ВОСТОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЦЕСАРЕВИЧА КАК МИССИЯ

Встреча в Московской духовной академии

11 января 2019 года в рамках сессии Отдела дополнительного образования Московской духовной академии прошла встреча с участниками экспедиции в Египет «По пути Цесаревича 1890/1891 гг.» в ноябре 2018 года. Вела встречу бессменный организатор и руководитель паломнических поездок в Африку и Азиатскую часть Египта в течение десяти лет В.Ю. Алексеева.

ВОСТОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЦЕСАРЕВИЧА КАК МИССИЯ
Участники встречи «По пути Цесаревича» в МДА. Фото А. Ширяева
http://kursmpda.ru

Перед многочисленными собравшимися выступили доктор педагогических наук, профессор Кубанского государственного университета, Екатеринодарской духовной семинарии А.А. Остапенко и член Союза писателей России и Императорского Православного Палестинского Общества, Председатель Юбилейного комитета к 130-летию путешествия на Восток Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича 1890/91 год А.Ю. Хвалин (см. подробнее: http://kursmpda.ru/news/vostochnoe-puteshestvie-tsesarevicha-v-ramkah-sessii-odo-proshla-ocherednaya-vechernyaya-vstrecha.html).

Ниже публикуется текст доклада А.Ю. Хвалина.

 

Путешествие на Восток Наследника Цесаревича Николая Александровича 1890-1891 годов как православная миссия

 

Подготовка к путешествию

Ввиду грандиозности целей и задач исключительно важной оказывается личность самого Августейшего путешественника. Выявленные нами архивные документы свидетельствуют, что Император Александр Третий начал готовить своего первенца в дорогу за десять лет до отправления в путь. Мероприятие далеко выходило за рамки традиционных путешествий отпрысков владетельных Домов Европы, совершаемых по окончании обучения с ознакомительными и культурными целями.

Путешествие на Восток Наследника Цесаревича Николая Александровича предваряла всесторонняя и многолетняя подготовка: лучшие специалисты страны по программе Академии Генерального штаба и Императорского университета обучали Цесаревича, он регулярно участвовал в военных сборах и учениях, командуя вверенным ему подразделением, принимал участие в заседаниях Государственного Совета, регулярно занимался спортом, физическими упражнениями, развивающими играми, что в то время входило в обязательную программу обучения и воспитания наследников правителей Владетельных Домов Европы. Цесаревич Николай Александрович прекрасно знал отечественный и мировой театр, был тонким знатоком и ценителем искусства.

Цели и задачи путешествия

Программа Восточного путешествия Цесаревича, которая детально обсуждалась на совещаниях у Державного Отца – Императора Александра III несколько месяцев, ставила главной целью поклонение святым местам, поддержку православия в мире, усиление внутренней миссии.

Согласно «Свода Основных государственных законов Российской Империи» (раздел 1, глава 7, статья 42 по редакции 1832 г.) закон о главе страны сформулирован следующим образом: «ИМПЕРАТОР, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния. 1721 Янв. 25 (3718) ч. 1, введ. — В сем смысле ИМПЕРАТОР, в акте о наследии Престола 1797 Апр. 5(17910) именуется Главою Церкви. — 1906 Апр. 23., собр. узак., 603, ст. 24.

Следовательно, когда Наследник Всероссийского Престола, будущий Император посещал иностранные державы с официальным визитом, он воспринимался правителями, властями и народами этих стран как защитник интересов Вселенского и русского Православия всей государственной мощью Российской Империи.

Вполне естественно, что первоначально в маршруте восточного путешествия было запланировано и посещение Цесаревичем Святой Земли. Специально к этому событию подготовили к освящению церковь в Русском доме на Александровском подворье. Но по религиозно-политическим причинам посещение Иерусалима Наследником Цесаревичем было отменено, что вызвало его крайнее разочарование. Также в результате недальновидных действий Константинопольской Патриархии и обострения армянского вопроса не состоялось посещение Цесаревичем Константинополя, хотя в первоначальных планах визиты в эти два города значились. Не смог посетить Великий Князь и нововозведенный храм Николая-до в Токио вследствие совершенного на него в Японии покушения, которое также имело религиозно-политические причины.

Помимо основной, духовной, ставились и иные цели Восточного путешествия, а именно: образовательные – приобретение Цесаревичем опыта и знаний, необходимых для служения Царю и Отечеству. Знакомство во время плавания: — на военно-морском судне с условиями флотской службы; а также знакомство с государствами, которые Его Императорское Высочество еще не посещал. Другими целями были: показать военную мощь России, воплощенную в судах эскадры. Осмотр казачьих войск по пути следования по России, по званию Верховного Атамана. Изучение на месте важного вопроса «об устройстве сплошного рельсового пути в Сибири для облегчения снабжения европейской части России. А также совершение во Владивостоке по воле Государя Императора Александра Третьего закладки за счет казны Уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути, вопрос о постройке которого был очень важен как для правительства, так и для общества. Рассматривалась и проблема заселения страны вглубь как одна из основных задач первостепенной важности. И надо констатировать, что все поставленные задачи были блестяще решены, несмотря на трудности и непредвиденные обстоятельства.

Маршрут и ход путешествия

 Путешествие продлилось с 23 октября (4 ноября) 1890 года по 4 (16) августа 1891 года, то есть заняло более 9 месяцев. За время путешествия было пройдено 51 000 вёрст, из них 15 000 — по железной дороге, 5 000 — в экипаже, 21 900 — по морям, 9 100 — по рекам.

С точки зрения православной миссии путешествие на Восток Наследника Цесаревича имело две взаимоважные стороны, а именно: внутренняя жизнь Августейшего путешественника как православного христианина, его общение с единоверцами. И внешняя – встречи с иноверными и инославными представителями государств, по которым пролегал маршрут, осмотр религиозных и культурных достопримечательностей тех мест. На географической карте маршрут делится на две части: зарубежные страны и собственно российские территории в начале и в завершающей части путешествия.

Путешествие на Восток началось в церкви Гатчинского дворца после Божественной литургии и молебна в воскресенье 21 октября ст.ст. 1890 года. Родственники благословили Цесаревича в путь иконами и складнями. Еще день уходит на сборы и прощания. 23-го октября Наследник прощается на станции Сиверской с родителями, и скорый поезд мчит его в столицу Царства Польского в составе Российской Империи, в Варшаву.

Ход начинающегося путешествия определялся церковным Григорианским календарем, хотя в первой тетради ВОСТОЧНОГО ДНЕВНИКА ЦЕСАРЕВИЧА даты указывались типографским способом и по старому, и по новому стилю. В дальнейшем от руки Цесаревич указывал даты только по церковному православному календарю.

В Варшаве путешественники лишь пересели в заграничный императорский поезд. Однако в Вене пришлось задержаться. Здесь Цесаревич посетил гробницу Наследного Кронпринца Австрийского Рудольфа (1858-1889), расположенную в маленькой церкви монашеского ордена капуцинов в Вене, где хоронили представителей Династии Габсбургов.

Но уже через сутки путешественников встречал Триест — город и порт, принадлежащий Австрии, но расположенный на берегу Адриатического моря в Италии. В Триесте 19 октября путешественники пересели на фрегат «Память Азова». Здесь к ним присоединился Великий Князь Георгий Александрович, младший брат Цесаревича, служивший мичманом на «Памяти Азова». На корабле была походная церковь, ставшая с этого момента духовным центром экспедиции на длительное время вплоть до Владивостока.

Наследник и лица свиты регулярно участвовали в богослужениях, в том числе и Страстной Седмицы. В корабельной церкви встретили они вместе с командой и Светлый праздник Пасхи, когда суда стояли на рейде в японском городе Нагасаки. Визит был составлен специально с учетом православного календаря. В корабельных церквях, бывших на крейсерах эскадры, молитвенно отмечались и другие важные события: большие церковные праздники, дни рождения и тезоименитства Членов Императорской Фамилии, годовщина убийства Императора Александра II в 1881 году и др.

Погостив в монаршей семье в Афинах у крёстной матери Цесаревича Королевы эллинов Ольги Константиновны и её мужа Короля Греции Георга I, путешественники двинулись дальше. Вместе с единоверными родственниками Августейшие путешественники посещали богослужения в соборе в Патрасе, посольской церкви в Афинах, в дворцовой церкви греческого дворца. На новом кладбище в Пирее, где находились могилы наших матросов, был отслужен молебен. Помимо этого в Афинах Цесаревич принял двух наших архимандритов и монахов с Афонского монастыря.

После Греции эскадра под брейд-вымпелом Цесаревича отправилась к берегам Африки, в Египет, где путешественники сделали остановку. C 10 по 27 ноября 1890 года крейсера стояли на рейде в Порт-Саиде и Измаилии, и две недели Цесаревич Николай со свитой знакомились с Египтом. Опуская детали египетского маршрута, приведем интересные архивные документы, прежде неизвестные исследователям и читателям.

ВОСТОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЦЕСАРЕВИЧА КАК МИССИЯ
Выступает профессор А.А. Остапенко с рассказом о поездках в Египет. Фото А. Ширяева.

По мнению российского Генерального консула в Каире А.И. Кояндера, «благодаря чистосердечным стараниям и соединенным усилиям Хедива, его подданных и сочувствующих России иностранных колоний пребывание это вышло более блестящим, чем того можно было ожидать. (…) Каир никогда до сих пор не видал, да, весьма вероятно, и не увидит ничего подобного в смысле приема, хотя бы и старшего Члена одной из Царствующих в Европе Династий. Память об этом путешествии надолго сохранится не только в здешнем обществе, но и в среде беднейшего класса населения, для которого щедрые, истинно Царские пожертвования Цесаревича в пользу бедных и в пользу некоторых благотворительных обществ являются неожиданным благодеянием» (АВПРИ. Ф. 151. Политархив. Оп. 482. Д. 828. Лл. 168-168 об.).

Особое впечатление встреча с Цесаревичем произвела на юные и восторженные души учеников «русской школы» в Каире. «Русской» ее назвал в своих путевых заметках о Египте выдающийся русский византинист, историк Церкви, профессор по кафедре церковной археологии и литургики Киевской духовной академии, почетный член Императорского Православного Палестинского Общества Алексей Афанасьевич Дмитриевский (1856-1929), неоднократно посещавший Иерусалим, Афон, Константинополь, Синай и Египет. Он пишет: «Мы уверены, что весьма не многим из русских людей, даже бывавшим и жившим в Египте, известно, что в столице его, на берегах многоводного кормильца Нила, в Каире имеется русская школа. Между тем школа эта уже просуществовала четверть века, воспитала очень многих детей местного каирского православного общества, служащих теперь на различных поприщах общественной и частной деятельности, есть, можно сказать, единственный рассадник христианского просвещения для всего Александрийского патриархата; в ней ежегодно обучается до 200 детей местного каирского общества. Мы назвали эту школу русскою, потому что она основана на средства русского подданного, состоит под высоким покровительством русского Государя Императора, главный попечитель ее – русский дипломатический агент при египетском хедиве, стараниями нашего русского агентства она приведена в нынешнее вполне благоустроенное состояние и т. д.; но на самом деле в Каире не только официально, а даже и частным образом никто из местных греков или арабов не обмолвился назвать эту школу своим настоящим именем и даже придет в недоумение от одного имени русский. Официально школа эта носит название амбетьевской по имени своих основателей» (Церковноприходская школа. 1889. Кн. 4. Ноябрь. С. 228).

В ВОСТОЧНОМ ДНЕВНИКЕ ЦЕСАРЕВИЧА в записи от 12/24 ноября 1890 г. школа названа «греческой»: «Посетили греч(ескую) школу…» (http://archive-khvalin.ru/4-ya-nedelya-s-11-go-po-17-e-noyabrya-1890-goda/).

К моменту посещения Цесаревичем школы в ней не было ни одного русского ученика, хотя русский язык преподавался. Его ввели для подготовки сотрудников из арабов для наших консульств в городах Египта и для других «поприщ». К тому же школа в тот период находилась под покровительством Императора Всероссийского и частично содержалась на русские деньги. Руководящий орган школы – ефорию – возглавлял большой друг России Предстоятель автономной Синайской Православной Церкви Архиепископ Синайский, Фаранский и Раифский Порфирий (Марудас, 1831-1909), одно время управлявший подворьем Синайского монастыря в Киеве.

После того, как Августейшие Путешественники осмотрели «развалины мечети Султана Хасана, считающейся лучшим образцом арабского архитектурного искусства, и, проехав мимо каирских базаров, (они) проследовали в находящуюся под русским покровительством школу Амбета и стоящее рядом с нею Синайское подворье. Совет управления школы, состоящий под председательством Архиепископа Синайского Порфирия, приготовился достойным образом встретить Высоких Гостей. Ведущие к школе узкие переулки были устланы коврами, а стены домов задрапированы флагами и материями. Воспитанники встретили Посетителей стройным пением по-русски «Боже, Царя храни», а затем и греческого народного гимна» (АВПРИ. Ф. 151. Политархив. Оп. 482. Д. 828. Лл. 148-148 об.).

Преосвященный Порфирий обратился к Цесаревичу с речью:

«Как председатель попечительского совета учебного сего учреждения «Амбет», под Августейшим Его Императорского Величества покровительством находящегося, и как архиепископ святой Обители Синайской, которая числит не мало примеров Царской милости, я чту за счастье возможность предстать пред Вашим Императорским Высочеством, Наследником славной династии русских Царей, и выразить в немногих (словах – А.Х.) благодарность за ту высокую честь, которую оказали учебному сему учреждению, удостоив его своим посещением, что свидетельствует, в свою очередь, о Вашей любви к науками и о благородных стремлениях Вашего сердца.

Описание же сегодняшнего дня неизгладимо начертано будет на страницах истории Амбетской школы.

Да хранит Господь державного Отца Вашего Императорского Высочества, Государя Императора Александра Третьего и всю семью Его во здравии, многолетии, могуществе и славе, а Ваше Императорское Высочество, гордость и славу всего русского народа, да бережет, как зеницу ока от всякого зла, и да благоволит возвратиться Вам под Ваш родительский кров во здравии для славы всего русского народа, Святой Православной Церкви и священных мольбищ на Востоке.

Да здравствует Государь Император Александр III!

Да здравствует Государыня Императрица Мария Феодоровна.

Да здравствует Наследник русского престола Великий Князь Николай Александрович!

Да здравствует вся Царская семья и русский народ!»

(АВПРИ. Ф. 317. Генеральное консульство в Египте. Оп. 820/1. Д. 1304. Л. 144).

Внеся пожертвование на содержание школы, не забыл Цесаревич, казалось бы, такую мелочь, как сладости для детей – учащимся раздали 285 коробок с конфетами. (АВПРИ. Ф. 317. Генеральное консульство в Египте. Оп. 820/1. Д. 1304. Лл. 145-146 об.)

ВОСТОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЦЕСАРЕВИЧА КАК МИССИЯ
А.А. Остапенко, В.Ю. Алексеева, А.Ю Хвалин (слева направо).

На всем египетском маршруте следования Цесаревича от его имени раздавались многочисленные памятные подарки – портсигары, запонки, булавки, а также благотворительная помощь и пособия отдельным людям и учреждениям. Среди отмеченных: прислуга мечетей и музеев и т.п. Русскому благотворительному обществу выдано 200 ф.ст.; Французскому благотворительному обществу – 40 ф.ст.; Православной Каирской общине – 100; пособие Патриаршей церкви Св. Николая в Каире – 50; пособие Европейскому госпиталю в Каире – 60; сестрам милосердия Францисканского ордена – 10; а также по индивидуальным 66 прошениям выдано – 158 ф.ст. (АВПРИ. Ф. 317. Генеральное консульство в Египте. Оп. 820/1. Д. 1304. Лл. 145-146 об.; 147-150).

После Египта Августейшего путешественника ждали: Индия, Цейлон, Сингапур, Бангкок, Китай, Япония… И только потом – родина.

От Суэца русские корабли через Аден последовали в Индию, куда прибыли 11 (23) декабря в Бомбей, где их встретили салютом.

Маршрут пешего путешествия по Индии (с частичным сплавом по Гангу) включал в себя: Бомбей, Дели, Агра, Лахор, Амритсар, Бенарес, Калькутта, Мадрас и др. города.

31 января (11 февраля) корабли «Память Азова» с «Владимиром Мономахом», покинув Цейлон и соединившись с Тихоокеанской эскадрой, через Сингапур (18 февраля) и Батавию на острове Ява (23 февраля) следуют до Бангкока (7 марта). В Бангкоке Цесаревич Николай в течение недели является гостем сиамского (таиландского) короля Рамы V Чулалонгкорна. Попрощавшись с гостеприимным королем, Великий Князь Николай Александрович 13 (25) марта последовал в Нанкин через Сайгон (15 марта), Гонконг (23 марта) и Шанхай. Из Нанкина он совершает путешествие по реке Янцзы на пароходе Русского добровольческого флота «Владивосток» в сопровождении канонерских лодок до города Ханкоу. В православную церковь в Ханькоу Цесаревич со спутниками в первую очередь и отправился. Как свидетельствует дневниковая запись от 7-го апреля 1891 года, в воскресенье:

«День был прелестный – чисто весенний! Приятно было снова попасть в русскую церковь. Служил благочинный из Пекина с китайцем-дьячком, а пели любители купцы. После обедни зашли на чашку чаю к консулу и его жене, затем принял три депутации от купцов и всей нашей колонии в Ханькоу; давно не получал хлеб-соль; она тем более дорога вдали от родины!»

Через день Августейший путешественник вновь посещает православную церковь в Ханькоу, чтобы молиться на панихиде «по тете Ольге».

Покинув Китай, эскадра из шести кораблей русского флота, возглавляемая флагманским крейсером «Память Азова» под брейд-вымпелом Цесаревича, 15 апреля 1891 года вошла в японский порт Нагасаки. Там путешественники встретили Пасху Христову.

В следующем японском порту Кагосима Цесаревич принял японского православного священника о. Иакова Такая. Из депеши русского посланника в Японии Д.Е. Шевича картина встречи Цесаревича и православного японского священника в Кагосиме рисуется следующим образом:

«(…) Наследнику Цесаревичу имел счастье представиться местный православный священник из японцев с депутациею от Кагосимских православных, которых там насчитывается до 200 человек. Его Императорское Высочество и принц Георг приняли благословение от священника и приложились ко кресту, с которым он Их встретил. В ответ на приветствие священника и пожелание счастливого путешествия Наследник Цесаревич изволил благодарить и выразиться, что Он весьма рад встретить здесь своих единоверцев. Его Высочество присовокупил, что это Ему тем приятнее, что, зная, как японцы любят своего императора, Он может подтвердить им, что вера наша учит преданности своему государю и любви к отечеству. Слова эти, которые были переданы депутации членом японской свиты, говорящим по-русски, произвели на всех присутствовавших самое благоприятное впечатление».

В завершение своей депеши о пребывании Государя Наследника Цесаревича в Нагасаки и Кагосима, посланник в Токио Д.Е. Шевич сообщает:

«Перед отъездом из Кагосима Его Императорское Высочество послал встретившему Его православному священнику образ св. Николая Чудотворца в богатом серебряном окладе» (выделено мной – А.Х.) (АВПРИ. Ф. 150. Японский стол. Оп. 493. Д. 896. Лл. 176-177, 180).

По распоряжению Государя Императора Александра III после «инцидента в Оцу» программа пребывания Наследника в Японии была спешно свернута. Не состоялось даже участие в освящении собора святителя Николая в Токио, специально приуроченное к визиту Царского Сына. Отплыв 7 мая из Кобэ, Цесаревич 11 мая прибывает во Владивосток.

От Владивостока до столиц

Вступив на русскую землю во Владивостоке, Августейший путешественник продолжил свой маршрут по родным просторам. Какой бы город или селение ни посещал Цесаревич, он первым делом отправлялся в храм, церковь или часовню. Повсюду Высоких гостей встречали Крестом, словами приветствия архиереи и священники. После Владивостока и Хабаровска, двигаясь по родной земле по воде и суше, путешественники посетили следующие города и прилегающие земли: Благовещенск, Чита, Иркутск, Красноярск, Ачинск, Томск, Тобольск, Омск, Оренбург, Уральск…

Можно отметить следующие события: 4-го июня 1891 г. в Благовещенске в соборе преосвященный епископ Гурий, как пишет в дневнике Цесаревич, «встретил меня словом; собор деревянный старенький, в нем хранится чудотворная икона Албазинския Божией Матери».

В Албазинской станице 9-го июня «в церкви видел старую икону Божией Матери времен осады города; священник подарил мне рукописное извлечение из Нерчинского и Якутского архивов, касающееся именно той любопытной поры, когда русские «охочие люди» и казаки хозяйничали на Амуре! Читал это весь день с большим увлечением», — записывает в дневнике Цесаревич.

По ходу движения с востока на запад страны Цесаревич встречается с инородцами – бурятами, калмыками, киргизами, татарами, которые одаривают его всевозможными подарками и оказывают почести религиозного характера: «По их понятиям, — пишет 19-го июня в дневнике Цесаревич, — «я перерожденец матери Будды «хутухта» («живые боги» — А.Х.) с тех пор, что я имею право сесть на трон с 5-ю подушками. Все время за мной ехал конвой исключительно бурятов; каждый раз, что я на них смотрел, они все подымали руки к лицу и держали их до тех пор, пока я не отворачивался».

На следующий день, 20-го июня, Цесаревич «в селе Курбинском зашел в миссионерскую церковь; затем на пароме переправился через р(еку) Курба и отправился в Ацагатский дацан. Это небольшой храм в китайском стиле, окруженный стеной, расположен у подножия горы». Осмотрев все внимательно, Наследник делает заключение: «Вся обстановка напоминала Индию или Сиам, а уж вовсе не Россию».

Далее по пути Цесаревич «посетил Троицкий-Селенгинский мон(астырь), основанный в 1681 году, видел дерев(янную) церковь тех времен и затем зашел к настоятелю. Выпив у него чаю и шампанского по сибирскому обычаю, поехал дальше»,- как свидетельствует дневниковая запись. В Иркутске, где была устроена великолепная встреча; преосвященный Вениамин сказал длинное слово». После Цесаревич отправился в Вознесенский монастырь на поклонение мощам св. Иннокентия, первого епископа Иркутского. Затем был постный завтрак у Агафангела, настоятеля лавры, вместе с преосвященным Вениамином».

В Красноярске в соборе преосвященный Тихон сказал очень длинное слово. В Томске 5-го июля у часовни Иверской Божией Матери, устроенной на подобие Московской, Августейший путешественник был встречен духовенством с преосвященным Макарием. Приложившись к иконе, посетил архиерея и женский монастырь.

10-го июля после посещения Тобольского собора Цесаревич «пошел осмотреть ризницу, в которой хранится множество весьма любопытных предметов, относящихся ко времени покорения Сибири! Посетив преосвященного, поехал в музей. Здесь меня более всего интересовал колокол, сосланный из Углича за то, что он бил в набат в день смерти царевича Дмитрия. Мне также очень понравилась необширная, но редкая библиотека», — читаем в дневнике Августейшего путешественника.

На следующий день, 11-го июля, в селе Усть-Ишимское, под Омском, Цесаревич помимо других депутаций от разных городов принял и старообрядцев.

В самом Омске за несколько дней он посещает несколько церквей: Ильинскую, Соборо-Воскресенскую и войсковую Никольскую церковь, а 16-го июля «поехал за крепость к месту закладки нового Собора во имя Вознесения Господня».

Далее Августейший путешественник побывал в соборах и церквях Орска, Петропавловска, Троицка, Оренбурга. В Уральске в соборе был встречен преосвященным Макарием Оренбургским. В этом городе Цесаревич принял участие «в праздновании 300-летнего юбилея Уральского войска, который был отпразднован блестящим образом. В 9 ½ отправился в полной форме Л(ейб)-Гв(ардии) Уральской сотни в церковь Архистратига Михаила, где шла архиерейская служба; при входе в церковь мне была вручена насека (род казачьей атаманской булавы – А.Х.) , с которой не разлучался все утро», — делает он 31-го июля запись в дневнике.

Миновав Уральские горы, на станции Бузулук Августейший путешественник сел в поезд и стремительно стал приближаться к Москве, которая готовилась к торжественной встрече Наследника Всероссийского Престола.

Вот что Цесаревич записывает в своем Дневнике от 2-го августа, Пятница:

«В 7 ¼ переехали большой Волжский мост; весь день прошел во встречах. В Батраках встретило Симбирское дворянство, в Кузнецке Саратовское, в Пензе – Пензенское, где я пил чай от города, и, наконец, в Пачелме – Тамбовское…» На следующий день Августейший путешественник пребывает в Рязань, а оттуда уже рукой подать до Первопрестольной, на подъезде к которой к нему в вагон садится «дядя Сергей» – Великий Князь Сергей Александрович, ставший в феврале 1891 года генерал-губернатором Москвы, памятный знак ему восстановлен недавно в Кремле.

Впервые в книге «По пути Цесаревича» публикуются строчки из дневника Цесаревича, посвященные его пребыванию в Москве.

ВОСТОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЦЕСАРЕВИЧА КАК МИССИЯ
Памятник прп. Сергию Радонежскому у стен Свято-Троицкой лавры. Фото А. Хвалина

В записи от 3-го августа, Суббота, говорится:

«После завтрака в час дня приехал в Москву (…) Поехал с генерал-губ(ернатором) к Иверской, затем в Успенский Собор и чрез Чудов монастырь в Николаевский дворец. Москвичи встретили со свойственным им радушием. Выпив чаю, отправился в Троице-Сергиевскую Лавру по Ярославской жел(езной) дороге. Приложившись к мощам св(ятого) Сергия Радонежского и закусив у настоятеля на балконе, вернулся к 7 час(ам) в Москву. Переехал на Николаевский вокзал в прежний Варшав(ский) поезд и тронулся окончательно в путь к дому».

4 августа 1891 года поезд Цесаревича подошёл к станции Тосно под Санкт-Петербургом, где Великий Князь Николай Александрович был встречен Августейшими Родителями, братьями и сестрой. Все вместе поехали в Красное Село. «Заехав на несколько минут в дом Папа и Мама, все отправились в церковь к обедне и молебну», — говорится в дневнике Великого Князя Николая Александровича.

Уникальное путешествие на Восток, начавшись молитвой, молитвой и завершилось.

Немного придя в себя, Цесаревич записывает в дневнике 7-го августа: «Выспался идеально; странным кажется, что дальше некуда ехать и что больше не будет ночлегов с поздними приездами и ранними отъездами. Понемногу я начинаю приходить в себя и сознавать, что действительно вернулся домой; Боже, что за отрадное чувство!»

Но еще много месяцев и даже лет спустя после окончания восточного путешествия в дневнике Цесаревича будут появляться записи, свидетельствующие о том глубоком следе, который оно оставило в душе будущего святого Царя-страстотерпца Николая. Плоды путешествия на Восток Цесаревича имели большое значение для внешней и внутренней политики Российской Империи. Для внимательных исследователей его результаты видны и в сегодняшнем дне Русской Православной Церкви и государства Российского. Но это тема уже отдельного обстоятельного разговора.

Андрей Хвалин,

председатель Юбилейного комитета

к 130-летию путешествия на Восток

Наследника Цесаревича