до Троицка. Останав(ливались) то в домах, то в юртах, где тоже пил и чай, и кумыс. Конвой состоял из: 10 чел(овек) казаков и нескольких киргизов по числу верстовых столбов, у которых они дожидали проезда. Жара была среднеазиатская, говорят, доходило до 40 (градусов) на солнце; пылище адское! Перед последней станцией поднялся вихрь с дождем, попортивший дело окончательно, потому что погнал пыль за нами. В 5 ½ приехал на ночлег в станицу Полуденную в виде жителя тропиков. Был помещен в станичной школе; тут же устроена была и столовая. Обедали в 7 ½; подавала жена уездного начальника и ее сестра. Наслаждались дивным вечером, сидя на площади.

18-го июля. Четверг.

В 7 ½ выехал дальше с жарким утром; утолял жажду молоком в каждой юрте. Около 11 час(ов) приехал в Петропавловск; у арки по-прежнему встретила городская депутация с хлеб-солью, а также казаки тамошней станицы и муллы. В городском экипаже доехал до собора.

39-я Неделя: с 14-го по 20-ое июля 1891 года
Петропавловск. Покровский собор
https://www.voxpopuli.kz/userfiles/posts/

Город мне понравился; красиво расположен на возвышенности посреди степи на берегу Ишима; очень торговый центр и известен своими крупными ярмарками. В нем живет много татар; в окнах торчали полузакутанные смазливые татарки в красивых костюмах.

Из собора поехал к дому купца Смолина[3], где стоял почетный караул от местной команды; затем отправился на освящение только что достроенного здания городского училища и после молебна возвратился в тот же дом Смолина, который угостил великолепным завтраком и множеством вин, между прочим, и медом. После еды, издыхая от жары, пошел в сад и осмотрел богатую юрту киргиза-купца; познакомился с его женой и дочерью, которые сами подошли поздороваться. Была сильная гроза с ливнем, который, кстати, прибил пыль. В 4 ч(аса) выехал из Петропавловска и на 3-й вер(сте) пил чай и шампанское в палатке, устроенной городским обществом. Ехал до ночлега с громадным конвоем киргизов. Приехал туда как раз к закату солнца – поселок Становой. За обедом подавали вчерашние жена исправника и ее хорошенькая сестра и еще две дамы!

19-го июля. Пятница.

После кофе простился с этими дамами и с отличным свежим утром поехал в путь-дороженьку. Скоро переехал из II военного отдела в район I. Завтракал в поселке Новорыбинском, где казаки вместе с хлеб-солью поднесли мне серебряную фигуру одного из отличившихся урядников в Кокандской экспедиции (в 1875-1876 гг. мятежный Коканд был усмирен русскими войсками под командованием генерал-майора М.Д. Скобелева – А.Х.). Тут же с почетным караулом стоял взвод казачат самого мелкого калибра при значке с надписью; они меня конвоировали молодцами до след(ующей) станицы Пресновской; а 13-летний мальчик со значком пожелал проводить меня до границы войска: он на двух лошадях проскакал расстояние в 108 верст до моего ночлега в станице Пресногорьковской, куда я приехал в 9 час(ов) веч(ера) в сопровождении массы киргизов и киргизок верхом.

По случаю последнего дня моего пребывания в Сибирском войске в этой станице было приготовлено угощение населению и вечером иллюминация. Остановился в хорошем каменном доме одного казака; у подъезда стояло два почетных караула: от полусотни льготных и георгиевских кавалеров I отдела. Обедал в 9 ½ ч(асов).

20-го июля. Суббота.

Уехал в 8 час(ов), до самой границы меня провожала вчерашняя ватага киргизов с женами и казачок со значком. На границе была построена арка и столб; за ними начиналась Оренбургская губерния. Тут встретили: командующий войсками Казанского военного округа ген(ерал)-ад(ъютант) Мещеринов[4], наказной атаман Оренбургского казач(ьего) войска ген(ерал) Маслаковец[5] и депутация от войска с хлеб-солью. Отсюда поехал с В.Г. Басаргиным[6] с пятеркой лошадей, но с форейтором (человек, сидящий верхом на передней лошади и управляющий ею при езде четверкою или шестеркой – А.Х.). Новый конвой заступил место старого; целая сотня Оренбургских казачат долго скакала за мной, делая джигитовку все время. Казаки сделали очень хорошее впечатление на меня как своим видом, так и своими лошадьми. Станицы их весьма населенные; природа тоже изменилась, дорога стала песчаною, пошли сосновые леса вместо березовых. В 8 ¼ приехал на ночлег в поселок Луговой, тоже почетный караул в составе полусотни и хлеб-соль от казаков; обедал тотчас по приезде.

Комментарии:

Восточное путешествие Цесаревича приближается к завершению и в эти дни проходит по Степному генерал-губернаторству. Вся страна внимательно следит за каждым шагом Августейшего путешественника. Центральные и местные газеты регулярно размещают на своих страницах сведения с маршрута день за днем. Представляем один из таких выпусков сибирской газеты «Восточное обозрение», опубликовавшей информацию о пребывании Цесаревича в Омске и Петропавловске:

«Телеграммы Северного телеграфного агентства

ОМСК. Сегодня в 11 час(ов) утра на площади городского сада близь крепости, присутственных мест и учебных заведений совершена в присутствии Наследника Цесаревича и при большом стечении народа закладка соборного храма во имя Вознесения Господня; серебрянная·плитка с соответствующей надписью собственноручно положена Наследником Цесаревичем и укреплена камнем.

ПЕТЕРБУРГ, 20-го июля. 18-го июля Цесаревич проследовал чрез Петропавловск, где была трехчасовая остановка. Его Высочество был встречен акмолинским губернатором и, приняв хлеб-соль от города, мещанского общества, магометанского духовенства, казаков и городского управления, присутствовал на освящении городского училища».

(«Восточное обозрение». № 31. 28 июля 1891. С. 13).

Примечания:

[1] Таубе Максим Антонович (1826 – 1910) – российский военачальник, государственный деятель, генерал-губернатор Степного края (1889-1900). Из старинного рода эстляндских баронов фон Таубе. Жена (с 1859): Мария Ефимовна ур. Обрадович (1836-5.02.1907), дочь генерал-майора. Детей не имел.

Воспитывался в дворянском полку в Санкт-Петербурге. Военную карьеру начал прапорщиком лейб-гвардии Литовского полка (1845). Участник польской кампании 1863-1864 гг. За отличие в военных действиях в Польше награжден орденом Св. Владимира 4 степени. (1863) и золотым оружием с надписью «За храбрость» (1864). Начальник Николаевского кавалерийского училища (1865-1873). В 1874 г. зачислен в свиту Императора Александра II. В июле-августе 1886 г. – командующий войсками Киевского военного округа и исполняющий обязанности Киевского генерал-губернатора. С октября 1889 г. по июль 1900 г. – Степной генерал-губернатор, командующий войсками Омского военного округа, войсковой наказной атаман Сибирского казачьего войска. Отстаивал необходимость сохранения Степного генерал-губернаторства. Период правления М.А. Таубе совпал со знаменательными событиями в жизни края: приездом Цесаревича Николая Александровича в 1891 г., строительством Транссибирской магистрали, учреждением в 1895 г. Омской епархии, возведением Успенского кафедрального собора. Член Государственного совета (1900-1910), действительный член Российского географического общества (1890) ,почетный гражданин Петропавловска Акмолинской обл. (1903).

[2] Усть-Ижорский военный саперный лагерь – один из лагерей в 25-ти верстах от Петербурга для подготовки специальных частей Русской Императорской Армии. Он был не только местом летней практики войск, но и полигоном для испытания новых типов фортификационных построек, военной техники, методов ведения будущих войн. Император Николай II бывал в этом лагере, будучи еще Цесаревичем, а затем и после вступления на престол. В дневнике Государя от 24 августа 1895 года есть описание его очередного посещение Усть-Ижорского военного лагеря: «В 9 ¼ при отличной погоде отправился в Усть-Ижору. (…) Приехал в Колпино в 10 ¾ и поехал в коляске к полигону, где стоял почётный караул от Л.-Гв. Саперного батальона. Посмотрев стрельбу из осадных орудий, начал объезд со Случевским всех работ лагеря этого лета. Многое из того, что я видел, было показано два года тому назад, но много было также и нового. Очень практичны мосты Мейснера для переносных жел(езных) дорог. (…) На берегу Невы и в самой реке было сделано много взрывов и фугасов, а также камнемётов (камнемет, или камнеметный фугас (вид полевых фугасов) — одно из искусственных препятствий, устраиваемых при укреплении позиций – А.Х.). На пароходе «Инженер» спустились к понтонному мосту. Оттуда проехал мимо лагеря на станцию». Усть-Ижорский военный лагерь служил Русской Армии верой и правдой вплоть до переворота 1917 года. От бывшего сапёрного лагеря со временем не осталось и следа. В районе бывшей лагерной церкви построен стадион «Парус».

[3] Смолин Сергей Иванович (?- до 1887) – купец 2-й гильдии г. Петропавловска, выходец из ялуторовских купцов, брат крупного зауральского промышленника Д.И. Смолина, проживавшего в Кургане, который занимался помолом муки, винокурением, салотоплением, сельским хозяйством и прочим. Дом С.И. Смолина, в котором останавливался Цесаревич, был возведен в 1874 году. Располагался на углу улиц Пушкинской и Дмитриевской. Перешел по наследству в 1887 году брату С.И. Смолина Дмитрию Ивановичу, а затем сыну последнего – Александру Дмитриевичу Смолину – Петропавловскому купцу 2-й гильдии. К дому в 1916-м пристроили отделение Сибирского торгово-промышленного банка. В измененном виде сохранился до настоящего времени.

[4] Мещеринов Григорий Васильевич (1827-1901) — генерал от инфантерии. Западно-Сибирский генерал-губернатор. Командующий войсками Казанского военного округа. Из дворян Калужской губернии. Образование получил в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, зачислен корнетом в лейб-гвардии Конный полк. Со 2 июля 1851 года занимал должность старшего адъютанта в штабе Гвардейского и Гренадерского корпуса. Во время Восточной войны участвовал в походе Гренадерского корпуса в Крым. 26 декабря 1876 года Мещеринов был назначен генерал-адъютантом. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов неоднократно совершал командировки в Болгарию в действующую армию. С 25 мая 1882 года Мещеринов был командующим войсками Казанского военного округа. Состоял в браке с Верой Дмитриевной Мещериновой (в девичестве — Белевцовой) (ум. в 1911 г.), которая была известна своей общественной деятельностью — главным образом, в качестве председательницы Казанского управления Российского общества «Красного Креста». У супругов было шестеро детей. Г.В. Мещеринов скончался 26 августа 1901 г. в Казани. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

[5] Маслаковец Николай Алексеевич (1833—1908) — оренбургский губернатор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска (1884-1891). . Из дворян Черниговской губернии. Воспитание получил в Петровском Полтавском кадетском корпусе и дворянском полку. В военную службу вступил 17 июня 1854 года. В 1859 году окончил Академию Генерального штаба и направлен в отдельный Оренбургский корпус. В 1864 году зачислен в комиссию по размежеванию земель в Донском войске. 12 августа 1884 года назначен на пост оренбургского губернатора и наказного атамана Оренбургского казачьего войска. За годы правления многого удалось достичь: открыты Оренбургское отделение Волжско-Камского банка, Оренбургский отдел Императорского Российского общества садоводства, отделение Крестьянского банка, переселенческий дом, городская общественная библиотека и столовая для неимущих и дом неимущих, Общество взаимного вспомоществования приказчиков, епархиальное женское училище, переведена из Орска в Оренбург русско-киргизская учительская школа, учреждена Оренбургская Учёная Архивная Комиссия, заложен кафедральный собор и др. Н.А. Маслаковец был автором нескольких исследований, в том числе: «Физическое и статистическое описание кочевых донских калмыков» (1872,1874) и «Оренбургское казачье войско. Краткий исторический очерк постепенного образования Оренбургского казачьего войска и развитие форм военного и гражданского устройства» (1873). После оставления должности Оренбургского губернатора находился в распоряжении военного министра с зачислением по Генеральному штабу. Похоронен на Смоленском кладбище в Петербурге.

[6] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург. Его именем назван мыс и полуостров на юго-восточной оконечности полуострова Муравьев-Амурский в проливе Босфор Восточный залива Петра Великого.