«РЕШАЮЩЕЕ СЛОВО В ВОСТОЧНОМ ВОПРОСЕ ДОЛЖНО И БУДЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ НАМ»

О Транссибирской железнодорожной магистрали: взгляд из Японии

После посещения Наследником Цесаревичем Николаем Александровичем в апреле-мае 1891 года Японии в ходе восточного путешествия, его мужественного и благородного поведения после покушения в Оцу, сдержанной и мудрой реакции на это злодеяние фанатика-полицейского со стороны Государя Императора Александра III и русского правительства отношение к нам в японском обществе стало меняться. Об этом свидетельствуют архивные документы дипломатической переписки российских представителей в Токио с Императорским министерством иностранных дел и публикации в японской прессе.

Другими факторами, способствующими повороту общественного мнения Японии в сторону России, как свидетельствуют документы, явились начало строительства Великого Сибирского железнодорожного пути и сближение России с Францией в Европе и Азии, что позволяло нам действенно противостоять давнему «партнеру» в азиатском регионе – Англии.

Оценивая складывающуюся ситуацию, через три года после визита Цесаревича русский поверенный в Токио гофмейстер М.А. Хитрово писал министру иностранных дел Н.К. Гирсу в депеше № 11 от 5/17 февраля 1894 года: «Коммерческих колоний у нас здесь нет; у нас два или три Русских подданных в Иокогаме и один – в Кобе: вот и все. В торговом отношении не мы нуждаемся в Японии, а она в нас, и эта ее нужда в нас будет возрастать все более и более, по мере того, как будет подвигаться постройка Сибирской железной дороги и развиваться наши торговые с Япониею отношения. (Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Японский стол. Ф. 150. Оп. 493. Д. 899. Лл. 55-55 об.)

«РЕШАЮЩЕЕ СЛОВО В ВОСТОЧНОМ ВОПРОСЕ ДОЛЖНО И БУДЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ НАМ»
Политическая карта, на которой страны представлены в виде животных, из исторического музея г. Мито, центр префектуры Ибараки. Фото А. Хвалина.

В следующей своей депеше из Токио № 15 за 20 февраля/4 марта 1894 года русский дипломат добавляет: «(…) Вообще надо признать, что за последнее время все события сами собой слагались как-то так, что они не могли не возбуждать все более и более интереса японцев к нашему им столь близко соседственному, столь для них любопытному, могущественному, громадному государству». (Там же. Л. 72). Здесь же называются и причины возросшего интереса японцев к России: строительство Транссиба и сближение с французами.

В подтверждение своих слов М.А. Хитрово приводит выдержки из японских газет. В частности, дается выписка из статьи под заглавием «Россия и Англия в их отношениях к Японии» газеты «Нироку Симпо».

Японский автор пишет на страницах газеты «Нироку Симпо»: «Две великие Державы – Россия и Англия, как всем известно, находятся в постоянном антагонизме друг с другом, как по нравам и характеру самих народов, так и по причинам государственным и политическим. Поэтому мы видим везде столкновение интересов этих двух Держав; интересы же, служащие поводом к столкновениям, — такие животрепещущие, что их можно уподобить куску мяса, брошенному двум разъяренным тиграм, или сокровищу, из-за которого бьются два дракона.

Эти враждебные отношения двух Держав могут продолжаться и в ХХ столетии и, очевидно, что если какое-нибудь третье независимое государство возьмет сторону одной из сказанных двух Держав, то эта последняя может иметь перевес над другою. Так, если Япония – самая могущественная страна на крайнем Востоке, — примет сторону России, и, укрепив остров Цусима, защитит его своею эскадрою, то она может не допустить английский флот до бомбардировки Владивостока. Точно также Япония может не пропускать и русские военные суда к Гонконгу. Она в состоянии даже весьма легко угрожать и Китаю, союзнику Англии.

Не мудрено, что ныне обе вышеупомянутые великие Державы стараются заручиться благорасположением Японии, на которую они прежде смотрели с презрением, как на страну нехристианскую. В виду этого с нашей стороны было бы весьма малодушно опасаться в настоящее время Англии или России: напротив, мы можем теперь гордо смотреть им в глаза.

Из этих двух держав в особенности Россия чувствует необходимость в дружбе Японии. На Балканском полуострове и Афганской границе Россия занимает относительно Англии наступательное положение; война с Турциею и демонстративное возрождение черноморского флота – все это говорит о преобладании сил России на западе. На дальнем Востоке, однако, Россия представляет совершенно иное явление, а именно даже Владивосток едва ли в силах противостоять атаке английской эскадры Тихого океана. Подобный контраст происходит от того, что Россия сильна армиею, а Англия – флотом. Вследствие этого Россия ныне стремится посредством проведения Сибирской железной дороги создать возможность стягивать на крайнем Востоке свои сухопутные силы, а Англия в свою очередь заблаговременно, не ожидая окончания Сибирской линии, кажется, успела уже войти в соглашение с Китаем, ибо в китайском флоте начали появляться на службе англичане. Это, конечно, весьма выгодно для Англии, так как она получает возможность пользоваться китайскими военными судами на случай войны с Россиею.

В виду всего этого Россия за последнее время особенно старательно заявляет нам о своих лучших чувствах. Посещение Японии Русским Наследником служит тому красноречивым примером, и, если бы только у нас были тогда действительно выдающиеся государственные люди, то Япония вполне могла бы воспользоваться этим благоприятным случаем в интересах нашей внешней политики (выделено мной – А.Х.). Как бы то ни было, мы и теперь можем отлично судить о чувствах и политике России относительно Японии по тому, как любезно держит себя здесь Русский Посланник (М.А. Хитрово – А.Х.).

Итак, прежде мы боялись Русских, а теперь нашли в них друзей самых приятных и любезных. Всем этим нам пора ныне воспользоваться» (АВПРИ. Японский стол. Ф. 150. Оп. 493. Д. 899. Лл. 74-77).

Спустя два года, в 1896-ом, гофмейстер М.А. Хитрово в депеше из Токио в министерство иностранных дел подтверждает свои прежние выводы и указывает те обстоятельства, которые помогут России прочно утвердиться на ее дальневосточных рубежах:

«РЕШАЮЩЕЕ СЛОВО В ВОСТОЧНОМ ВОПРОСЕ ДОЛЖНО И БУДЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ НАМ»
Великий Сибирский путь. http://img-fotki.yandex.ru

«Всего важнее для нас выигрыш времени, и этого мы можем достигнуть всего вернее в заблаговременном соглашении с Япониею. Да, выигрыш времени, — вот что резюмирует всю суть наилучшей нашей политики в виду нынешних событий на крайнем Востоке. Ибо не надо забывать той непреложной истины, что действительное, фактическое обеспечение обладания уже 25 лет тому назад приобретенных нами громадных наших Приамурской и Приморской окраин началось лишь в 1891-ом году, когда Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич, ныне благополучно царствующий Государь Император, во исполнение Державной воли Августейшего Его Родителя положил первый камень в основание ныне созидаемой нашей великой Сибирской железной дороги (выделено мной – А.Х.). Возможно быстрое ее окончание, охранение и ограждение во всех отношениях и от всех случайностей осуществления этого гигантского предприятия и выигрыш необходимого на то времени – вот (…) весь объект нашей нынешней политики на Крайнем Востоке…

…последнее решающее слово в крайне Восточном вопросе должно и будет принадлежать нам» (АВПРИ. Японский стол. Ф. 150. Оп. 493. Д. 900. Лл. 86-87).

Настала пора российской исторической науке отказаться от взгляда на восточное путешествие Наследника Цесаревича Николая Александровича 1890/91 гг. в целом и на его визит в Японию, в частности, как на исключительно образовательную поездку с приятным времяпрепровождением. Великий Сибирский железнодорожный путь, заложенный Цесаревичем, и поныне служит России. И до сих пор на Транссиб взирают вожделенно японцы. И не только они одни.

Публикация, подготовка текста и комментарии Андрея Хвалина