Память сердца-Святая земля и Дом Романовых

О, память сердца! Ты сильней

Рассудка памяти печальной

К.Н. Батюшков

Научи меня, Боже, любить

Всем умом Тебя, всем помышленьем,

Чтоб и душу Тебе посвятить,

И всю жизнь с каждым сердца биеньем…

К.Р.,

Великий Князь Константин Константинович

 

С принятием христианства на Руси ее князья, цари и императоры всем сердцем стремились в Святой град Иерусалим, где ступал по земле Спаситель, Царь царствующих и Господь господствующих (1Тим. 6,15), дарующий власть правителям мира сего. После Великой Смуты рубежа XVI-XVII веков на Всероссийский Престол вступила Династия Романовых, продолжившая традиции державных русско-палестинских взаимоотношений, заложенные еще равноапостольным Великим Князем Владимиром, Крестителем Руси[1].

Первый царь из Династии Романовых Михаил Федорович в 1619 году пригласил в Москву Иерусалимского Патриарха Феофана. Император Петр Ι обменивался грамотами со своим «нижайшим богомольцем» Патриархом Иерусалимским Досифеем об освобождении Иерусалима и положении паломников, которые подпадали под защиту Российской Империи по условиям Константинопольского мирного договора с Оттоманской Портой 1700 года. Императрица Анна Иоанновна установила в 1735 году Палестинские штаты — фонд, из которого ежегодно восточным Патриархам и монастырям выдавалось денежное содержание. Император Александр I в 1818 году создал Иерусалимское подворье в Москве, а его брат Император Николай I Павлович в 1847 году повелел образовать Русскую Духовную Миссию в Иерусалиме, которая и ведет с того времени свою славную историю.

По воле Государя Императора Александра II, считавшего, как и все Романовы, «палестинский вопрос» «вопросом сердца», в 1859 году был создан «Комитет для принятия мер по устройству в Палестине русских богоугодных заведений для православных поклонников». Первым из членов Императорской Фамилии паломничество в Святую землю в 1859 году совершил Великий Князь Константин Николаевич, сын Государя Николая I. Этот визит дал мощный толчок к приобретению новых русских владений в Палестине. Спустя пять лет, 28 июня 1864 года, в память Императрицы Александры Федоровны, матери Великого Князя Константина Николаевича и супруги Императора Николая I, был освящен во имя Царицы-мученицы Александры домовый храм Русской Духовной Миссии в Иерусалиме – первая русская церковь в Святой Земле. В октябре 1872 года, совершая поездку по Ближнему Востоку, Святую Землю посетил Великий Князь Николай Николаевич Старший в сопровождении герцога Евгения Лейхтенбергского и принцев Александра и Константина Ольденбургских. Они присутствовали при освящении русского Троицкого собора в Иерусалиме[2].

Особое место в истории взаимосвязей Святой Земли  и Дома Романовых на рубеже ΧΙΧ-ΧΧ веков принадлежит Великокняжеской чете Сергея Александровича и Елизаветы Феодоровны. Великий Князь Сергей Александрович, еще не будучи в браке, впервые посетил Иерусалим в мае 1881 года в сопровождении Великих Князей Павла Александровича и Константина Константиновича. В память почившей Своей Матушки, Императрицы Марии Александровны, в верхней части Гефсиманского сада на склоне Елеона им было выбрано место для строительства церкви в честь святой Марии Магдалины. Хотя Императрица при жизни всем сердцем стремилась поклониться святым местам Палестины, такое паломничество не состоялась, что, впрочем, не мешало ей попечительствовать над русскими учреждениями в Святой Земле, быть одним из главных жертвователей Русской Духовной Миссии и даже предотвратить ее закрытие в 1880 году.

Начальник Миссии, архимандрит Антонин (Капустин) так охарактеризовал Августейших паломников и их Матушку, покойную Императрицу Марию Александровну: «Чистые, благие и святые души царевичей пленили меня. Это несомненно Она, высокая Боголюбица и смиренная христианка, возрастила и сохранила их такими в усладу и похваление всем ревнующим о духе, небе, Боге. Мир духу Ее!»[3]

На деньги Государыни Марии Александровны начальником Русской Духовной Миссии епископом Кириллом (Наумовым) была построена Русская больница в Иерусалиме и Русская школа для арабских девочек в Бет-Джале. Поэтому нет ничего удивительного в том, что память об Императрице Марии Александровне сохранилась и в названии Мариинского подворья.

В 1882 году по воле Государя Императора Александра III Миротворца было учреждено Императорское Православное Палестинское Общество, которое Великий Князь Сергей Александрович возглавлял до своей гибели в 1905 году, после чего руководство перешло к Великой Княгине Елизавете Феодоровне и продолжалось до рокового 1917 года. На освящение храма в честь святой Марии Магдалины, возведенного в память Императрицы Марии Александровны, Великий Князь Сергей Александрович прибыл уже с супругой Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной. Оно состоялось на Покров 1888 года.

О пережитых в тот момент чувствах Великий Князь Сергей Александрович рассказывал в письмах к венценосным родственникам. Брату и Императору Александру ΙΙΙ он сообщает: «Не могу Тебе сказать, какое чудное чувство было во время обедни – казалось, что мама молитвенно была с нами. Да, дорогой Саша, все думалось о тебе и братьях, как вам было бы утешительно помолиться в этой церкви памяти бесценной Мама!», — а в письме к племяннику Наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу добавляет интересные штрихи: «1 октября мы освящали церковь в память Мама на Елеонской горе – чудная была минута – команды с «Забияки» и «Костромы» (корабли, на которых совершали паломничество Великие Князья – А.Х.) тоже присутствовали. Ходили мы ночью к обедне ко Гробу Господню, пешком через весь Иерусалим – чудные лунные ночи! Вчера ночью мы все приобщались, как хотелось бы, чтоб и ты, дорогой мой Ники, испытал это блаженное чувство»[4].

С тех пор судьбы Великого Князя Сергея Александровича и Великой Княгини Елизаветы Феодоровны неразрывно связанны со Святой Землей. Их имена носят Сергиевское и Елизаветинское подворья. А позже, 22 мая 1896 года, в память могучего Самодержца Александра III, Брата Великого Князя Сергея Александровича, была освящена церковь во имя святого благоверного Великого Князя Александра Невского рядом с Порогом Судных Врат на Александровском подворье. Само новое подворье, называемое иногда «Русским Домом», возникло на месте археологических раскопок на русском участке недалеко от храма Гроба Господня и было освящено в день тезоименитства Великой Княгини Елизаветы Феодоровны 5 сентябри 1891 года[5].

Об освящении церкви во имя св. блг. Великого Князя Александра Невского уполномоченный Палестинского Общества в Иерусалиме Н.Г. Михайлов докладывал Великому Князю Сергею Александровичу: «С рассветом 22-го мая все ниши подворья, больница, здания Духовной Миссии и Русский Дом близ Гроба Господня украшены были флагами и транспарантами с вензелями Их Императорских Величеств и Вашего Императорского Высочества с Августейшей супругой. Ровно в 6 утра с колокольни Воскресенского храма раздался торжественный звон. Через несколько минут Патриарх, сопровождаемый греческим духовенством и управляющим нашим Генеральным Консульством, с 8 русскими и греческими кавасами во главе шествия, вошел в Русский Дом и тотчас же начал освящение церкви»[6].

В 1890-1891 годах кругосветное путешествие совершил племянник Великого Князя Сергея Александровича – Наследник Цесаревич Николай Александрович. Первоначально было запланировано и его посещение Святой Земли. Специально к этому событию была подготовлена к освящению церковь в Русском доме на Александровском подворье. Но по политическим причинам посещение Иерусалима Наследником Цесаревичем было отменено, что вызвало его крайнее разочарование. В письме к начальнику миссии архимандриту Антонину (Капустину) князь В. Барятинский писал: «Его Императорское Высочество глубоко сожалеет о том, что в этот раз Ему не удалось выполнить душевное своё желание лично посетить Святой град и места столь дорогие всему христианскому миру и нашему Царскому Дому в особенности. Государь Наследник утешается мыслью, что Ему удастся в будущем посетить Иерусалим и поклониться Гробу Господню»[7]. Однако посетить Иерусалим и «испытать блаженное чувство» святому Царю-страстотерпцу Николаю ΙΙ Александровичу так и не удалось.

В начале ХХ века, в 1903 году, начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме стал архимандрит Леонид (Сенцов), а в 1905 году произошло злодейское убийство революционерами-террористами Дяди Государя Императора Николая Александровича, Великого Князя Сергея Александровича, председателя Палестинского Общества, так много сделавшего для утверждения русского влияния на Святой Земле. Взрыв бомбы в Кремле потряс не только православную Россию, но волнами разошелся по многим европейским странам, чьи Владетельные Дома были связаны кровными узами с Династией Романовых, а также отозвался в странах Ближнего Востока[8]. «Жертвой Царской крови» назовет Великого Князя Сергея Александровича Владыка Иннокентий (Беляев) в своем слове перед панихидой в Москве, как бы предвидя, что его убийство станет прологом к расправе над Царской Семьей и другими членами Дома Романовых и свержению монархии в России, повлекшему затем за собой реки народной крови[9].

Но перед концом Самодержавная Россия пережила свой расцвет, пик земного могущества и славы, что нашло отражение в грандиозных торжествах 1913 года в честь 300-летия правления Династии Романовых. Готовясь к романовскому юбилею, архимандрит Леонид возвел на Святой Земле два храма: Животворящей Троицы у Дуба Мамврийского в Хевроне в честь рождения Наследника Цесаревича Алексея Николаевича и в память трехсотлетия царствования Дома Романовых на горе Кармил в Хайфе, для чего проявил недюжинное дипломатическое умение и такт. Поэтому нет ничего удивительного в том, что  во время отпуска в 1912 году архимандрит Леонид удостоился аудиенции у Императора Николая Александровича. Для начальников Миссии это было исключительным событием.

Юбилейные торжества продолжались весь год, а их начало пришлось на февраль месяц, когда в 1613 году состоялось обрание[10] первого Царя из Династии Романовых Михаила Феодоровича на Всероссийский Престол. Это событие широко отмечалось не только в России, но и во многих странах, в том числе Ближнего Востока и в Иерусалиме. Во всех восточных Патриархатах этот знаменательный юбилей был отпразднован как великое народно-церковное торжество, и православное население Востока в этот исключительный праздник слилось с благочестивым русским народом в восторженном прославлении заслуг русского Царствующего Дома и в горячих молитвах Царю царствующих, в благодарениях и молениях за русского Царя и за всю Императорскую фамилию. В самый день царственного юбилея, 21 февраля, повсюду на Востоке были совершены торжественные богослужения с поминовением почивших членов Царствующей Фамилии и с благодарственными молебствиями о здравии и многолетии Государя Императора и всего Царствующего Дома. В Иерусалиме, в храме Воскресения Господня, богослужение было совершено Блаженнейшим Патриархом Дамианом, с собором иерархов Сионской церкви. Юбилейное торжество русского Царствующего Дома еще раз засвидетельствовало о тесном братском союзе православных народов Востока с Российским Царствующим Домом и с единоверным русским народом[11].

В конце юбилейного 1913 года, 14-го ноября, Иерусалимский Патриарх Дамиан в сослужении архимандрита Леонида, русского и греческого духовенства совершил освящение храма в память трехсотлетия царствования дома Романовых на горе Кармил в Хайфе. На освящении присутствовали российский вице-консул в Хайфе П.П. Секретарев с сотрудниками вице-консульства, представители Палестинского Общества, учительский персонал русских школ с учащимися старших классов, иностранные вице-консулы в Хайфе, разнообразное христианское духовенство, хайфские жители — православные, инославные и мусульмане. Освящение совершилось торжественно и надолго запомнилось всем присутствовавшим.

Указом от 5 сентября 1914 года за № 14917 Св. Синод уведомлял архимандрита Леонида, что всему русскому и греческому духовенству (священнослужителям и церковнослужителям), участвовавшим в праздновании, даются юбилейные медали в память трехсотлетия царствования Дома Романовых, кроме того, священнослужителям вручаются особые нагрудные знаки. Так завершились юбилейные романовские торжества на Святой Земле[12].

Первая мировая война и клятвопреступный февральский бунт 1917 года, приведший к свержению монархии в России, потрясли жизнь Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Еще в декабре 1914 года турецкие власти в Палестине вынудили русское мужское население покинуть Святую Землю и выехать в Александрию. Начальник Миссии архимандрит Леонид (Сенцов), весь состав Миссии и старшие сестры обителей были высланы из Палестины. Храмы закрыты, а помещения Миссии, монастыри и паломнические приюты оказались заняты турецкими войсками. Оставшиеся в Святом Граде, но изгнанные из своих обителей, монашествующие, паломники и члены Миссии терпели немало лишений. В 1917 году архимандрит Леонид отправился на Поместный собор Русской Православной Церкви, и впоследствии умер в Москве через год. В июле того же 1918 года в Екатеринбурге была злодейски убита Царская Семья, а под Алапаевском замучены Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, Великий Князь Сергей Михайлович, князья Иоанн Константинович, Константин Константинович (младший), Игорь Константинович, Владимир Павлович Палей. Еще несколько Великих Князей расстреляны в Петропавловской крепости. Оставшиеся в живых члены Императорской Фамилии оказались в изгнании в разных странах вместе с миллионами русских людей.

В то время, как в 1919 году в Иерусалим из Египта возвратились члены Русской Духовной Миссии и монашествующие, игумен Серафим (Кузнецов), бывший начальник Свято-Серафимовского скита близ Белогороского монастыря, пробирался с честными останками Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и ее келейницы инокини Варвары через охваченную гражданской войной Россию в Китай. Через год он доставил останки мучениц в Палестину, где они обрели упокоение в храме святой равноапостольной Марии Магдалины. Погребение в январе 1921 года совершил Иерусалимский Патриарх Дамиан.

Попытка опамятования и покаяния в грехе Бого — и цареотступничества была предпринята русским народом на Приамурском Земском соборе во Владивостоке в июле-августе 1922 года. Соборяне восстановили Династию Романовых на Всероссийском престоле и решили отправить делегацию к Великому Князю Николаю Николаевичу Младшему и Вдовствующей Императрице Марии Феодоровне, находившейся тогда в изгнании в Дании[13]. После ее смерти в 1928 году многие монархисты и русские беженцы в рассеянии склонны были считать главой Дома Романовых Великого Князя Кирилла Владимировича, хотя другие члены Династии за ним такового первенства не признавали. Как бы там ни было, но присылка Патриархом Иерусалимским Дамианом Великому Князю Кириллу Владимировичу частиц Животворящего Креста Господня и других святынь в марте 1931 года было преподнесено великокняжеской канцелярией как патриаршее признание императорского достоинства последнего[14].

Не признавала «Главой Императорского Дома» и сына Великого Князя Кирилла Владимировича – Великого Князя Владимира Кирилловича игумения Тамара (в миру Княжна Императорской крови Татьяна Константиновна Романова, дочь Великого Князя Константина Константиновича, известного поэта «К.Р.»), когда он посетил Святую Землю в 1962 году. Она, будучи игумений Елеонского Спасо-Вознесенского монастыря, выбрала очень взвешенную линию поведения: «Будем вспоминать хорошее прошлое и не будем говорить о будущем…»[15]

По свидетельству инокини Вероники (Рахеб), насельницы Спасо-Вознесенского монастыря и воспитанницы игумении Тамары, матушка очень любила своего отца Великого Князя Константина Константиновича, публиковавшегося под псевдонимом «К.Р.». Хранившийся у нее сборник стихов отца она давала инокине Веронике и поручала к праздникам Пасхи Христовой, Вознесению Господню или к своим именинам учить наизусть стихи поэта «К.Р.». Когда на Елеон приезжала младшая сестра игумении Тамары Княжна Вера Константиновна, то сестры погружались в воспоминания, и по просьбе матушки Тамары монахиня Вероника читала им стихи отца:

 Научи меня, Боже, любить

 Всем умом Тебя, всем помышленьем,

 Чтоб и душу Тебе посвятить,

 И всю жизнь с каждым сердца биеньем…

Стоило ей однажды запнуться в этом месте, как чтение продолжила Княжна Вера Константиновна:

Научи Ты меня соблюдать

 Лишь Твою милосердную волю,

 Научи никогда не роптать

 На свою многотрудную долю.

Потом монахиня закончила чтение:

Всех, которых пришел искупить

 Ты Своею пречистою кровью, –

 Бескорыстной, глубокой любовью

 Научи меня, Боже, любить![16]

На Елеоне Княжну Веру Константиновну называли «иконой Старой России для детей белой эмиграции»[17]. Она была очень дружна и находилась в переписке с Тихоном Николаевичем Куликовским-Романовым, внуком Императора-Миротворца Александра Третьего и родным племянником святого Царя-страстотерпца Николая Александровича, сыном «багрянородной» Сестры Императора – Великой Княгини Ольги Александровны. Свои письма к Тихону Николаевичу Княжна Вера Константиновна зачастую подписывала: «рядовой Иван Веркин», подчеркивая игрой слов твердое стояние в православной вере, связь с простым русским народом и верность Царской России, поскольку за долгие годы скитаний по разным странам она не приняла ничьего гражданства. Хранилась у Тихона Николаевича и фотография игумении Тамары, присланная из Иерусалима. На ее обороте есть надпись рукой Тихона Николаевича: «Игуменья Тамара (сестра кн. Веры Константиновны и мать кн. Теймураза Багратиона)». Переписывался Тихон Николаевич и с сыном игумении Тамары – князем Теймуразом Багратионом[18]. Игумения Тамара по болезни отошла от управления обителью в 1975 году, а 29 августа 1979 года состоялось ее отпевание, на похоронах присутствовал ее сын Теймураз Константинович Багратион-Мухранский.

Четыре года спустя, в канун праздника Благовещения Пресвятой Богородицы 1983 года, в Гефсиманском монастыре отошел ко Господу генерал Михаил Георгиевич Хрипунов, бывший флигель-адъютант Государя Императора Николая Александровича. Если святому Царю-страстотерпцу не удалось плотию побывать на Святой Земле, то его «посланец» генерал Михаил Хрипунов в течение двадцати лет каждый день ревностно исполнял обязанности чтеца в монастырском храме св. равноапостольной Марии Магдалины и пел в хоре. Он оставил воспоминания, в которых проникновенно писал о своей «царской службе»: «Я имел счастье быть флигель-адъютантом с 23 ноября 1915 г. до печальнейшего дня скорби Российской – вынужденного отречения от трона моего Государя. Я также имел честь дежурить при Особе Императора в Царскосельском Александровском дворце пятнадцать раз и один раз сопровождать Государя, едучи в одном с ним автомобиле, от Царскосельского вокзала в Петроград до Аничкова дворца, куда Его Величество приезжал навестить свою Августейшую Матушку, Вдовствующую Императрицу Марию Феодоровну. (…) Благодарю Господа за Его неизреченную ко мне, недостойнейшему, милость быть флигель-адъютантом Его Величества, т.е. быть приближенным более других к Священной Особе Помазанника Божия, ныне незабвенного Царя-Мученика Николая Второго».

Царский флигель-адъютант генерал М.Г. Хрипунов был похоронен на гефсиманском кладбище, на месте, им самим выбранном. Вечная память рабу Божию, чтецу и воину Михаилу! Вечная память всем верноподданным, сражавшимся и живот свой положившим за Веру, Царя и Отечество![19]

Десятилетиями послереволюционный раскол Матери-Церкви и русского мира пагубно сказывался на жизни Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В уврачевании его особое значение имеет канонизация преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, сначала в 1981 году Русской Православной Церковью Заграницей, а затем в 1992 году – Архиерейским собором Русской Православной Церкви Московского Патриархата. А когда в 2000 году была причислена к лику святых всей полнотой Русской Православной Церкви Августейшая Семья последнего Императора Николая ΙΙ Александровича, теплая молитва к Царственным страстотерпцам во главе сонма новомучеников и исповедников Российских ХХ века стала объединять православных людей в Отечестве и рассеянии сущих. В 2007 году был подписан Акт о каноническом общении между двумя юрисдикциями Русской Православной Церкви. После десятилетий бурных потрясений и катаклизмов прошлого века поток русских богомольцев и палестинолюбцев в Святую Землю все увеличивается: и возвратились в Иерусалим с великою радостью (Лк. 24, 52).

 

[1] Назаренко А.В.  Русские в Святой земле. «Русская история». № 3(17), 2011.

[2] См.: Бутова Р.Б. Романовский Иерусалим. «Русская история». № 3(17), 2011. С. 36-41.

[3] Великий Князь Сергей Александрович Романов. Биографические материалы. Кн. 3: 1880-1884. М., 2009. С. 113.

[4] Великий Князь Сергей Александрович Романов. Биографические материалы. Кн. 4: 1884-1894. М., 2011.С. 172, 182.

[5] Сообщения ИППО. 1892. Вып. 5. С. 587.

[6] АВП РИ. Ф. РИППО. Оп. 873/1. Д. 496. Л. 105-113. Минуют годы послереволюционного лихолетья и Второй мировой войны, и уже в новом тысячелетии, в 2008 году, на Александровском подворье в Иерусалиме будет создана и освящена Часовня в честь Феодоровской иконы Божией Матери – покровительницы Августейшего Дома Романовых и Государства Российского. При возведении часовни, получившей название «янтарной», использовались ценные породы дерева, золото, бронза и итальянский мрамор. В углу часовни, у иконы свв. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, оставили открытой часть подножия Голгофы, по которому ступал Спаситель. Сегодня ее часто посещают новобрачные, решившие обвенчаться на Святой Земле. А в Горнем монастыре, называемом «жребий Божией Матери», «прекрасном, как рай Божий», находится часовня в честь Боголюбской иконы Божией Матери — одной из первых написанных на Руси икон, особо почитаемых в народе покровительницы наших Державных вождей от св. блг. Великого Князя Андрея Боголюбского до Царей и Императоров Дома Романовых. На праздник Боголюбской иконы Богоматери в часовне сестры монастыря читают Ей акафист.

[7] Письмо генерал-майора князя В. Барятинского, состоящего при наследнике цесаревиче великом князе Николае Александровиче, к архимандриту Антонину. Красное море, 30 ноября 1890 г. // Архив РДМ. Ф.1. Оп. 1. Д. 1442.

[8] Прощание и панихиды по Великому Князю продолжались целую неделю. В это время приходят сообщения из разных мест Европы о реакции на это злодеяние. Все возмущены против бессовестных негодяев, ставящих Россию в ужасное положение. Газеты оплакивают гибель Великого Князя, сражавшегося во время войны за освобождение под Карсом и Эрзерумом.

См.: К кончине Великого Князя Сергея Александровича. http://starosti.ru/archiv/februar1905.html ·

[9] Преосвященный епископ Тамбовский и Шацкий Иннокентий (Беляев, в миру Иван Васильевич Беляев, 23.09. 1862 — 9.09. 1913 г., на кафедре 14 марта 1903 – 7 декабря 1909 гг.). Впоследствии, с 7 декабря 1909 г. — архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии и член Св. Синода. Проповедь имеет столь важное значение, что ее публикует официальный орган Святейшего Синода. С одной стороны, это связано с незаурядной личностью самого Тамбовского святителя, а с другой, — с содержанием проповеди, в которой не только обнажаются корни совершенного злодеяния, но и звучит призыв к русскому народу вернуться на путь верноподданничества Богу и Царю, отступление с которого приведет страну к катастрофе. См.: «Прибавления к Церковным Ведомостям». 1905. № 9. С. 382-383.

[10] В авторитетном словаре прот. Г. Дьяченко читаем: «Обрание – сбор; обрание винограда, собрание плодов винограда (Суд. 8, 2; ср. Иоил. 3, 13 по греч. тексту)» (Дьяченко Г., прот. Полный церковно-славянский словарь. Т. 1. М. 1998. Репринт 1900. С. 367). В соборных документах и летописях избрание Царя Михаила Феодоровича понимается как обрание – избрание Божие, которое смиренно принимает вся русская земля – боярство, земщина, казачество. Предуказанный свыше Государь именуется прирожденным Царем (См., напр.: А. Нечволодов. Сказания о Русской Земле. Т. III-IV. М. 2003. Репринт. СПб. 1913. С. 972. Книга писалась специально как учебник истории для Наследника Цесаревича Алексея Николаевича.). В Грамоте Собора 1613 года говорится, что на него «всяких чинов люди» прибыли для «государского обиранья» (См.: Россия перед вторым пришествием// Сост. С. и Т. Фомины. Т. 1. М., 1998. С. 507). На данный факт автору любезно указал историк Л.Е. Болотин.

[11] Периодическая печать, греческая, славянская и арабская, в целом ряде юбилейных статей ознакомила восточное население с историческою судьбою Царствующего Дома Романовых и особенно раскрыла участие русских государей в защите и покровительстве восточному православию и содействие Дома Романовых политическому благополучию восточных народов, находившихся под мусульманским игом. Такие статьи нашли себе место в журналах и газетах — «Церковная Истина» (Константинополь), «Проодос» и «Неологос» (Константинополь), «Амалфия» (Смирна), «Священный Союз» (Афины), «Государство» (Афины), «Пантен» (Александрия), «Аl Nihmat» («Благодать», Дамаск), а также в многочисленных славянских изданиях.

Издания сообщали, что в Константинополе богослужение в день юбилея было совершено в патриаршем храме св. Георгия Победоносца самим Святейшим Германом V, Патриархом Вселенским, при участии всех членов Священного Синода Константинопольской Церкви и патриаршего клира. Во многих городах Патриархата также были совершены 21 февраля литургии и молебны. Особенною торжественностью отличалось богослужение в городе Смирне, совершенное местным митрополитом Хризостомом в храме св. Фотинии, в присутствии русского генерального консула г. Каля и громадного числа богомольцев из греков. За богослужением митрополит Хризостом произнес сильное и выразительное слово, которое произвело на всех большое впечатление. В Александрийском Патриархате, по распоряжению Блаженнейшего Патриарха Фотия, 21-го февраля во многих церквах были совершены литургии с панихидами и молебнами. Сам Патриарх в этот день служил в Каире; особенною торжественностью отличалось богослужение в Люксоре, совершенное Птолемаидским митрополитом Михаилом, в присутствии Великого Князя Константина Константиновича и Великой Княгини Елисаветы Маврикиевны.

Патриархи Константинопольский, Александрийский и Антиохийский в день царственного юбилея отправили Государю Императору приветствие по телеграфу и были почтены Высочайшими ответами. В Дамаске, в отсутствие Блаженнейшего Григория IV, Патриарха Антиохийского, находившегося в России, торжественное богослужение в юбилейный день совершил в патриаршем храме Успения Богоматери Латакийский (Лаодикийский) митрополит Арсений, состоящий временным наместником его блаженства. И в других городах Сирии юбилейное русское торжество было ознаменовано праздничными богослужениями. В частности, в городе Захле торжественную службу, в юбилейный день, совершил Селевкийский митрополит Герман, приветствовавший Государя Императора особою телеграммою, на которую последовал милостивый ответ. И в греческом королевстве во многих епархиях духовенство и народ молились 21 февраля за Государя Императора и за Россию. Особенною торжественностью отличалось юбилейное празднество в Афинах. Не говорим уже о славянских народах на Балканском полуострове, которые слились с братским русским народом в горячих молитвах за Царствующий Российский Дом и с большим энтузиазмом отпраздновали юбилейный день 21 февраля, — как об этом своевременно и в подробностях сообщалось в многочисленных и восторженно составленных телеграммах из Софии, Белграда, Цетинье и многих других городов в пределах Болгарии, Сербии и Черногории. См.: «Прибавления к Церковным Ведомостям». № 20. 1913. С. 918-922.

[12] Никодим (Ротов), архиман. История Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Официальный сайт Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. См.: http://www.rusdm.ru/history.php?item=13

[13] На  заседании  Земского Собора 3-го августа ключевым моментом стало принятие трех основных тезисов: 1. Приамурский Земский Собор признает, что права на осуществление Верховной власти в России принадлежат династии ДОМА РОМАНОВЫХ. 2. В связи с этим Земский Собор считает необходимым и соответствующим желанию населения возглавление национальной Государственности Приамурья Верховным Правителем из членов династии ДОМА РОМАНОВЫХ, династией для сего указанным. 3. По сим соображениям Земский Собор почитает необходимым доложить о вышеизложенном Ея Императорскому Величеству Государыне Императрице МАРИИ ФЕОДОРОВНЕ и Его Императорскому Высочеству Великому Князю НИКОЛАЮ НИКОЛАЕВИЧУ, высказывает свое пожелание, чтобы правительство вступило в переговоры с династией ДОМА РОМАНОВЫХ на предмет приглашения одного из членов династии на пост Верховного Правителя. См.: А. Хвалин. Прославление Царской Семьи. М. 2005. С. 319.

[14] Сообщение Канцелярии Его Императорского Величества о присылке Блаженнейшим Патриархом Иерусалимским Дамианом Императору в изгнании Кириллу Владимировичу частиц Животворящего Креста Господня и других святынь Членам Императорской Семьи. Март 1931 г. Оповещение № 56/57, ноябрь 1930 – апрель 1931. – С. 20. Официальный сайт Российского Императорского Дома. http://www.imperialhouse.ru/

[15] Сайт Седмица. Ру. http://www.sedmitza.ru/text/1424469.html

[16] Сайт Православие. Ру. pravoslavie.ru/guest/47164.htm

[17] Монастырь на Елеоне. Храм. Люди. Судьбы. //Состав. Г. Майерталь. – Иерусалим, 2006. С. 69.

[18] Ознакомиться с письмами Княжны Веры Константиновны, Князя Теймураза Багратиона и фотографией игумении Тамары автор смог с любезного разрешения вдовы Тихона Николаевича – О.Н. Куликовской-Романовой, бережно хранящей семейный архив.

[19] По материалам газеты «Новое Русское слово» от 29 апреля 1983 г.