МУЗЕЙ БЕЛОВЕЖСКОЙ ПУШИ

Продолжение рассказа бывшего управляющего Императорским охотничьим уделом

«ПАРИЖСКАЯ ТЕТРАДЬ» получена из Франции вместе с другими историческими артефактами русского рассеяния, возникшего в мире после революции 1917 года. Она собиралась на протяжении многих лет одним русским эмигрантом и представляет собой сборник вырезок из русскоязычных газет, издаваемых во Франции. Они посвящены осмыслению остросовременной для нынешней России темы: как стало возможным свержение монархии и революция? Также в статьях речь идет о судьбах Царской Семьи, других членов Династии Романовых, об исторических принципах российской государственности. Газетные вырезки читались с превеликим вниманием: они испещрены подчеркиванием красным и синим карандашами. В том, что прославление святых Царских мучеников, в конце концов, состоялось всей полнотой Русской Православной Церкви, есть вклад авторов статей из ПАРИЖСКОЙ ТЕТРАДИ и ее составителя. Благодарю их и помню.

Монархический Париж является неотъемлемой частью Русского мира. Он тесно связан с нашей родиной и питается ее живительными силами, выражаемыми понятием Святая Русь. Ныне Россию и Францию, помимо прочего, объединяет молитва Царственным страстотерпцам. Поэтому у франко-российского союза есть будущее.

Предыдущие публикации из ПАРИЖСКОЙ ТЕТРАДИ: http://archive-khvalin.ru/o-parizhskoj-tetradi/; http://archive-khvalin.ru/nash-gosudar/; http://archive-khvalin.ru/nasledstvo-imperatora-nikolaya-ii/; http://archive-khvalin.ru/tragediya-carskoj-semi/; http://archive-khvalin.ru/tragediya-carskoj-semi-chast-2/; http://archive-khvalin.ru/moris-paleolog-ob-ubijstve-carskoj-semi/; http://archive-khvalin.ru/popytki-spaseniya-romanovyx/; http://archive-khvalin.ru/popytki-spaseniya-romanovyx-chast-2/; http://archive-khvalin.ru/parizh-sto-let-nazad/; http://archive-khvalin.ru/carskoe-sluzhenie/; http://archive-khvalin.ru/tridcat-let/; http://archive-khvalin.ru/poslednyaya-carskaya-oxota-v-belovezhskoj-pushhe/.

+

Наступил 1914 год. Я был поставлен в известность, что в Секряже состоится Высочайший приезд на охоту. Начались обычные приготовления. В июле месяце гофмаршальская часть уже озаботилась наймом подвод; хор разучил обедню Чайковского; железнодорожное начальство подготовило павильон и устроило перед павильоном из ковровых цветов фигуру зубра. Заканчивались работы по устройству музея.

Беловежской пуще давно не хватало музея, устройство какового дало бы полную и интересную картину пущи.

Мысль о создании музея встретила сочувствие кн. В.С. Кочубея, и так как при здании управления пущи делалась пристройка для чертежной и лесного отдела, то и было разрешено надстроить второй этаж под музей. Зимой 1913 года был приглашен в пущу из Петербурга владелец магазина «Природа и охота» (на Литейном проспекте), г. Гудим; он привез с собою несколько чучельных мастеров, и работа закипела. Охотничья стража доставляла в мастерскую убитых птиц (всегда самца и самку), а мастер превращал их в чучела.

Около здания музея в виде аллеи были высажены девять пород деревьев в возрасте 20-30 лет.

МУЗЕЙ БЕЛОВЕЖСКОЙ ПУШИ
Общий вид Беловежского дворца (построен в августе 1894 г. по проекту графа Николая де Рошфорта). https://imgprx.livejournal.net/

При входе в здание еще в нижнем этаже были размещены девять ящиков под стеклом высотою в полтора метра с почвами и подпочвами; тут же анализ почв, выше гербарий травяных покровов, наиболее характерных для каждой почвы, а наверху фотографический снимок (30 х 50) лесных пород, произрастрающих на этих почвах.

На второй этаж вела лестница, по стенам которой были прикреплены сброшенные рога оленей разных годов; по виду этих рогов можно было делать заключения о том, как жилось оленям в эти годы. В наиболее благоприятные годы по питанию — рог имел более мощный ствол, усеянный крупными перлами.

На верхней площадке лестницы на стене были размещены особо уродливые рога, снятые с павших животных. Так, был найден козел, рога которого, будучи еще мягкими, опустились над глазами в виде двух груш и закостенели. Когда вел. кн. Николай Николаевич увидел эти рога, он принес немецкий охотничий журнал и показал, как редкость, совершенно одинаковый снимок ненормальных рогов. Мне предлагали за этот экземпляр 500 рублей, но я сохранил его для музея. Были черные кости оленя, у которого один рог был нормальный с отростками, а другой в виде куста; был экземпляр, один рог которого был рогом оленя, а другой даниеля в виде листьев и пр.

В первой маленькой комнате музея на стенах были развешаны карты Беловежской пущи. Здесь же на большом щите были собраны разные образцы браконьерского оружия: укороченные ружья для носки в боковом кармане, разного рода пики, сделанные из старых штыков, вил и острых кусков железа, петли для ловли кабанов и масса разного рода приспособлений для ловли зверя и птиц. Браконьеры проявляли иной раз много изобретательности: ствол ружья прикреплялся к куску дерева полосками от разрезанной коробки от сардин; ударником всегда служил согнутый гвоздь. Принц Монакский сфотографировал одно такое ружьё.

Большой зал. От входной двери во всю длину до следующей комнаты за аркой — ковровая дорожка, разделяющая зал на две половины. На левой стороне за стеклянной стеной помещались группы: 1) семья лисиц у норы в естественной обстановке; самка грызёт принесённую самцом утку; 2) семейство козлов; козёл стоит, коза лежит и с ней два козлёнка; 3) на пригорке стоит красавец даниель, а у основания пригорка лежит самка; 4) семейство кабанов в болоте — самец, леха (самка) и три пестрых кабанчика, воду заменили зеркала, тростник и болотная трава давали полное впечатление болота; и 5) олень рыжий с белыми пятнами — помесь благородного оленя с американским вапити — подарок вел. кн. Николая Николаевича. Несколько вапити были когда-то привезены из Америки, но приплода не получилось.

С правой стороны на большой платформе среди деревьев разместились лось — уходящая из пущи порода и благородный олень с самкой и теленком. На свободных участках залы стояли: козёл с пантами (мягкие рога, которые в Китае служат медицинским средством); группа хищников: рысь, грызущая зайца, и чучело волка. (Хищники попадают в пущу из соседних лесов, и сейчас же на них устраивается охота). В двух углах залы за стеклом устроены глухариные и тетеревиные токи; у части свободной стенки на земле выводки рябчиков; на дереве чучела белок.

Комната за аркой — специальный охотничий отдел. На стене помещены портреты Высочайших охотников: Императора Николая II по середине, а по бокам портреты императоров Александра II и Александра III с датами пребывания в пуще. Были означены места для портретов вел. кн. Николая Николаевича, вел. кн. Дмитрия Павловича и принца Монакского. Под портретами в необычайно красивой естественной обстановке группа зубров — самец, самка и телёнок. Сбоку комнаты на полу стояла изящной работы вертушка (резной работы) столб с прикреплёнными к нему несколькими вращающимися рамами для помещения в них фотографий участников охоты и фотографических снимков охоты.

МУЗЕЙ БЕЛОВЕЖСКОЙ ПУШИ
Современный музей природы Беловежской пущи. Портреты Высочайших охотников. http:// www. fotobel.by/ images/muzei-belarusi/muzej-prirody_9.jpg

На стенах этой комнаты были развешаны кормы Высочайших охот, на кронштейнах укреплены модели всех охотничьих сооружений: кормовые сараи, кормушки разных типов, снасти для ловли зверя, клетки для перевозки зверя (в 1913 г. 5 зубров были отправлены в Козьма-Демьянское лесничество в Крыму), солончаки и пр., а также все кормовые продукты: сено, клевер, картофель, галиантус и соль, уложенные в соответствующие сооружения.

Из зала дверь вела в другое такое же помещение, где вдоль двух стен были поставлены застеклённые шкафы, в которых размещались чучела: 1) чучела лебедей, гусей, уток и фазанов, живущих на территории дворца и 2) пернатые обитатели, которыми оказались орлы стервяники, ястребы разных типов, черные и белые аисты, воробьиные совы, воробьи с зелеными совиными головками, филины, совы и более 40 пород разных птиц, в особенности, красивы были некоторые породы болотных птиц с большими чубами и красивым оперением. Каждой породы было по два экземпляра (самец и самка.).

Далее стояли препараты раков, угрей, рыб местных рек, змей, ящериц, ужей и пр.

Посредине комнаты были уложены два верхних венца постройки, покрытых соломенной кровлей, на которой укреплено колесо с гнездом аистов. Самец принес в клюве ужа и стоит на трубе, а самка стоит на краю гнезда над тремя маленькими птенчиками. На одной стороне крыши сидели голуби, на другой вороны, на стрехе несколько воробушков, под стрехой гнездо ласточек, а из слухового окна видна лежащая внутри на чердаке кошка.

По бокам этого красивого сооружения в двух стеклянных шкафах помещены гнезда:

На дереве сидит сова-самец, часть древесины открывается и видна внутренность дупла — гнездо, самка и 4 молодых. На другом дереве гнездо птички, которая, предохраняя дупло от вторжения посторонних, залепила входное отверстие глиной, оставив лишь маленькое отверстие для собственного проникновения. На другом птичка прилепила гнездышко к стволу, а чтобы предохранить от дождя, слепила из глины зонтик, прекрасно исполняющий свое назначение. Разные веточные и земляные гнёзда: все — с обитателями. В той же комнате на столе помещался ящик с яичками разных птиц.

На другом столе размещены были все породы грибов, растущие в пуще (искусственные, но трудно отличимые от настоящих).

В этой комнате был шкаф с препаратами всех болезней, бывших у животных за 2 года. Это были труды ветеринарного врача, состоящего при управлении пущи, на обязанности которого было исследовать каждого павшего зверя и установить болезнь, а также осматривать скот у крестьян, живущих вблизи и в районе пущи с целью предупреждения эпизоотий.

Из этих препаратов было видно, как часто сама природа залечивала раны животного и заботилась об участи пострадавшего. Сломает ли себе конец ноги и у него для опоры на конце вырастает грушевидное утолщение, что облегчает ему хождение по земле. Препараты легочных, печёночных, желудочных заболеваний, а также болезни зубов представляли большой интерес.

Последняя комната была занята лесным отделом. Каждый тип деревьев был представлен в виде отрубка диаметром в 10-20 вершков, в зависимости от породы, половина среза была отполирована, а другая только зачищена; дальше были так называемыя «книжки», отрезки из досок с разными направлениями срезов, частью полированных, частью оставленных в естественном виде. Далее на стене помещалась рама под стеклом, сделанная из соответствующего дерева, внутри которой были укреплены: семя, всход 1-го и 2-го годов, далее образец коры, листьев, цветов и плодов. Выше над рамой укреплены экземпляры повреждённых частей дерева и сами вредители — на хвойных типографы и литографы, на лиственных — короеды и лубоеды. Еще выше куски дерева, повреждённого гнилью. Посреди комнаты была также вертушка, в рамах которой помещались фотографии видов пущи, усадеб управления имениями, снимки лесных культур и рубок леса и вообще всего того, что могло представить интерес в целях ознакомления с пущей.

В июле месяце музей был готов, и приступлено было к составлению каталога.

Всё к приезду было готово, и вдруг слухи о войне, мобилизация. 29 июня я послал кн. Кочубею шифрованную телеграмму: «Разрешите прекратить приготовления к Высочайшему приезду». И только 9 августа я получил также шифрованный ответ: «Приготовления временно приостановить».

В ноябре месяце я получил назначение на должность начальника московского уд. округа и сдал пущу Д.Л. Львову, а 15 августа 1915 года, вследствие эвакуации пущи, весь наличный состав лесной и охотничьей стражи с управляющими имениями, обер-егерями и составом служащих управления пущи передавались в мое распоряжение.

МУЗЕЙ БЕЛОВЕЖСКОЙ ПУШИ
Общий вид здания православной Беловежской церкви. https:// imgprx. livejournal.net/

При эвакуации пущи были привезены некоторые иконы из храма, колокола, некоторые вещи из дворца и довольно много предметов из музея. Всё это было сдано в московское дворцовое управление,·а как этим имуществом потом распорядились большевики неизвестно. Во время захвата пущи немцами ими были устроены: завод для приготовления консервов из дичи и 6 лесопильных заводов.

Что же представляет теперь пуща и её обитатели после того, как они пережили мировую войну и перешли к новому владельцу. Зубров осталось всего 14 штук — живут в зверинце, оленей – 600, коз 300, кабанов 700, но зато много волков и рысей. Хозяином леса стал топор. Проведено 300 вёрст узкоколейных жел. дорог; при ст. Гайновке — 3 лесопильных завода, там живут до 5000 рабочих, и поселок имеет вид города. Дворец в порядке, царская половина оставлена для президента и он несколько раз в году приезжает с посланниками на охоту; устраивают и штрека с мертвёхой; поляки, вообще, любят охоту и всегда обставляют её торжественно. В другой половине дворца помещается школа для лесничих. Многие из моих подчинённых служат в пуще, и к ним начальство относится очень хорошо.

М. Голенко,

управляющий Беловежской пущей