12-я Неделя: с 6-го по 12-ое января 1891 года

 

6-го января. Воскресенье.

Наконец, удалось хорошо выспаться и провести день на месте спокойно. Джоржи[1] с Кочубеем[2] отправились на диких козлов, а я с остальными сел строчить: написал три письма. Завтракали в час. Опять продавцы явились и битком набили сени, но я осторожно избегал их. Если я удивил их своими покупками в Дели[3], бросив на них 26.000 рупий, то здесь я ограничился покупкой двух дюжин фотографий всего на 18 рупий. В 3 часа отправился с некоторыми спутниками и с губернатором к могиле императора Акбара[4], того самого, который выстроил Тадж[5]. Хотя этот мавзолей и уступает последнему по красоте, но он все-таки очень величествен; особенно красивы 8 куполов с чудною эмалью. Выпив чаю на лужке, где, конечно, был фотограф, снявший нас четыре раза, вернулись домой в 5 ½ ч(асов). Час спустя приехали Джоржи и Кочубей всего с 1 козлом, павлином и зеленым голубем.

Обедали в дорожном платье и в 10 ½ поехали на станцию.

7-го января. Понедельник.

Ужасный холод в вагоне, просто черт знает, что такое и где мы находимся? Никак не в Индии. В 8 час(ов) приехали в Гвалиор[6]; на станции встретил 15-летний магараджа, на днях женившийся. Говорит по-английски и приятной наружности; разумеется, носит великолепные украшения на шее и на руках – чудное ожерелье громадных изумрудов и жемчугов. Я сел с ним в коляску и поехал к дому около жел(езной) дор(оги), опять для знатных гостей. Главное, что нам понравилось в доме – это теплые комнаты и достаточно просторные, так что всем хватило места под крышей.

12-я Неделя: с 6-го по 12-ое января 1891 года
Гвалиорская крепость. Иллюстрация из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891».

В 10 ½ юный магараджа прикатил с визитом, разговаривали недолго, я украсил его венком, а Барятинский[7] всю его свиту. Через полчаса мы поехали к нему отдавать визит, и он нас встретил иначе, чем другие в прошлом году. Дворец его весь белый и красив внутри, в особенности приемная зала. Мы прошли между двух рядов придворных, которые издавали приветственные звуки, до конца залы, где сели почти что на серебряные троны. Странно, что во время аудиенции плясали баядерки[8] с тою же музыкой, а пред нами придворные чины стали раскладывать на полу драгоценные камни, ткани и материи и оружие. Я уже начинал радоваться, что это для нас подарки, но очень ошибся: оказалось, что все эти вещи выносятся для почета, когда мне их подносили, я только дотрагивался до каждой отдельно рукой и затем их немедленно уносили обратно на свое место. Я даже слегка обиделся, потому что мне показалось, что сидевшие по сторонам вельможи глядят на меня насмешливо! Вернувшись к себе и переодевшись, так как мы были в военном, пошли в палатку завтракать. В 3 ч(аса) поехали осматривать форт и остатки старого дворца на горе. Доехали до нее в колясках, а поднялись на нее на слонах и прокатились на них по всей внутренности форта. Очень забавляли нас туземные артиллеристы – полнейшая карикатура английских войск – и громкие имена и №№ батарей, на которых, между прочим, ни одного орудия не было видно!

Солнце приятно грело, и вид сверху, несмотря на балаганную обстановку внутри, был весьма живописен. Приехали домой в 5 ч(асов), обедали в 7 ч(асов) и легли спать рано в виду завтрашнего раннего вставания для отправления на охоту на трех тигров в значительном расстоянии от Гвалиора.

8-го января. Вторник.

Встали в 6 час(ов). Оделись тепло, и в 7 ч(асов) поехали на охоту; расстояние было 24 мили.

Первые пять проехали в экипажах, затем пересели в повозки, запряженные быками, и сделали остальные мили в них. Я сперва нашел такую повозку довольно удобной: она двухколесная, крытая сверху и боков, внутри нет сиденья, а скорее лежанка, устланная тонкими матрацами. В более богатых, одна из кот(орых) попалась мне, сделаны занавески против пыли, а также если хочется спать, что очень удобно.

К 11 час(ам) прибыли к месту охоты и после небольшого привала с завтраком мы разошлись по своим местам. Это место принадлежит магарадже и знаменито множеством обретающихся в нем тигров.

Глубокий овраг, поросший густыми деревьями и кустарником, по середине которого выстроены две стены, спускающиеся вовнутрь. Между ними оставлен проход для дичи, обстреливаемый двумя башнями. С балкона одной из них Джоржи и я одновременно поразили меткими пулями большую тигрицу; а Кочубей, стоявший с Волковым[9], ранил тигра, кот(орого) никак не удалось выгнать второй раз даже слонами. После завтрака в 4 ч(аса) отправились в обратный путь; я спал дорогою.

У меня перепрягали быков на полпути, поэтому они бежали лучше других, и я отделился от остальных; последствием чего было напрасное плутание по боковым дорогам. Все-таки я доехал до экипажей раньше их всех и вернулся домой с Гровером[10] в 8 ч(асов). Впрочем, все были очень скоро дома, так что сели обедать в 8 ¾. Легли спать рано.

9-го января. Среда.

День был свободный. Приехал фельдъегерь с письмами и корреспонденциями, всегда большая радость, когда кто-нибудь из них приезжает. После завтрака магараджа вздумал утешить и занять нас разными фокусниками, акробатами и боем баранов; все это происходило на лужайке перед домом. Обедали в 7 ½ у магараджи. Он в это время сидел в другой комнате и смотрел через (Л. 18) открытую дверь с своим первым министром. Его музыка играла так ужасно, что невозможно было узнать, какую пьесу они выпиливали. Перед концом обеда маленький владыка вошел в нашу столовую и твердым голосом совсем молодцом сказал два небольших приветствия – я, разумеется, ответил ему с бокалом в руке. Как и следовало ожидать, нам устроили фейерверк, чрезвычайно удачный. Смотрели с балкона, как у нас под носом вылетали с треском бураки[11] и били очень эффектные огненные фонтаны. В 10 час(ов) простились с магараджей на станции и поехали странствовать дальше!

10-го января. Четверг.

В 7 ½ приехали в Каунпор[12] (совр. Канпур – А.Х.) город, знаменитый резней во время мятежа в 1857 году. Отправились смотреть колодец, в который бросили около 350 женщин и детей, раненных вместе с мертвыми! Везде устроены кресты и памятники, а также церковь, где нас снял фотограф.

Вернувшись на станцию, завтракали до отхода поезда. В 11 ¾ прикатили в Лакноу[13] (совр. Лакхнау – А.Х.), где опять встретили почетным караулом и войсками вдоль дороги до дома губернатора. На одном из поворотов батарея салютовала нам прямо в коляски. Дом хорош, но в комнатах сыро и темно!

В 3 ½ поехали с небольшим конвоем улан по городу: осмотрели интересный музей и места осады, выдержанной 1600 англичан против 70.000 сипаев в продолжении 4-х месяцев в том же году. Видели еще остатки стен домов с дырами и пробоинами пуль и снарядов. Были дома в 6 час(ов). Снова были приглашены в полк к обеду у 16-го Qveen’s Lancers[14], очень хорошо угостившие нас. После обеда показывали двух туземных фокусников; вечер прошел благополучно, и мы вернулись домой целыми в 12 час(ов).

11-го января. Пятница.

День был свободный, поэтому все спали долго и кофе пили в 10 час(ов). Ночью была сильная гроза с громом, дождь лил почти до вечера.

Получили телеграмму и(з) Петербурга, в ней сказано, чтобы отправить Георгия на «Корнилове» в Афины для поправления здоровья[15]. Это более чем грустно. Первое его дальнее плавание и такое скучное начало! И вся болезнь его – дурацкая лихорадка очень опасная в тропиках. Завтракали в 1 ½ с командиром и несколькими офицерами уланского полка. Не мог удержаться, чтоб купить разные изделия из серебра и два ковра у несносных торговцев. Обедали в 7 ½ и отправились на железную дорогу.

12-го января. Суббота.

В 8 час(ов) приехали в Бенарес[16] и после обычной встречи поехали во дворец магараджи, где мы помещены. Всюду висят портреты Сандро[17], а один из министров даже носит его за пазухой. Принимали визит в 11 час(ов), покупали вещи на подъезде у менее надоедливых торговцев. После завтрака отправились к Гангу[18], переехали его на богатой лодке в роде древних галер и на слонах отправились отдавать визит магарадже в его форте и дворце. Те же церемонии, опять танцы как в Гвалиоре и группа, снятая на дворе и на слонах.

12-я Неделя: с 6-го по 12-ое января 1891 года
В гостях у махараджи Бенаресского. Иллюстрация из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890-1891».

Спустились в той же лодке вниз по Гангу мимо города, приходили в восторг от картины, которая проходила мимо нас в виде панорамы – действительно дивный город. Видели сожжение трупа. Вернулись домой с темнотой. После обеда вдруг нашли свои комнаты наполненные дамами и офицерами – оказывается, что эту публику позвали, не предупредивши нас, смотреть дурацкое представление индусов. Были очень изведены этим вечером, тем более что путь отступления в наши комнаты был отрезан. Пили чай внизу у Рамбаха[19] и Гриценко[20].

Комментарии:

В ВОСТОЧНОМ ДНЕВНИКЕ ЦЕСАРЕВИЧА за 12-ую неделю путешествия среди различных событий – посещений памятных религиозных и культурных мест, встреч с представителями английской администрации и местных индийских властей, выездов на охоту и т.п., автор особо выделяет поездку в Каунпор (совр. Канпур – А.Х.) – город, знаменитый резней во время мятежа сипаев в 1857 году.

Известное из исторической литературы, как восстание сипаев или Индийское народное восстание против колониальной политики англичан состоялось в 1857-1859 годах.

Оно началось на севере и в центральной Индии в воинской среде, было использовано правителями-махараджами и в некоторых местах получило поддержку крестьян. Восставшие освободили Дели. Военные схватки сопровождались массовым террором по отношению к мирным жителям с обеих сторон.

В Канпуре около тысячи британских солдат, их жёны и дети спаслись от восставшей толпы в укреплённом здании. Сипаи осаждали Канпурское укрепление в течение 20 дней. Без воды защитники не могли продержаться слишком долго, поэтому 25 июня 1857 года они сдались. Оставшиеся в живых четыре сотни человек получили от главы канпурских мятежников Нана Сагиба гарантии личной безопасности. Британцев действительно доставили к Гангу, где для их перевозки подготовили множество лодок.

Как только пленные подошли к реке и начали садиться на лодки, кто-то открыл огонь. В результате перестрелки было убито более ста человек. Оставшихся троих мужчин, 73 женщины и 124 ребенка посадили под арест в Бибихар — усадьбу в Канпуре. 15 июля 1857 года оставшихся в живых английских мужчин вытащили и расстреляли перед большой толпой. Затем индийцы вернулись в дом, где всё ещё находились женщины и дети, и зверски расправились с ними. Авторы книги «Сыплются кости наши: Канпурская резня и Индийское восстание 1857 года» приводят описание произошедшей резни, которое было составлено по воспоминаниям неких очевидцев. Вот некоторые отрывки из этих воспоминаний.

«Незадолго до захода солнца появился глава мятежников Сарвур Хан… в сопровождении четырёх спутников, каждый с саблей в руке. Двое из его людей были в фартуках мусульманских мясников, оба высокие, один темный, рябой и толстый. Два других, казалось, происходили из низшей касты… Когда они приблизились, зрители заняли места вдоль стены. Внутри дома некоторые из женщин оттаскивали мертвых в одну сторону и пытались перевязать раненых…

И вот они услышали, как засов двери сдвигается… Индийцы ломились в двери и полосы ткани, связывавшие ручки, начали рваться. Двери распахнулись…

Выйдя из тени деревьев, старшая из англичанок хотела обратиться к Сарвур Хану, но он срубил её одним ударом сабли.

Женщины, находившиеся во дворе, закричали. Закрыв за собой двери, пятеро индийцев разошлись по дому и прокладывали путь вперёд, беспорядочно рубя ползавших по полу раненых».

Тела женщин и детей сбросили в колодец, находившийся у дома. К утру 16 июля новость о вчерашней резне распространилась на весь индийский город: тысячи людей собрались, чтобы посмотреть на убитых.

Во время резни в Канпуре было убито почти 400 британцев, резня в Джханси унесла жизни 77 человек, 50 англичан были растерзаны в Дели, 31 — в Мееруте и 167 — в Лакхнау. Всего, по различным оценкам, было убито от тысячи до полутора тысяч европейцев, в том числе мирных жителей, женщин и детей.

Британцы стали мстить, забыв про нормы морали и правила ведения войны, которые сами же провозглашали.

При подавлении мятежа пенджабский поход привел к совершению не менее 628 казней по приказу военного командования, 1370 казней по распоряжению гражданских властей и 386 казней по приговору смешанных военных и гражданских судов. Дели был окружён и взят англичанами. Восстание положило конец власти Британской Ост-Индской компании и привело к её замене прямым правлением английской короны. Поистине страшной местью завершилась история, начатая жестокостью в Канпуре.

Примечания:

[1] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[2] Кочубей Виктор Сергеевич, князь (1860-1923) — сын Полтавского губ. предводителя дворянства князя С.В. Кочубея, внук министра внутр. дел, гос. канцлера Российской Империи князя В.П. Кочубея (1768-1834), генерал-лейтенант. Получил домашнее образование и военное по экзамену в Михайловском артиллерийском училище. Во время восточного путешествия штаб-ротмистр В.С. Кочубей входил в Свиту Его Высочества Николая Александровича.

[3] Дели — второй по величине (после Бомбея) город Индии, расположенный на севере страны на берегу реки Джамна. В индийской истории известен как «столица семи империй». В Дели находится 60000 памятников мировой значимости, построенных более чем несколько тысячелетий тому назад. В 1803 г. здесь вслед за английскими войсками появились представители британской Ост-Индской компании. Во время визита Цесаревича реальными хозяевами в Дели были англичане.

[4] Гробница Акбара Великого — усыпальница падишаха Акбара I Великого, одного из самых известных и почитаемых мусульманских правителей Индии, покровителя наук и искусств. Расположена в Сикандре, пригороде города Агра штат Уттар-Прадеш. Акбар Великий сам выбрал место для своего мавзолея и начал строительство ещё при жизни, как это было принято у тимуридов, — примерно в 1600 году. Закончено сооружение гробницы было сыном Акбара Великого Джахангиром в 1613 году.

[5] Тадж-Махал – мавзолей-мечеть высотой 73 м., находящийся в Агре, Индия, на берегу реки Джамна. Построен 1632 г. в стиле архитектуры Великих Моголов по приказу потомка Тамерлана — падишаха Империи Бабуридов Шах-Джахана в память о жене Мумтаз-Махал, умершей при родах четырнадцатого ребёнка.

[6] Гвалиор — четвёртый по величине город индийского штата Мадхья-Прадеш. Расположен в 122 км. к югу от Агры на пересечении железных дорог и состоит из трёх исторических центров — собственно Гвалиора, Лашкара и Морара.

Гвалиор играл видную роль в истории Северной Индии как политический центр исторической области Малва. Собственно Гвалиором первоначально называлась крепость, живописно расположенная на плоской вершине 90-метрового утёса. О существовании этой крепости на пересечении важнейших торговых путей известно с VI века.

В ходе англо-индийских 1803 и 1818 гг. гвалиорские правители потеряли часть своих земель. В 1780 и 1843 гг. британские войска штурмовали и саму Гвалиорскую крепость. Во время восстания сипаев раджа сохранил верность британской короне, однако его солдаты взбунтовались. Английские соединения вновь оккупировали крепость, однако по договорённости с раджой в 1886 г. были передислоцированы в Джханси.

[7] Барятинский Владимир Анатольевич (1843—1914) — князь, генерал-майор Свиты, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, состоявший обер-гофмейстером при Дворе Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны и бывший шефом 5-й роты Лейб-гвардии 4-го стрелкового полка. Главный руководитель восточного путешествия Наследника Цесаревича.

[8] баядерки (или девадаси) (букв. слуга бога, богини (санскр.) – в Индии девочка, «посвящённая» божеству при рождении или по обету, живущая и служащая при храме до конца своей жизни. Кроме выполнения религиозных ритуалов и работ по уходу за храмом и его убранством девадаси обычно практиковали традиционные виды индийского искусства, связанного с религией. Девадаси, обученные сакральному искусству танца и выступающие как храмовые танцовщицы, в Европе назывались баяде́рами либо баядерками (от порт. bailadeira, фр. bayadère «танцовщица»).

[9] Волков Евгений Николаевич (1864—1933) — выходец из псковского дворянского рода Волковых.Отец — Николай Степанович Волков (1810—1869), псковский губернский предводитель дворянства, Мать — Елизавета Евгеньевна (1840—?) — дочь генерал-майора Е.П. Самсонова, стояла у истоков «Майского союза» (1898 г.), одного из первых в России экологических обществ.

В 1882 году окончил Николаевский кадетский корпус, а в 1884 году завершил обучение в Николаевском кавалерийском училище. Службу начал в Кавалергардском полку, а спустя некоторое время продолжил в Лейб-гвардии Гусарском полку. Наследник Цесаревич Николай Александрович по программе своего военного образования два летних сезона проходил службу командиром эскадрона Лейб-гвардии Гусарского полка, которым до него командовал Е.Н. Волков. Наследник Цесаревич пригласил Волкова сопровождать его в путешествии на Восток в 1890-91 годах.

В дальнейшем генерал-лейтенант Императорской армии (1913), губернатор Черноморской губернии (1901—1904), первый в истории градоначальник Москвы (1905), губернатор Таврической губернии (1905—1906). Участник Белого движения в составе Вооруженных сил Юга России. Эмигрировал. Скончался в Ницце (Франция) в 1933 году.

[10] Гровер – представитель местной администрации.

[11] бураки в данном случае вид пиротехнических изделий.

[12] Каунпор (совр. Канпур) – город, знаменитый резней во время мятежа в 1857 году. Один из наиболее населённых городов Индии в штате Уттар Прадеш. Расположен на реке Ганг к югу от Лакхнау.

[13] Лакноу (совр. Лакхнау) – столица штата Уттар-Прадеш, в 516 км на восток от Дели. Является административным и культурным центром. Расположена на реке Гомти. В домусульманский период Лакхнау был частью индусского княжества Каннаудж. По мере ослабления могольской империи Лакхнау приобретает все большее политическое влияние, и центр мусульманской культуры перемещается из Дели в Лакхнау.

В начале 1857 года многотысячная британская армия двинулась на Лакхнау, который стал одним из центров восстания сипаев 1856—1858 годов. Наиболее драматичным эпизодом была долгая осада Резиденции, во время которой погибло большинство англичан, служивших в Лакхнау. Развалины Резиденции не восстанавливались и стоят как напоминание об этом трагическом периоде истории города.

[14] 16-ый Qveen’s Lancers – 16-й полк королевских уланов. Полк был сформирован в 1857-58 гг. как 16-й Бенгальский уланский полк. За время своего существования несколько раз менял свои наименования и титулы. Одно время 16-й полк был известен как 16-й Бенгальский кавалерийский, потом просто 16-й кавалерийский.

[15] Великий Князь Георгий Александрович для поправления здоровья оставался в Бомбее на борту крейсера «Адмирал Корнилов» из-за прогрессирующей болезни, когда Августейшие путешественники со свитой осматривали внутренние районы Индии.

[16] Бенарес — главный город области того же имени в северо-западной Индии — Рим индусов, самый священный их город и средоточие браминской учености, лежит на протяжении около 8 км., раскинувшись амфитеатром на левом берегу Ганга. Бенарес служит средоточием поклонения Сиве, или Манадеве, и посвященных этому божеству храмов насчитывается в городе более 1000. Бенарес во время визита Цесаревича Николая Александровича, как и в старину, служил центром браминской учености и науки. Из множества учебных заведений наиболее замечательны индусская коллегия и учрежденная в 1792 г. Санскритская коллегия; обе они получаюли субсидию от английского правительства. Бенарес, кроме того, служит средоточием цветущей промышленности и имеет важное торговое значение. В 1775 г. бенаресский правитель подчинился владычеству Англо-ост-индской компании, которая в 1781 г. сменила его и присоединила город с его округом к своим владениям.

[17] Александр Михайлович (Сандро), Великий Князь (1866-1933) – российский государственный и военный деятель, генерал-адъютант, вице-адмирал, четвёртый сын Великого Князя Михаила Николаевича и Великой Княгини Ольги Фёдоровны, внук Императора Николая I. Женат на Великой Княгине Ксении Александровне, сестре Государя Императора Николая II. В 1890–1891 годах на собственной яхте «Тамара» вместе с Великим Князем Сергеем Михайловичем совершил путешествие, в ходе которого были посещены Костантинополь, Сингапур, Индия, остров Ява, Цейлон и др. места. Маршрут плавания яхты «Тамара» пересекался с маршрутом путешествия на Восток Наследника Цесаревича. Впечатления путешественников вошли в книгу «23 000 миль на яхте «Тамара» о путешествии Великих Князей Александра и Сергея Михайловичей в 1890-1891 гг.» (С.Пб, 1892 г.), составленную доктором Г.И. Радде (1831-1903) и иллюстрированную академиком Н.С. Самокишем (1860-1944).

[18] Ганг— одна из самых полноводных (вместе с Брахмапутрой 3-е место в мире по водоносности после Амазонки и Конго) и длинных (2700 км.) рек Южной Азии. Берёт своё начало в Западных Гималаях, протекает на юго-восток, пересекая Индо-Гангскую равнину на севере Индии, и впадает в Бенгальский залив. Ганга в индуистской мифологии — небесная река, которая спустилась на землю и стала рекой Ганг. С давних времён считается священной рекой для индуистов, которые совершают к ней паломничества. На её берегах проходят кремации, в воде рассеивается прах умерших индуистов и осуществляются ритуальные омовения.

[19] Рамбах фон Владимир Константинович (1832-1908) — военно-морской врач, действительный статский советник, военно-морской врач, главный доктор Морского госпиталя в Санкт-Петербурге, медицинский инспектор Санкт-Петербургского порта, сопровождал Цесаревича Николая Александровича в восточном путешествии от Каира, лечащий врач Великого Князя Георгия Александровича.

[20] Гриценко Николай Николаевич (1856-1900) – акварелист, пейзажист, маринист, портретист, ученик передвижника А.П. Боголюбова. Окончил Кронштадтское техническое училище морского ведомства, плавал на военных судах. Учился живописи в Академии художеств (1885-1887) у Л.Ф. Лагорио, затем в Париже у А.П. Боголюбова и Ф. Кормона. Принимал участие восточном путешествии Наследника Цесаревича Николая Александровича в 1890-91 гг., присоединившись к свите в Триесте. В 1894 г. был назначен художником Морского министерства. Участвовал в выставках с 1886 г. (Академия художеств, Московское общество любителей художеств, Общество русских акварелистов, Товарищество передвижных художественных выставок). Его работы имеются в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, музеях Астрахани, Костромы, Омска, Пензы, Перми, Саратова, Хабаровска, Ярославля, Львова и других. Скончался в 1900 году. Похоронен в Ментоне (Франция) на территории русского кладбища «старый замок». В 1902 году в Санкт-Петербурге состоялась посмертная выставка картин, этюдов, акварелей Н.Н. Гриценко.