ЦАРСКАЯ ШКОЛА

К.П. Победоносцев

  

К началу ХХ века, благодаря совместным усилиям Православной Церкви и Самодержавного Государства, в России сложилась стройная система нравственно-патриотического воспитания и разностороннего образования подрастающих поколений. Особая роль в ней отводилась церковно-приходским школам, которые, отвечая возрастающей потребности населения избавиться от неграмотности, стали самыми распространенными учебными заведениями на селе.

Если в начале своего возникновения в 1884 году насчитывалось около 4000 церковно-приходских школ и школ грамоты, где обучались и взрослые, то через тридцать лет неустанных трудов на 1 января 1915 года (по неполным данным военного 1914 г.) их было уже 37.528 с 2.079.900 учащимися. Это не считая земских школ и учебных заведений Министерства народного образования.

Враги Православия и России прекрасно понимали, какую угрозу представляет осуществлению их Бого — и цареборческих планов само существование и дальнейшее развитие церковно-государственного воспитания молодежи. Поэтому либералы и революционеры всех мастей всегда в той или иной мере выступали против церковно-приходских школ, а когда в 1917 году в результате предательства Помазанника Божьего к власти пришло масонское Временное правительство, оно Декретом от 20 июня 1917 г. передало церковно-приходские школы и другие церковные училища в ведение Министерства Народного Просвещения, подточенного давно червем нигилизма и безбожия. Таким образом, Православной Церкви был нанесен двойной удар: во-первых, она утратила благотворное влияние на народное воспитание; а во-вторых, лишилась значительного имущества. В целом Церковь истратила только с 1884 по 1905 год не менее 145.310.692 руб. на приходские школы, из которых 70.198.980 руб. были собственно церковными деньгами.

Советская власть своим Декретом об отделении Церкви от Государства и Церкви от школы 1918 года только довершила начатый грабеж и разгром системы православно-религиозного образования. Чтобы прикрыть свои злодеяния, большевистский агитпроп создал трогательную сказочку о темной безграмотной России, которая после воцарения большевиков стремительно превратилась в “самую читающую страну мира”. На самом деле мы развивались только благодаря прочному материальному, а главное – духовному фундаменту, заложенному нашими великими предками в основание всего державного здания образования и воспитания народа. Во что превращается образование молодежи без веры, без духовного стержня, мы прекрасно видим сегодня, когда под влиянием западных реформ и по подсказкам зарубежных консультантов на подрастающем поколении апробировались чудовищные социально-психологические эксперименты, могущие в уже недалеком будущем привести страну к непоправимым последствиям. Дай Бог, чтобы в сфере образования страна вернулась на собственный исторический путь.

С другой стороны, за последние годы в церковной ограде стала возрождаться отличная от государственной своя система духовно-нравственного воспитания и образования детей и юношества: от православного детского садика к гимназии и, наконец, к институту. Идет этот процесс с превеликими трудностями только благодаря усилиям самой Церкви и добровольных жертвователей. Зайдите в любую православную гимназию или приходскую школу — везде живут бедно, но чисто, бодрее духом, хотя скорбей и искушений приходится терпеть больше, чем в обычной “минобразовской” школе.

В возрождении системы православно-церковного образования и воспитания наша, родительская, надежда. В нем заключается и упование России на то, что через десяток-другой лет взрастут невидимые пока миру молодые православные богатыри, которые сумеют выстоять и победить на новом поле Куликовом. В этом богоугодном деле воспитания и образования грядущих поколений ценным подспорьем и образчиком для сегодняшних государственных и церковных деятелей на ниве просвещения являются труды великого сына самодержавной России, долголетнего Обер-Прокурора Святейшего Синода, Друга Царей и горячего поборника Православной веры – Константина Петровича Победоносцева.

Предлагаемый сегодня нашим читателям текст К.П. Победоносцева является не публичной статьей, а служебным документом, исходя из которого принимались соответствующие церковно-государственные решения, то есть творилась история Православной Церкви и Государства Российского. Это обстоятельство придает тексту особый интерес и значение в наших глазах, ибо дает возможность сравнить тогдашний уровень подготовки церковно-государственных решений и взаимодействия светских и церковных властей с нынешним положением дел.

Документ был обнаружен мною при работе в Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (Фонд 1, опись 5, дело 616, листы 68-76) в переписке различных лиц по поводу церковно-приходского школьного строительства в Приамурском крае.

Епископ Камчатский, Курильский и Благовещенский Макарий (Дарский — рукоположен 9.10.1883 в епископа Киренского, викария Иркутской епархии, с 15.07.1889 епископ Селенгинский, викарий Иркутской епархии, с 25.10.1892 епископ Камчатский, Курильский и Благовещенский, + 7.09.1897) поставил 19 сентября 1895 г. в известность Военного Губернатора Приморской Области генерал-майора Павла Федоровича Унтербергера о том, что 23 апреля 1895 г. Училищный при Святейшем Синоде Совет рассмотрел вопрос об образовании и направил в Государственный Совет подписанный Обер-Прокурором К.П. Победоносцевым журнал. Выдержки из этого журнала, послужившего руководством к дальнейшим действиям местных церковных и светских властей в деле церковно-приходского школьного строительства, мы и публикуем ниже, сохраняя пунктуацию и орфографию оригинала.

 

 

                            +                          +                          +

 

“С 1864 по 1884 г. дело народного образования находилось в исключительном ведении Министерства Народного Просвещения; за этот период времени оно развивалось весьма медленно. (…)

Если бы продолжалось исключительное ведение начального обучения Министерством Народного Просвещения и Земством, по принятой ими системе, то повсеместного распространения грамотности в России пришлось бы ожидать многие сотни лет. (…).

Результатом всех обсуждений этого вопроса было ВЫСОЧАЙШЕ утвержденное 26 января 1882 года Положение Комитета Министров, по которому было поручено Обер-Прокурору Святейшего Синода, по соглашению с подлежащими ведомствами , дать сему делу дальнейшее движение. Вследствие вышеупомянутого Положения Комитета, в октябре 1882 года при Святейшем Синоде была образована, под председательством Синодального члена, архиепископа Холмско-Варшавского Леонтия, комиссия из членов Духовного Ведомства и Министерства Народного Просвещения, результатов трудов которой были ВЫСОЧАЙШЕ утвержденные 13 июня 1884 года “Правила о церковно-приходских школах”. Правила эти, не внося ничего нового в разрешение вопроса об участии духовенства в деле начального народного образования, возвращают лишь к ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению 18 января 1862 года, по коему заведывание церковными школами предоставлено духовенству. (…)

За десять лет самостоятельного существования своего церковно-приходские школы, не смотря на незначительное в первое время пособие из сумм Государственного Казначейства, успели широко развить свою деятельность и приобрести сочувствие всех классов населения. (…)

За истекшее десятилетие духовенством построено 9.208 школьных домов, которые, с инвентарем и земельными участками, оцениваются в сумме 7.000.000 рублей. К 1892/3 учебному году духовенством открыто около 30.000 церковных школ, из коих — 200 двуклассных и около 12.000 одноклассных церковно-приходских школ; остальные — школы грамоты. В этих школах обучалось свыше 900.000 детей обоего пола. В ведении Министерства Народного Просвещения в это же время было такое же количество школ, около 30.000, по заявлению самого г. Министра Народного Просвещения в Департаменте Государственной Экономии 15 апреля 1893 года. (…)

Православный храм для окружающего его православного прихода был с самого начала христианства на Руси истинным училищем благочестия и гражданственности, в котором подрастающие поколения почерпали все доброе и полезное, как для спасения души, так и для жизни семейной, общественной и государственной, по уставам Церкви Православной и Законов Верховной Власти.

Приходский храм для православного русского человека всегда был и будет заветною святыней. С ним связаны самые радостные и самые торжественные минуты его жизни. Подле храма, рядом с могилами родных и друзей, место его будущего упокоения. Все святое и умилительное в жизни самого бедного и самого богатого из прихожан связано с храмом Божиим. Отсюда крепкая любовь крестьянина к своему приходскому храму, составляющая самую высокую поэзию народной жизни, без которой жизнь эта потеряла бы свою прелесть и устойчивость.

Вот почему необходимо принять все меры к тому, чтобы вокруг храма православного развивалась приходская жизнь в том духе и направлении, какой указывают ей уставы и учение нашей святой Церкви.

Непосредственно и ближе всего связано с Церковию, по заповеди Спасителя нашего, воспитание подрастающих поколений народа. Приходская школа служит преддверием храма, приходский пастырь по самому званию своему становится руководителем и воспитателем учащихся в его приходской школе. Только таким путем возможно развить и укрепить в детях любовь к храму Божию и церковным службам, особливо когда они сами научатся принимать в них живое участие пением и чтением церковным. При храме же учреждаются попечительства или братства церковные, которые, заботясь о благолепии храма и церковных служб, в то же время обращают свое внимание на оказание пособия бедным прихожанам, особливо сиротам, и на содействие начальному просвещению путем поддержания своей приходской школы, воскресных и праздничных чтений, народных библиотек, раздачи книжек и листков для назидательного чтения, учреждения обществ трезвости и т.п. Рядом с церковию, при школе должна быть устроена приходская читальня и при ней хор любителей духовного и светского пения.

Вся эта широкая просветительная деятельность приходского священника, поддерживаемая лучшими людьми прихода, возможна лишь в том случае, когда поставленный духовною властью приходский священник является вместе с тем и пред лицом Государственной Власти ответственным за начальное просвещение детей, которое вверено ему самою должностью пастыря. Наше приходское духовенство совершает пастырское свое служение народу часто в бедности и уничижении. Но всегда, и в мирное время, и в тяжелых бедствиях войны, является оно верным слугою своего Государя и Отечества. Россия всегда была крепка неразрывным союзом духовной и светской власти и в нем находила свое спасение в самые тяжелые времена своей истории. Напрасно недоброжелатели церковных школ стараются поселить раздор между светскою и духовною властью, называя школу, руководимую православным духовенством церковною в отличие от царской школы, управляемой светским ведомством. И церковные, и министерские школы суть школы правительственные, государственные, потому что уставы свои и та и другая получили от Верховной Власти Государя Императора. Но как всякое дело у православного человека идет прочно и успешно лишь тогда, когда освящается молитвою Церкви, так и школа церковная, будучи учреждением государственным, усугубляет свое духовно-воспитательное воздействие на учащихся постоянным общением, молитвами и наставлениями пастырей Церкви. Нам нечего увлекаться тем, что на Западе, в просвещенных странах Европы, школа изъята из-под живого и непосредственного заведывания духовенством и что школьное обучение стало там вполне светским и обязательным. Плоды этого просвещения не настолько хороши, чтобы им можно было завидовать. На съездах немецких учителей и в серьезной педагогической литературе слышатся жалобы на нравственное “одичание” немецкого народа, среди которого быстро распространяется безверие и крайние социалистические и анархические учения. Республиканские школы Франции, из коих изгнано преподавание Закона Божия и вынесены иконы — плохой образец для нас. А между тем Германия и Франция стоят во главе европейского просвещения и по их следам идут все прочие государства, не исключая православных греков, румын, сербов и болгар, погибающих нравственно и материально под игом подражательного парламентаризма и либерального европейского просвещения.

Против разлагающего народную веру и государственность наплыва религиозных и социальных лжеучений наша церковно-приходская школа будет несокрушимым нравственным оплотом. Она сохранит и укрепит в сердцах подрастающих поколений народа русского любовь к храму Божию и учению святой Православной Церкви, любовь и преданность Помазаннику Божию, любовь к родине и честному крестьянскому труду. Если иноверное население России: лютеране, католики, евреи и магометане достигают известных успехов в грамотности и культурном развитии, то этим они обязаны своему духовенству, которое, руководя начальным обучением, бдительно следит за религиозным воспитанием детей, с юных лет внедряет в души их горячую, фанатическую любовь и преданность своей религии и своим храмам. (…)

Из вышеизложенного выясняется следующая простая организация церковно-школьного дела среди православного населения Империи:

1) Приход православный. Во главе его стоит приходской священник и попечительство из лучших людей прихода. Священник — руководитель сельской церковно-приходской школы и деревенских школ грамоты и ответственное лицо за правильное и вполне в православном духе ведение начального обучения в приходе.

2) Уезд. Уездное Отделение Епархиального Училищного Совета и Уездный наблюдатель-священник стоят во главе православно-церковного просвещения в уезде. Их главная забота — школы грамоты, порученные их специальному надзору и попечению.

3) Епархия. Православный Епископ и состоящий при нем Епархиальный училищный Совет и Епархиальный наблюдатель школ стоят  во главе церковного школьного дела в губернии или епархии. Их главная забота — устройство церковно-приходских школ, библиотек, читален, воскресных и праздничных чтений в школах и развитие правильного церковного пения.

4) Святейший Синод и состоящий при нем Училищный Совет ведают все школы Империи. Преимущественное внимание Училищного Совета при Святейшем Синоде обращено на программы учебных предметов для церковных школ и школ учительских для приготовления учителей и на образцовые школы при Духовных Семинариях и Женских Епархиальных Училищах, а главное — на изыскание денежных средств и на правильное распределение их по епархиям. (…)

Тенденциозные выходки так называемой либеральной печати против церковных школ и православного духовенства служат для правительства лучшим оправданием мудрой меры почившего Государя, призвавшего православное духовенство к руководству начальным образованием народа. (…)

Воспитанный духовно православною Церковью под кровом самодержавной власти наш народ призван идти и вперед тем же историческим путем своего развития, чтобы достигнуть возможного на земле духовного и материального благосостояния”. (…)

 

 

Вступление и публикация текста Андрея Хвалина.