Конференция памяти святой Великой Княгини Елисаветы

В московском центре Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) 22 октября 2018 года состоялась Всероссийская научно-общественная конференция, посвящённая 100-летию мученической кончины святой Великой Княгини Елисаветы Феодоровны.

Конференцию вступительным словом и приветствием к участникам открыл Председатель Императорского Православного Палестинского Общества С.В. Степашин. Он подытожил сделанное региональными и зарубежными отделениями Общества в 2018 году, объявленном по решению Совета ИППО Годом преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, и анонсировал предстоящие памятные мероприятия.

Приветственное слово участникам форума направил Почётный член ИППО, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

Конференция памяти святой Великой Княгини Елисаветы
Храм святой Марии Магдалины в Иерусалиме, где покоятся мощи прпмц. Вел. Кн. Елизаветы Феодоровны. Фото А. Хвалина

С докладами на конференции выступили:

Зам. Председателя ИППО, д.и.н., гл. н. с. Института российской истории РАН Н.Н. Лисовой «Под знаком Тавифы: к 125-летию освящения Русского храма в Яффе»; зам. Председателя ИППО, председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество», к.и.н. А.В. Громова «Увековечение памяти преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны в год 100-летия её мученической кончины»; член ИППО, член Союза писателей России, д.ф.н., проф. Российского государственного университета им. А.И. Косыгина В.И. Мельник, «Преподобномученица Великая Княгиня Елисавета Феодоровна: освоение русского мира»; председатель Кипрского отделения ИППО, академик РАЕН, д.м.н. Л.А. Буланов «Увековечивание памяти преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны на Кипре»; зам. директора Орловского объединённого государственного литературного музея И.С. Тургенева Н.И. Белинская «Великая Княгиня Елизавета Федоровна – владелица «Лобановской экономии» в селе Долбёнкино Дмитровского уезда Орловской губернии»; член ИППО, председатель Общественного Мемориального фонда благоверного Великого Князя Сергия Александровича, к.и.н. Д.Б. Еришин «К вопросу об имени и отчестве Великой Княгини Елизаветы Федоровны»; член Нижегородского отделения ИППО, засл. врач РФ И.А. Малиновская «Преподобномученица Елисавета Феодоровна в истории Земли Нижегородской»; член ИППО, к.п.н Д.С. Куров «Образ Великой Княгини Елизаветы Федоровны в её письмах к дармштадтским родственникам и бабушке английской королеве Виктории»; зам. руководителя Научной секции ИППО, заведующий Архивом и Научной библиотекой ИППО, кандидат культурологии С.Ю. Житенёв «Паломничество в жизни Великой Княгини Елизаветы Федоровны».

Конференция памяти святой Великой Княгини Елисаветы
Обложка Палестинского сборника

Многие доклады, прозвучавшие на конференции, вошли в очередной выпуск Православного Палестинского сборника №115, приуроченный к конференции и розданный ее участникам.

В заседании форума принял участие председатель Юбилейного комитета к 130-летию путешествия на Восток Наследника Цесаревича, член ИППО и Союза писателей России Андрей Хвалин.

В рамках исследовательской программы Юбилейного комитета ВОСТОЧНЫЙ ДНЕВНИК ЦЕСАРЕВИЧА были выявлены новые архивные документы, проливающие свет на ход подготовки к путешествию на Восток Великого Князя Николая Александровича, сложность международной обстановки на Святой Земле накануне ее предполагаемого посещения Августейшим путешественником и новые факты, касающиеся деятельности Императорского Православного Палестинского Общества.

+

«Иерусалим стал ареною политических замыслов»

Из секретной Записки обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева министру иностранных дел Российской Империи Н.К. Гирсу

 

Обер-Прокурор Святейшего Синода.

Секретно.

№ 47. 17 мая 1890 г. Получено 19 мая 1890 г.

 

Милостивый Государь Николай Карлович,

Сведения и соображения, содержащиеся в сообщенных мне при письме Вашего Высокопревосходительства от 12-го апреля сего года за № 88 донесениях Консула Максимова[*], представляются мне несколько странными и не совсем понятными.

Весьма странный вид имеет предложение, сделанное Английским Епископом Блейтом Блаженному Патриарху Никодиму. Трудно себе представить, чтобы английский епископ, по собственному побуждению решился обратиться к Патриарху с подобным предложением купить себе за деньги право ревизовать православные школы. Непонятно и то, как возможно было на сем предложении останавливаться и выводить из него заключение, клонящееся к предосуждению Палестинского Общества в намерениях стеснить или умалить власть Патриарха; еще прибавлю, что мне весьма странною кажется выраженная Консулом мысль, будто отклонение православным Иерархом иноверческого вмешательства в дела православного (подчеркнуто в тексте – А.Х.) церковного ведомства представляется услугою Патриарха русскому делу в Палестине. Казалось бы, что русское дело православия в Палестине есть в то же время и дело православной Патриархии. Не могу скрыть от Вашего Высокопревосходительства невольного моего подозрения – не скрывается ли под сим мысль косвенно побудить русское правительство к новым пожертвованиям на Патриархию ссылкою на вызов к тому со стороны Английского Епископа, соединенный с некоторым оскорблением Патриарха.

По доходившим до меня сведениям Блаженный Патриарх Никодим обращался в прошлом году за денежною помощью в Англию и могло случиться, что предложение Английского Епископа имеет некоторую связь с этим обращением. Но странным кажется мне, что Консул Максимов придает этому обязательству серьезное значение в вышеуказанном смысле.

(…)

Вашему Высокопревосходительству известно, конечно, еще ближе, нежели мне, печальное положение дел в Иерусалиме. Греческая Патриархия, обремененная долгами, связанная Святогробским братством, постоянно озабоченная шаткостью своего положения и необходимостью противодействовать ежедневным местным интригам и проискам, давно уже оказывается бессильною в виду предстоящих ей и с каждым годом усложняющихся задач поддерживать церковное благолепие, внешний порядок и утверждать в православной вере местное население. Эти задачи, во всякое время трудные, приобрели особливую сложность и трудность с тех пор, как Иерусалим стал ареною политических замыслов и стремлений Европейских Правительств, и, под покровом дипломатии, развилась в Палестине до небывалых прежде размеров иноверная пропаганда, действующая посредством школ и благотворительных учреждений. Для борьбы с этою пропагандою местное греческое духовенство не приготовлено и не в состоянии орудовать даже теми скудными средствами, коими располагает Патриархия. Между тем вопрос об охранении в православии местного населения на Востоке имеет для России не меньшую, если еще не большую важность, чем для греческого духовенства.

В таком положении дел Палестинское Общество является учреждением действующим именно для этой цели посредством заводимых им школ и поддерживаемых им церковных и благотворительных учреждений. Казалось бы надлежало ожидать, что такое учреждение должно пользоваться полнейшим сочувствием и поддержкою со стороны Патриархии. Но, к несчастью, есть не мало поводов полагать, что это учреждение встречает со стороны Патриархии не сочувствие, а тайную вражду и не поддержку, но тайное противодействие, — не радость о том, что собратия по вере работают для охранения общего у нас с греками святилища православной церкви, но ревность о том, что деньги, идущие из России, употребляются на доброе дело чужими руками, а не идут в Патриаршую казну. Отсюда главным образом происходят те тайные, как я вижу, жалобы на Палестинское Общество с его школами, жалобы коих отголосок слышится в сообщениях Консула Максимова. Соглашаюсь и настаиваю с своей стороны, что наш долг, внушаемый здравою политикою, — всемерно поддерживать авторитет и прочное положение Иерусалимской Патриархии, но не думаю, чтобы из сего следовала необходимость уступать всем ее претензиям относительно русских деятелей в Палестине, — претензиям, коих сущность, смею повторить, заключается в желании орудовать непосредственно всеми материальными средствами, приходящими из России. Ссылка на подозрительность (или как выражается Консул, на негодование) Турецких властей представляется мне в этом случае одним из аргументов  и предлогов, направленных к той же цели. Верить этим жалобам и уступать им значило бы, думаю, с нашей стороны ослабить и может быть погубить существенное у нас орудие для поддержания православной веры и симпатии к России в местном населении т.е. школы, содержимые и руководимые русскими деятелями.

(…)

При нынешней, смею сказать, лукавой политике Святогробского братства невозможно положиться на искренность целей его и на целесообразность употребления денег. Иерусалимскую Патриархию возможно сдерживать только посредством постоянной и непрерывной ее зависимости в денежном отношении от Русского Правительства.

Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности.

К. Победоносцев /подпись/

Публикуется впервые по: Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. 151. Политархив. Оп. 482. Д. 3563. Лл. 74-84 об.

Публикация и подготовка текста Андрея Хвалина

[*] Из секретного донесения Российского Императорского Консула в Иерусалиме Статского Советника В. Максимова от 20 ноября 1889 г. № 652 Г. Российскому Императорскому Чрезвычайному и Полномочному послу в Константинополе:

«…Дело возникло из того, что, не заручась согласием епархиального начальства и разрешением Патриарха, ученый секретарь Православного Палестинского Общества заключил во время своего пребывания в Назарете контракт на постройку новой церкви в деревне Раме, находящейся в нескольких часах пути от упомянутого города и имеющей около 600 душ Православных Арабов, и приказал своему подрядчику приступить к работам, не давая знать местному Архиерею, Акрскому Митрополиту Патрикию.

Последний письмом жаловался Патриарху на произвольные действия Православного Палестинского Общества в его епархии, заявляя, что подрядчик Г. Хитрово, Лютфулла Абу-Халака, распространяет в населении молву, что оно будет обязано сооружением нового храма не Патриарху или Митрополиту, а Русским.

По словам Его Блаженства, Абу-Халака позволил себе в своих россказнях вмешивать даже священное имя Государя Императора (выделено мной – А.Х.). (АВПРИ. Ф. 151. Политархив. Оп. 482. Д. 3563. Лл. 17-17 об.).