«РАЗРЫВНЫЕ БОМБЫ В ВИДЕ ГОЛУБЕЙ»

Архивные материалы о том, как готовились и предотвращались покушения на Цесаревича во время российской части восточного путешествия

Путешествие на Восток Государя Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича 1890/91 годов было предприятием чрезвычайно опасным. И не только в виду нелегких естественных климатических условий, громадности расстояний и трудностей пути. Угроза исходила от явных и скрытых врагов России, могущих поджидать Августейшего путешественника на всем протяжении маршрута, что и подтвердило покушение в японском городе Оцу.

Прекрасно понимая это, Государь Император Александр III стремился всячески обезопасить Своего Первенца и Наследника Российского Престола во время дороги. Помимо армии, флота, казачьих войск, министерств иностранных и внутренних дел, Царь поручил организовать непосредственную защиту Цесаревича начальнику своей личной охраны генералу П.А. Черевину.

Петр Александрович Черевин (1837–1896), генерал-адъютант, генерал-лейтенант, товарищ министра внутренних дел и шефа жандармов в 1880–1883 гг., последний глава Третьего отделения, создатель и бессменный до своей кончины начальник охраны Императора Александра III, а впоследствии Императора Николая II был выдающимся человеком исключительной храбрости и верности Престолу. Он входил в круг самых доверенных лиц Императора Александра III и Цесаревича. Участник Крымской войны 1855-56 гг., затем воевавший на Кавказе, умиритель польского восстания 1863-64 г., герой Русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг., сыгравший решающую роль в освобождении Софии от османского ига, не только разрабатывал меры безопасности государственного характера по линии МВД и жандармского управления, но и часто лично встречался с Цесаревичем накануне восточного путешествия, о чем свидетельствуют страницы дневника Великого Князя Николая Александровича.

Поскольку дневник Цесаревича за 1890 год представляет собой отпечатанный типографским способом ежедневник с указанием дат по старому и новому стилю, последуем ему при перечислении встреч готовящегося к путешествию на Восток Наследника и главы императорской охраны генерала П.А. Черевина. Такие встречи проходят в самом тесном кругу при минимуме присутствующих: за обедом, на охоте, на морской прогулке и т.д., что позволяет обсуждать практически любые вопросы без посторонних глаз. Фамилия Черевина одна из наиболее часто упоминаемых в дневнике Цесаревича с начала 1890 года по октябрь месяц, когда началось восточное путешествие. Так, согласно собственноручным записям Наследника с П.А. Черевиным они виделись: 22 января/3 февраля; 22 марта/3 апреля; 4/16 апреля; 12/24 апреля; 13/25 апреля; 17/29 апреля; 26 апреля/8 мая; 3/15 мая; 19/31 августа; 25 сентября/7 октября; 5/17 октября (Государственный архив Российской Федерации. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1, Д. 224. Лл. 26, 85, 98, 106, 107, 111, 120, 127, 235, 272, 282).

Тщательно был отобран и Высочайше утвержден «ближний круг» – свита Цесаревича, состав которой незначительно менялся на протяжении всего пути.

Список лицам, сопровождающим Государя Наследника Цесаревича

  1. Свиты Его Величества генерал-майор князь Барятинский.
  2. Штабс-ротмистр Волков.
  3. Штабс-ротмистр князь Кочубей.
  4. Флигель-адъютант поручик князь Оболенский.
  5. Коллежский ассесор князь Эспер Эсперович Ухтомский.
  6. Доктор Смирнов.
  7. Художник Гриценко.

Прислуги будет от 8 до 10 человек.

В Триесте на фрегате «Память Азова» присоединился Великий Князь Георгий Александрович и наш посланник в Греции Михаил Константинович Ону, а также акварелист Николай Николаевич Гриценко; в Афинах Греческий принц Георгий, в Каире военно-морской врач Владимир Константинович фон Рамбах и флаг-капитан Его Императорского Величества контр-адмирал (впоследствии генерал-адъютант) Владимир Григорьевич Басаргин (сопровождавший Наследника в Сибири).

Помимо этого адмиралы и командиры кораблей эскадры, в странах следования к Августейшим путешественникам присоединялись сотрудники русского дипломатического корпуса. В частности, по территории Австро-Венгерской Империи Цесаревича сопровождал наш посол Лобанов-Ростовский.

В течение всего путешествия Цесаревича сопровождали пять человек: главный руководитель путешествия генерал-майор Свиты князь Владимир Анатольевич Барятинский, флигель-адъютант князь Николай Дмитриевич Оболенский (лейб-гвардии Конный полк), князь Виктор Сергеевич Кочубей (Кавалергардский Его Высочества полк), Евгений Николаевич Волков (лейб-гвардии Гусарский Его Высочества полк). Для написания книги о путешествии был прикомандирован чиновник Министерства внутренних дел князь Эспер Эсперович Ухтомский.

«РАЗРЫВНЫЕ БОМБЫ В ВИДЕ ГОЛУБЕЙ»
Постоянная Свита Цесаревича в Сибири составляла ближний круг охраны. На фото (стоят слева направо): Гриценко, Ухтомский, Кочубей, Оболенский. Сидят (слева направо): Волков, Рамбах, Барятинский, Басаргин. Иллюстрация из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891».

До покушения в японском городе Оцу морякам, дипломатам и свите удавалось обеспечивать безопасность Цесаревичу. Хотя надо отметить, что не уследили за братом Цесаревича Великим Князем Георгием Александровичем, который, будучи мичманом фрегата «Память Азова», на одной из своих вахт промок во время непогоды, простудился и заболел. Для основательного лечения ему пришлось возвратиться домой. Инцидент в Оцу мы подробнее рассмотрим позже на основании найденных нами архивных документов.

Однако не меньше опасностей Цесаревича поджидало и дома, на родной земле, несмотря на всеобщий восторг и всенародное почитание. Надо учитывать и то обстоятельство, что ступив на русскую землю во Владивостоке, далее Цесаревич должен был путешествовать по Дальнему Востоку и Сибири, где издавна находились места каторги и ссылки. Так называемые «политические» поддерживали связь с международными революционными центрами. Среди уголовников было немало «лихих людей», обиженных на царскую власть. Поэтому реальная угроза жизни Цесаревича существовала и в России. Правда, чтобы снизить напряжение Высочайшим повелением в связи с проездом Цесаревича по Дальнему Востоку и Сибири объявили амнистию некоторым категориям ссыльно-каторжных.

Ниже мы публикуем архивные материалы из Дела Департамента полиции, начатого 25 сентября 1890 года и законченного 27 сентября 1891 года, озаглавленного «О ПУТЕШЕСТВИИ НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА». Документы свидетельствуют о противодействии властей попыткам покушения на жизнь Великого Князя Николая Александровича.

+

Шифрованная телеграмма из Оренбурга за № 192

От и.д. Начальника губернского жандармского управления

На имя г. Директора Департамента полиции

Подана 19 мая 1891 г. 5 ч. 30 мин. по полудни

Получена 20 мая 1891 г. 2 ч. 50 мин. по полуночи

15 мая вынуто из почтового ящика анонимное письмо на имя Государя Императора, предостерегающее Его Величество о возможности покушения на жизнь Наследника Цесаревича при помощи разрывных бомб в виде голубей; автор указывает, что покушение может произойти в городах: Троицке, Верхнеуральске и Орске. Письмо это представлено начальником губернии г. Министру Внутренних Дел.

За начальника управления поручик Ахмаметьев.

+

Красноярск.

Срочная № 32

Красноярск. Губернатору.

Получены сведения будто бы в Канске под строящуюся для проезда Наследника Цесаревича триумфальную арку что-то подложено, для чего приезжал в Канск ссыльный Мительштет из Тасеевской волости. Сведения указывают, что рабочие распропагандированы и принадлежат к той же волости. Дело будто бы велось при содействии какой-то женщины, с которою виделся Мительштет. Об этом было сообщено местной власти и производилось дознание. Прошу Вас немедленно срочно телеграфировать, в чем дело, какие приняты меры, что обнаружено дознанием и осмотрена ли местность около арки. Сообщите устранены ли малейшие сомнения, которые обязательно должны препятствовать Наследнику ехать через арку.

Если нет, лучше заблаговременно устроить так, чтобы въехать в Канск другой дорогой, о чем немедленно сообщите Генерал-Губернатору.

Министр Внутренних Дел Дурново.

+

Шифрованная телеграмма из Красноярска № 149

От и.д. Начальника жандармского управления

на имя Департамента полиции

от 3 июля 1891 г.

Ссыльный Томской губернии Куликов при свидетелях, в нетрезвом виде, сказал, что Наследнику Цесаревичу не проехать Томск, в котором ждут, и живому Ему не быть. Куликов арестован.

За Начальника штаб-ротмистр Минкевич. (Л. 121)

+

Омск.

Степному Генерал-Губернатору

Получено заявление из Омска о крайней необходимости принять меры к ограждению безопасного следования Государя Наследника Цесаревича через Омск и Петропавловск, где можно ожидать злоумышления. Заявители указывают на дерзкие выражения Кизина и ветеринара Грацианова в Пресногорковской станице, оставленные уездным начальником Мамонтовым и атаманом Симоновым без внимания. Благоволите принять меры к безопасному следованию Его Высочества и телеграфируйте подробности случая в станице Пресногорьковской.

За министра (подпись).

Чтобы противостоять возникающим угрозам жизни Цесаревича, разрабатывались соответствующие меры безопасности.

+

Секретно

Дополнительная секретная инструкция Комендантам, назначенным в места остановок в пути следования Государя Наследника Цесаревича

На обязанность коменданта по прибытии к месту назначения возлагается:

  • Поверить население и установить особое негласное наблюдение (на счет отпущенной для сего суммы) чрез вполне заслуживающих доверие местных жителей за всеми мало надежными в политическом отношении, или вообще возбуждающими сомнение лицами; повторить поверку накануне проезда. О всех возбуждающих опасение собственноручно и секретно донести Губернатору после первой поверки, а после второй – принять указанные Губернатором меры.
  • Подробно осмотреть сверху до низу, как те здания, которые предназначены для временного пребывания Государя Наследника Цесаревича, так и ближайшие к ним жилые и надворные постройки, обращая все внимание на предупреждение возможности случайного или неосторожного, а тем более умышленного повреждения их. Повторить осмотры по мере возможности, замечая могущие произойти изменения внутри самых зданий или окружающей их местности и выясняя причины таких изменений. Накануне, или в самый день проезда, произвести окончательный осмотр.
  • Произвести самый тщательный осмотр зданий, которые могут удостоиться посещения Государя Наследника Цесаревича, обращая внимание на подвальные помещения и чердаки, в особенности над входом. Повторить осмотр накануне или в день проезда.
  • Относительно тех церковных колоколен, которые стоят при дороге, войти в соглашение с местными священниками, чтобы в день проезда никого, кроме звонарей, на колокольню не пускать.
  • В день проезда воспретить хозяевам впускать кого бы то ни было на чердаки и крыши своих домов, и чердаки и входы иметь запертыми на замок.
  • По прибытии депутаций или при явке желающих подать прошение Его Императорскому Высочеству удостовериться чрез местное начальство, нет ли в числе просителей неблагонадежных лиц, или не примкнуло ли такое лицо к депутации. В случае сомнения такое лицо подлежит отделению от прочих просителей, или депутатов, и задерживается до времени прибытия Государя Наследника Цесаревича в особом помещении под надзором специально приставленного для наблюдения за ним лица, и о нем докладывается, по прибытии Высочайшего поезда Генерал-Губернатору, без распоряжения которого означенное лицо из-под стражи не освобождается до отбытия поезда.
  • Около помещения, предназначенного для остановки Государя Наследника Цесаревича, избрать предварительно по соглашению с Исправником места для расстановки депутаций, представителей населения, а также учащихся и разместить их в день проезда, наблюдая:

А) чтобы люди, на которых будут возложены особые обязанности, как то: указчики квартир, караульные экипажей и проч. не были закрыты толпою;

Б) чтобы депутации имели полную возможность поднести хлеб-соль в должный момент и приветствовать Его Императорское Высочество;

В) чтобы ближе к месту остановки располагались дети, особенно учащиеся, при чем должны быть приняты меры к ограждению их от напора толпы;

Г) чтобы почетнейшие старики были поставлены так, чтобы были видны и Его Императорское Высочество мог обратить на них внимание.

8) Для окарауливания местности и поддержания в ночное время порядка установить в две смены патрулей, из 3-4 благонадежных местных жителей, по указанию старосты, для беспрерывного по очереди обхода в течение всей ночи вокруг всех занятых приехавшими помещений.

9) Кроме собственно пункта завтрака или ночлега, где должна сосредоточиться деятельность Коменданта, общему наблюдению его вверяется участок пути, находящийся между назначенным для пребывания его селением (или городом) и предшествующим, по направлению от Иркутска, комендантским пунктом (далее подробно указаны пункты – А.Х.)

На протяжении своего участка комендант обязан:

(отвечает за дороги, мосты, людей и все на своем участке – А.Х.)

(…)

Коменданты обязываются доносить Генерал-Губернатору и Губернатору как о том, что ими найдено на станциях, так и о выполнении их поручения по приведению всего в должный порядок.

Иркутский Генерал-Губернатор

Генерал-Лейтенант Горемыкин.

«РАЗРЫВНЫЕ БОМБЫ В ВИДЕ ГОЛУБЕЙ»
Казачий конвой сопровождал Цесаревича в пути по Дальнему Востоку и Сибири. Иллюстрация из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891».

+

Степной Генерал-Губернатор

27 июня 1891 г.

№ 292

г. Омск

Его Высокопревосходительству

И.Н. Дурново

(…)

(Об отправке по просьбе Барятинского хора Сибирских казаков для сопровождения Цесаревича от Томска до Омска на пароходе — А.Х.).

Кроме сего, шифрованной телеграммою от 19 июня князь Барятинский просил меня командировать (Л. 143 об.) в Томск 8 толковых, надежных урядников при старшем, под командой распорядительного офицера. При чем уведомил меня, что исключительно на них будет возложена служба охраны на пароходе от Томска до Омска и от Омска до границы Округа. Вследствие этого мною немедленно были выбраны 9 вполне заслуживающих доверия урядников и сегодня отправлены на почтовых в Томск. Эти урядники будут находиться под командою Есаула Новоселова, отправившегося в Томск с музыкантским хором.

Подпись. (ГАРФ. Ф. 102. Оп. 88. Д. 396. Лл. 55; 96; 116-116 об.; 121; 124; 143-144 об.).

Существуют и иные свидетельства того, что на жизнь Наследника Цесаревича готовились покушения, как за границей, так и в России. Детальный анализ этой темы еще ждет своих непредвзятых исследователей.

Предисловие и публикация Андрея Хвалина