38-я Неделя: с 7-го по 13-ое июля 1891 года

7-го июля. Воскресение.

Шли всю ночь со скоростью 28 верст в час. Река становится все шире, в некоторых местах разлива Обь напоминает плёсы шхер своей шириной.

В 12 ч(асов) пришли в г(ород) Нарым, окруженный со всех сторон водою, так что жители подъезжали к пристани на лодках. Я вышел на берег, приложился ко Кресту и принял хлеб-соль от немногочисленного городского общества. Сейчас же пошли дальше. Дул порядочный ветер, и в очень широких местах пароход как будто покачивало!

Около 5 час(ов) подошли к селу Тымское, где грузились дровами; здесь крестьяне и остяки поднесли мне хлеб-соль. Играл в домино и шашки, немного разучился после Амура от этих игр.

8-го июля. Понедельник

Утром останавливались на полчаса в диком месте для нагрузки дровами. В 6 час(ов) пришли в гор(од) Сургут, но по мелководью стали у пристани в 8 вер(стах) ниже. Тут встретил Тобольский губернатор Тройницкий[1] и несколько депутаций с хлеб-солью. Одна из них была от считающих себя Сургутскими казаками, которые недавно перечислены в мещан; вместе с ними они ни за что не хотели подносить общей хлеб-соли, поэтому по совету губернатора я их не принял; а послал за их прошением о перечислении их обратно в казаки. Они начинали шуметь и ломиться на пароход, но были успокоены Сибирскими урядниками. Нагрузившись дровами, пошли дальше; Тобизен идет со мной до Тобольска.

Ночь была замечательно светлая, доказательство, что мы далеко забрались на север – разница в широте с Явой 71°!

9-го июля. Вторник

Рано утром пришли в село Самарово уже на Иртыше, где была собрана громадная депутация от всех волостей Тобольской губернии; их 260. Она поднесла хлеб-соль на красивом золотом блюде. У пристани поставлен шатер, очень кстати, по случаю проливного дождя, лившего всю ночь. Несколько человек хотело поднести зверей: медвежонка, двух лисиц, оленя; но с ними было поступлено также, как на Уссури и на Амуре: звери оставлены, а хозяева одарены.

В 9 ч(асов) пошли в верх Иртыша, он в начале так же широк, как Обь. Далее берега становятся более густо населенными и живописнее, нежели Обские, где сплошь тянутся тундры в обе стороны. Шли очень хорошо против течения. Вечером играли в макао[2], что напомнило всем веселое время на «Владивостоке» во время плавания по Ян-тсе-киангу (Янцзы – А.Х.); разумеется, проиграл 40 руб(лей). Ухтомский[3] же, по обыкновению, выиграл и срывал все банки. В 12 час(ов) пришли в село Демьянское, где грузились дровами, тут же представилась депутация с хлеб-солью от граждан г(орода) Кургана в числе пяти купцов.

10-го июля. Среда.

38-я Неделя: с 7-го по 13-ое июля 1891 года
Тобольск. Из книги Э.Э. Ухтомский. «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (В 1890-1891). Т. III. Ч. VI.

Проснулся поздно с отвратительной погодой. Почти целый день писал письма. В 7 час(ов) вечера пришли в Тобольск при тусклом сером освещении. На пристани, как всегда, встретил городской голова с хлеб-солью, граждане гор(ода) Тюмени и ремесленное общество с блюдами; затем все власти, офицеры и почетный караул от Тобольского резервного батальона. Сел в коляску с Тройницким и поехал на гору в собор по оригинальным дощатым улицам города; порядка было гораздо меньше, чем в Томске. Из собора пошел осмотреть ризницу, в которой хранится множество весьма любопытных предметов, относящихся ко времени покорения Сибири! Посетив преосвященного (епископа Тобольского Иустина – А.Х.)[4], поехал в музей. Здесь меня более всего интересовал колокол, сосланный из Углича за то, что он бил в набат в день смерти царевича Дмитрия. Мне также очень понравилась необширная, но редкая библиотека. Оттуда прошел в сад, где были собраны все учебные заведения. Осмотрел памятник Ермаку, от которого великолепный вид на город и Иртыш. В летнем общественном собрании городские дамы угощали чаем; познакомился со старухой-девицей, которая в 1837 г(оду) танцевала с Анпапа (т.е. будущий Император Александр Второй – А.Х.) здесь во время его путешествия по Западной Сибири[5]. Проехавши по городу в сырой темноте, вернулся на пароход, где ожидал фельдъегерь с письмами. После ужина простился с Тобизеном[6], и мы отвалили и пошли дальше. Поиграл в домино.

11-го июля. Четверг.

Спал отлично до 11 час(ов), так как вчера поздно зачитался письмами из дома. День был солнечный, берега красивее и населеннее. Читали газеты и играли в домино. После обеда в макао мне страшно везло, выиграл под конец 740 руб(лей), просто совестно! В 11 час(ов) пришли в село Усть-Ишимское, где принял 4 депутации с хлеб-солью от разных городов и старообрядцев. Затем опять продолжал игру; содрал главную часть выигрыша с Ухтомского, кот(орый) слишком азартно ставил большие ставки.

12-го июля. Пятница.

Проснулся во время остановки у небольшого села для грузки дров; после кофе принял крестьянскую депутацию с хлеб-солью. Весь день шли по местам, сильно затопляемым Иртышом; целые версты вправо и влево виднелись деревни, а иногда и дома в воде; совершенное повторение разлива Оби. Погода была лучше; поэтому я прогуливал себя на верхнем мостике. На ночь стали на якорь в пустом месте на реке. Опять играли в макао, и для меня, к моему удивлению, с большим успехом: выиграл 120 руб(лей).

13-го июля. Суббота.

Ползли до 9 час(ов) черепашьим ходом. Успел выпить кофе к приходу в г(ород) Тару; вышел на пристань, где принял властей, несколько русских и бухарских депутаций и почетный караул от местной команды.

Городок красиво расположен на возвышенном берегу Иртыша; издали видны четыре белых церкви. Здесь снова вошли в телеграфную сеть, получил известия из дому. Пошли дальше в 11 час(ов). Погода сделалась ясною и теплою; за последнюю неделю совсем не видали солнца. С лихорадочным чувством считаю дни: еще осталось ровно три недели до приезда домой; в сущности, пустяки после всего пройденного. Слава Богу! Довольно прокатился, очень и очень пора, да и больно хочется своих дорогих увидать и успокоиться от этого длинного пути!

После обеда последний вечер на пароходе был в виде исключения опять посвящен игре в «макашку». Во время погрузки дров принял две депутации на берегу села Карташевского; ночью пошли дальше.

Комментарии:

В эти дни Цесаревич посещает старинные русские города Нарым, Сургут и Тобольск, основанный в 1587 году и бывший с конца 16 до 18 века главным военным, административным, политическим и церковным центром Сибири, получивший негласный статус ее столицы. История Династии Романовых тесным образом переплелась с историей Тобольска. Но никто в 1891 году не мог и предположить, что Государь еще раз окажется в этом городе вместе со всей Августейшей Семьей, но уже в заточении в августе 1917 — апреле 1918 года.

О визите же в Тобольск Наследника Цесаревича Николая Александровича и посещении им местного музея в июльские дни 1891 года летописец путешествия князь Э.Э. Ухтомский писал в своей книге:

«…Государь Наследник направился в Тобольский губернский Музей, где был встречен хранителем Н.А. Лыткиным, библиотекарем С.Н. Мамеевым, помощником хранителя Губернским инженером І’ордеевым и помощницей, женою статскаго советника Бажановой.

38-я Неделя: с 7-го по 13-ое июля 1891 года
Ссыльный угличский колокол. Из книги Э.Э. Ухтомский. «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (В 1890-1891). Т. III. Ч. VI.

Музей принарядился изнутри и снаружи. Цесаревич с заметным вниманием довольно долго осматривал коллекции. Августейший путешественник собственноручно ударил, между прочим, в знаменитый «карнаухий» колокол, считающийся ссыльным из Углича, со дней Годунова (из-за смерти Цесаревича Димитрия – А.Х.). В колокол этот уже изволил звонить в 1837 г. Цесаревич Александр Николаевич. Его Высочество удостоил Своим вниманием замечательный гербарий, изготовленный секретарем Музея Луговским, изволил рассматривать Долгоруковский медальон, принадлежавший невесте Императора Петра II, урожденной Меньшиковой, и особенно заинтересовался библиотекой, где осматривал древние книги, в том числе и сибирскую летопись Черепанова (Там же обратили на себя внимание первые издания Тобольской типографии Корнильевых, положивших начало книгопечатания в Сибири, — даже старые журналы, издававшиеся в Тобольске: «Иртыш», превращающийся в «Ипокрену», «Библиотека ученая», портреты Ермака, некоторые планы, виды, рукописи и периодические издания, выходящие в Сибири в 1891 г.; Августейший путешественник изволил прочитать «метрическую выпись о принятии от святой купели Государем Наследником Цесаревичем и Великим Князем Александром Николаевичем у Тобольского Губернатора, статского советника Повало-Швейковского, сына Александра, родившегося во время посещения Его Императорским Высочеством Тобольска в июне 1837 г.»).

На особом столе, под портретом Его Высочества, украшенным цветами, положена была небольшая матовая доска из мамонтовой кости, отделанная в бархат, и такое же перо. По просьбе Губернатора, состоящего Председателем Комитета Музея, Цесаревич собственноручно начертал Свое Имя и число на упомянутой доске, после чего она немедленно была покрыта стеклом и останется вечным памятником Высокой чести, которой удостоился молодой Музей. Здесь же Губернатором и хранителем Музея был поднесен Его Высочеству заказанный в Москве альбом работы Корнилова. Альбом этот имеет на наружной серебряной доске изображение Музея, а внутри заключал в себе 10 фотографий разных отдѣлов Музея. Библиотекарь Музея капитан Мамеевъ поднес несколько книг Тобольского издания, имеющих отношение к Музею (устав комитета Музея, отчет за 1890 г., каталог археологический и библиотеки, ключ к гербарию Тобольской флоры) и свое сочинение «Материалы для истории Пугачевского бунта на окраинах бывшей Сибирской губернии». Его Высочество пожаловал хранителю Музея Лыткину золотые запонки, украшенные камнями, и библиотекарю Мамееву перстень с драгоценными камнями, осчастливив их и помощника хранителя Гордеева рукопожатиемъ но драгоценнейшая награда для всех учредителей заключалась в том, что Цесаревич изволил высказать похвалу подобным учреждениям, а Тобольский Музей осчастливил принятием под Свое покровительство.

В промышленном отделе Его Высочеству поднесены были образцы изделий, которыми славится Тобольск: купчиха И.И. Корсукова поднесла пыжиковую доху (шубу) своего издѣлия, а имеющая мастерскую изделий из мамонтовой кости С.И. Овешкова с мужем поднесли шкатулку из мамонтовой кости, отделанную внутри розовым атласом. Цесаревич тут же приказал подарить им на память: Корсуковой богатую браслет-брошь, а Овешковым драгоценную булавку с вензелем Его Высочества. Жена статского советника Бажанова просила принять от нее шитый шерстями ковер ее работы, а в одной из зал на случай, если бы Его Высочество утомился, был приготовлен квас в серебряном жбане, который был предложен г-жами Ершовой и Мамеевой. Всех их Цесаревич благодарил ласковым словом и милостивой улыбкой.

По выходе из Музея в сад Ермака, Его Высочество изволил смотреть катер, на котором в 1837 г. переезжал Иртыш в Бозе Почивающий Император Александр II, бывший тогда Наследником Престола. У катера стоял 92-летний мещанин Колбин, единственный из гребцов этого катера, оставшийся в живых. Он был пожалован золотым. Позже, в павильоне, Его Высочеству была представлена престарелая девица Анна Григорьевна Серебренникова, которая тогда еще имела счастье танцевать визави с Августейшим Дедом Государя Наследника на балу, который Он принял от города Тобольска.

От катера Его Высочество направился по главной аллее сада, устланной красным сукном, к памятнику Ермаку (на мысе Чукман) и шел в сопутствии Губернатора и Директора училищ, действительного статского советника Панова, между живыми шпалерами детей, собранных из всех учебных заведеній. Восторгу детей, видевших Наследника Престола в двух шагах от себя, не было границ, и «ура» не смолкало ни на минуту. Государь Наследник изволил подробно осмотреть мраморный обелиск-памятник покорителю Сибири, именем которого назван и самый сад, и удостоил принять на память модель памятника (имеющего 7 саж. высоты и 6430 пуд. веса), сделанную из мамонтовой кости и поднесенную Городским Головою Трусовым».

(Ухтомский «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (В 1890-1891). Т. III. Ч. VI. С. 130-132).

Примечания:

[1] Тройницкий Владимир Александрович (1847-?) — Тобольский губернатор в 1886-1892 годах, член Совета министра народного просвещения, гласный Санкт-Петербургской городской думы. Из потомственных дворян. По окончании Александровского лицея в 1868 году, поступил на службу в Земский отдел Министерства внутренних дел. В 1876-1886 годах был Симбирским вице-губернатором. 6 марта 1886 года назначен Тобольским губернатором. 29 сентября 1886 года Тройницкий на заседании статистического кабинета предложил построить здание для Тобольского губернского музея, которое на пожертвования жителей было осуществлено в декабре 1888 года. В 1890 году Тройницкий возглавил общество «Тобольский губернский музей» и был избран председателем правления музея. С 1898 по 1917 год избирался гласным Санкт-Петербургской городской думы. Судьба после революции неизвестна.

[2] Макао — карточная игра, широко распространённая в мире в начале XX века. Названием обязана городу Макао (Аомынь), бывшей португальской колонии, крупнейшему центру игорного бизнеса на Востоке.

[3] Ухтомский Эспер Эсперович (1861-1921) – князь, русский дипломат, ориенталист, публицист, поэт, переводчик. Выходец из рода князей Ухтомских, который как отрасль князей Белозерских восходил к Дому Рюриковичей. Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета в 1880 году. Поступил на службу в Министерство иностранных дел, в департамент духовных дел иностранных исповеданий. С 1886 по 1890 гг. был несколько раз командирован в Монголию, Китай, Забайкалье для изучения быта и культуры буддистов-инородцев. В 1890-1891 годах сопровождал Цесаревича в его путешествии на Восток. Свои путевые впечатления и наблюдения описал в книге «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890—1891)».

[4] Иустин (в миру Михаил Евграфович Полянский) (1830 — 1903) – епископ Тобольский и Сибирский (1889-1893), святитель, духовный писатель. Из священнической семьи. В 1847 году окончил Задонское духовное училище. В 1853 году — Воронежскую духовную семинарию. В 1869 году окончил Киевскую духовную академию. 27 января 1885 года хиротонисан во епископа Михайловского, викария Рязанской епархии. С 10 августа 1885 года — епископ Новомиргородский, викарий Херсонской епархии. С 16 декабря 1889 года — епископ Тобольский и Сибирский. Здесь много потрудился в деле благоустройства Обдорской и других северных епархиальных миссий. Им было учреждено братство св. вмч. Димитрия Солунского и при нем устроена братская типография, сделано описание епархии. По болезни вынужден был оставить Тобольск. Впоследствии занимал и другие кафедры.

[5] В 1837 году Цесаревич Великий Князь Александр Николаевич (будущий Император Александр II) совершил путешествие по Российской Империи. С мая по сентябрь он посетил 30 губерний, в том числе Урал и Сибирь, конечный пункт путешествия – Тобольск.

[6] Тобизен Герман Августович, фон (1845-1917) — российский государственный деятель, сенатор, гофмейстер Двора Его Императорского Величества, действительный тайный советник, Томский губернатор (1890-1895), впоследствии Харьковский губернатор и почётный гражданин г. Харькова. Окончил Императорское училище правоведения (1865) и поступил на службу в Министерство юстиции. Перейдя в Министерство внутренних дел, 28 апреля 1878 года был назначен Лифляндским вице-губернатором. 15 марта 1890 года был назначен Томским губернатором. В годы его руководства губернией в Томске появилось электрическое освещение улиц, телефон, заложен сквер у Троицкого кафедрального собора, открыты Дешевая столовая Благотворительного общества, Мариинский сиропитательный приют, ночлежный приют и др. В декабре 1895 года Тобизен представил в Министерство внутренних дел ходатайство жителей поселка Александровский Томской губернии о переименовании в поселок Новониколаевский «в честь Его Императорского Величества, благополучно ныне царствующего Государя Императора Николая II» (ныне — Новосибирск).