НА ГРАНЯХ АЗИИ:

посещение Августейшим путешественником Цейлона, Индонезии, Таиланда, Сайгона, Гонконга

5-го февраля 2020 года в центральной библиотеке им. Ф.И. Тютчева г. Балашихи состоялась пятая лекция просветительского цикла писателя Андрея Хвалина «По пути Цесаревича», посвященного восточному путешествию Наследника русского престола Великого Князя Николая Александровича 1890-1891 годов. Перед началом лекции статс-секретарь библиотеки Наталья Филипповна Крылова за понесённые труды преподнесла ведущему цикла от лица сотрудников и читателей замечательную книгу об истории и современности иконописной школы Троице-Сергиевой лавры. В течение прошедшей лекции писатель Андрей Хвалин рассказал собравшимся о плавании Цесаревича от Индии до Гонконга.

НА ГРАНЯХ АЗИИ:
Афиша пятой лекции цикла «По пути Цесаревича»

ЦЕЙЛОН

В ходе своего восточного путешествия Наследник Цесаревич после Индии отправился на остров Цейлон. В 5 часов 30-го января 1891 года фрегат «Память Азова» под вымпелом Цесаревича снялся с якоря у южноиндийского порта Тутикорин. Имея «Владимира Мономаха» в кильватере, пошли в Коломбо – порт на Цейлоне. Августейших путешественников сопровождал первый русский вице-консул в Коломбо, лейтенант флота Эдмунд Романович фон Фриш. Во время перехода Фриш рассказывал про охоты Александра (Сандро) и Сергея Михайловичей – четвертого и пятого из шести сыновей Великого Князя Михаила Николаевича. Они уже охотились на Цейлоне и убили 5 слонов.

На следующее утро, 31-го января, в Четверг, Цесаревич встал рано, в 7 часов, чтобы увидеть вход в Коломбо. Цейлон уже был виден, и гора Адама торчала из-за облаков. Утро было идеальное, порядочно припекало.

В 8 ½ вошли в гавань. На рейде застали яхту Александра и Сергея Михайловичей «Тамару». Великие князья Александр, или как звали его родственники, — Сандро и Сергей со своей свитой немедленно приехали на фрегат «Память Азова». Цесаревич обрадовался их снова увидеть, много было о чём переговорить. Они остались завтракать. В 2 часа отправились на «Тамару», где пили чай и видели зверинец макак и попугаев на яхте у братьев. В 4 часа все вместе под дождём съехали на берег в кителях в походной форме. На пристани стоял почётный караул шотландцев в юбках. Цесаревича встретил цейлонский губернатор. И после краткого посещения губернаторского дома путешественники отправились кататься и любовались чудною растительностью города. Вернувшись в губернаторский дом, обедали и знакомились с хозяевами. До фрегата добрались в 11 ¾; ночью было весьма жарко!

1-го февраля, в Пятницу, в 8 ¾ съехали на берег и отправились по железной дороге внутрь острова. Ехали 3 ½ часа по идеальнейшей местности, какую себе можно представить: действительно, Цейлон – это совершенство природы! На одной станции вышли посмотреть чайную фабрику. Как раз в это время в Коломбо прибыли русские чаеторговцы с целью ближе узнать условия, в которых находится чайное дело, и решить, есть ли нам польза покупать сравнительно дешёвый цейлонский чай. Местные производители поднесли Его Императорскому Высочеству альбом со снимками, изображающими приготовление чая, а также некоторые любопытные пункты Цейлона.

Затем поехали в экипажах в ботанический сад, где каждый из них посадил по дереву. В этом Королевском Ботаническом саду будущий Император Николай II посадил на аллее памятных деревьев железное дерево. Это второе дерево на знаменитой аллее. Первым было дерево Бо, которое посадил английский король Эдуард VII.

Оттуда в 1 час приехали в Кэнди — город в центральной части о. Цейлон, бывшую столицу прежних цейлонских вождей. Поместились у губернатора в его летнем дворце, целый день сидели вчетвером. В 2 часа отправились пешком по городу, зашли в магазин слонов и обошли пол-озера с толпой сзади. После обеда во фраках отправились смотреть процессию слонов из храма зуба Будды. Удивительная редкая картина предстала взору путешественников: жрецы, плясуны, баядерки, музыканты и слоны – все это при факелах медленно с гамом проходило в порядке сквозь толпу.

2-го февраля, в Субботу, в 10 часов поехали во вчерашний храм, где, наконец, увидали этот самый зуб – он совершеннейший клык от кабана; кроме него показали остальные сокровища и богатства храма.

Вышеупомянутый «зуб Будды» («даладу» на языке туземцев), в храме Далада Малигава («дворец зуба») показывали только самым высоким гостям.

Это своего рода сокровище цейлонцев с весьма давних времён составляет предмет почитания буддистов не только на самом острове, но и дальше на Востоке (в Бирме, Сиаме, Китае), откуда в Кандию струились приношения. То, что теперь выдают за зуб, по размерам и характеру кости, не могло принадлежать человеку, а какому-нибудь животному. Quasi-настоящий, привезённый с материка Индии вместе с буддийской культурой этот зуб в XVI столетии захвачен был португальцами, с крайним фанатизмом тогда распространявшими христианство при помощи насилия и инквизиции. Царь страны Негу предлагал выкупить религиозную драгоценность за громадные деньги. У пришельцев из Европы в то время чувствовался полнейший недостаток в средствах для поддержки своего положения в новом крае; но блогодаря настойчивым требованиям католического духовенства, боровшегося с языческими суевериями, зуб торжественно предали сожжению. В результате туземцы приняли нечто иное за ту же чудесно спасшуюся святыню и верят по-прежнему. Её хранят в драгоценных ковчежцах в золотом лотосе.

В 11 часов поехали по железной дороге на юг. Цесаревич восхищался видами из окна вагона: любопытна перемена, замечаемая в природе по мере высоты, на которой находился поезд.

В 1 ½ доехали до ст(анции) Nawalapitya (Ньюлапития), откуда отправились за 5 миль смотреть на традиционные в этих местах скачки. Пёстрые толпы сингалейцев собираются на эти скачки как будто на праздник! Скаковой круг ничтожный, всего ¼ мили окружности и занимает всю долину, которая весьма живописна. Скакали плантаторы цейлон(ского) чая, они встретили русских путешественников очень любезно и поднесли Цесаревичу альбом с видами лучших мест.

Оставили губернатора на станции и поехали дальше. Немного более получаса употребили на то, чтобы доехать до Ньюварели (Nuwara Eliya), прелестного местечка с нашим северным климатом. Оно напомнило мне Крым и особенно удивило той разницей в температуре и в природе с тем, что видели сегодня утром. Недаром же и высота здесь около 7000 фут(ов) над уров(нем) океана. Одна часть спутников поместилась в the Queen’s cottage (с англ. Королевский дом – А.Х.), а другая в клубе приблизительно в версте. Обедали в 7 ½. Легли спать рано.

В 16-ю неделю, с 3-го по 9-ое февраля 1891 года, восточного путешествия Августейшие путешественники продолжают знакомиться с о. Цейлон и принимают участие в важном протокольном мероприятии местных правителей – ловле диких слонов.

5го февраля Августейшие путешественники направились по железной дороге до станции Уругодевати, а затем в сторону от рельсового пути к Лабугаме, где подготовлялся «крааль» (загон и ловля диких слонов). Масса туземцев под руководством местных старшин криками и огнями направляли целое стадо лесных исполинов в черту крепкой замаскированной ограды. Они долго упирались, тревожились, чего-то как бы ожидали. Для зрителей были сделаны возвышенные места для наблюдения. Когда десять слонов загнали после усиленных стараний, к ним же пустили десять ручных великанов. Опытные люди подкрались к этой гигантской толпе и незаметно накинули путы на неукрощённых. В числе попавшихся был один подведённый туземными вождями к Августейшим зрителям крошечный молодой слон, которого Наследник Цесаревич оставил Себе и посылает, как подарок от устроивших крааль цейлонцев, в Россию на пароходе Добровольного флота.

8-го февраля, утром, Августейшие Путешественники возвратились в Коломбо на суда. Их Императорские Высочества Великие Князья Александр Михайлович и Сергий Михайлович два раза устраивали обеды на яхте «Тамара» для Наследника Цесаревича и Его свиты».

9-го февраля, в Субботу, утром одновременно, как пишет Цесаревич в дневнике, «Джорджи и я с фрегата, Сандро и Сергей с яхты съехали на берег. Отправились покупать слонов и драгоценные камни. Снялись группой у фотографа и кроме того купили много видов Цейлона и Коломбо».

На острове Цесаревичем Николаем Александровичем были приобретены различные сувениры: статуэтки Будды, драгоценные и полудрагоценные камни и изделия из них, предметы декора и настенные украшения и предметы быта.

10-го февраля корабли эскадры ушли курсом на Сингапур.

НА ГРАНЯХ АЗИИ:
На фото (слева направо): писатель А.Ю. Хвалин, зав. отделом обслуживания ЦГБ им. Ф.И. Тютчева Л.А. Сорокина, статс-секретарь библиотеки Н.Ф. Крылова.

СИНГАПУР

 В 17-ую неделю путешествия, с 10 по 17 февраля 1891 г., эскадра под вымпелом Цесаревича покинула Цейлон и взяла курс на Сингапур и далее в Тихий океан, который омывает родные русские берега.

На следующей, 18-ой неделе путешествия, с 17-го по 23-ое февраля 1891 года, состоялось посещение Сингапура.

17-го февраля, в Воскресение, весь день стоял штиль, и жара была такая же, как в Красном море. В 9 ½ была обедница и завтрак в кают-компании. Цесаревич много читал из исторических журналов.

18-го февраля, в Понедельник, утром шли по местам совершенно, как в наших шхерах. Погода была серая с дождём и шквалами. В 11 часов вошли на рейд и бросили якорь в полумиле от Сингапура. Приятно было застать нашу эскадру Тихого океана в составе крейсера «Адмирал Нахимов» и канонерских лодок «Кореец» и «Манджур». Немедленно явился милейший Павел Николаевич Назимов, (1829-1902) — адмирал, начальник эскадры в Тихом океане, со штабом; с сегодняшнего дня он поднимает свой флаг на «Памяти Азова», а Басаргин переходит на «Владимира Мономаха». Явился с письмами тот фельдъегерь, который прямо пропёр из Суэца в Батавию, из них узнал, между прочим, приятную новость, что милая Элла решается перейти в православие на Страстной неделе! В 3 ч(аса) приехал с письмом от короля Сиама брат его «Krom Mun — Damrong — Rajanuphab» со свитой и датским капитаном Ришелье. Он произвёл очень хорошее впечатление на Августейших путешественников.

После его отъезда Цесаревич отправился на новые суда и по очереди подробно осмотрел их! «Нахимов», которого он ни разу не видел прежде, ему более чем понравился, вообще вид всех трёх самый отрадный. Под конец посетили сиамскую канонерскую лодку, чтобы отдать визит принцу. Затем вернулись на свой фрегат. В 7 ½ обедали адмиралы и командиры судов.

19-го февраля, во Вторник, в 10 часов утра съехали на «Нахимова», т.к. «Азову» надо было грузиться углём. Странную смесь составляет народонаселение Сингапура: англичане, индусская полиция, малайцы, китайцы и японцы. После обеда в батарейной палубе матросы дали отличное представление на маленькой сцене, сыграв две пьесы совсем недурно. Вернулись на «Память Азова» в 11 часов, когда он уже был вымыт и приведён в должный вид.

20-го февраля, в Среду, утром, как и днём, с перерывами налетал здоровенный шквал с дождём; бельё поэтому трудно было сушить. В 3 ½ съехали в штатском на берег и отправились кататься под тропическим ливнем по ботаническому саду. Вернувшись в город, пошли по магазинам и соблазнились многими хорошими японскими и китайскими вещами.

Прибыли на фрегат ко спуску флага. После обеда Цесаревич, как всегда, играл в домино в кают-компании.

ИНДОНЕЗИЯ (ЯВА, ДЖАКАРТА, БАТАВИЯ)

21-го февраля, в Четверг, в 5 часов утра снялись с Сингапурского рейда для следования в Батавию (ныне Джакарта – город на северном берегу о-ва Явы – А.Х.). Шли очень красивым проливом Рио, вроде абоских (вероятно, шхеры возле города Або в Финлянлии – А.Х.) шхер. В 5 часов прошли экватор, и, разумеется, это событие не обошлось без торжества. Явился из-за борта Нептун с женой и свитой и проехался по фрегату в колеснице, запряжённой двумя телятами. Во время разговора с ним вдруг начали обливать и окачивать всех. Никто из путешественников не избег участи быть вымоченным до костей. Потом пошли ловля и купание прятавшихся в цистерне, наполненной солёной водой.

23-го февраля. Суббота. В 2 часа ночи случилась поломка в левой машине, оттого опоздали приходом в Батавию на два с ½ часа. Бросили якорь почти в двух милях от гавани в 9 ½. Немедленно явились: консул, командир над портом, голландский адмирал и, наконец, сам генерал-губернатор…

С пристани проследовали прямо в поезд и через полчаса прибыли в новую Батавию. Здесь исключительно живёт администрация и всё общество, а в старой приморской части, где существует лихорадка, поселены туземцы. Батавия напоминает Коломбо, тоже ряды дач и вилл, а посередине большой квадратный луг, для парадов и учений; в одном конце построены так называемые русские волнообразные горы. На станции была парадная встреча с почётным караулом от одного из батальонов. Отправились в дом резидента Явы, где им отведены помещения. В экипаже над генерал-губернатором и Цесаревичем держали большой плоский зонтик – знак самого большого почёта!

В 5 часов поехали кататься по городу, который производит очень приятное впечатление. Сделав визит генерал-губернатору, в 7 ½ снова поехали к нему на обед. Было 40 человек и ни одной дамы. К счастью, всё это окончилось в полтора часа, откуда поспешили в театр. Шла оперетка «The sleeping beauty» («Спящая красавица» — А.Х.) c английской труппой, очень удачно; балаган страшный. Публики была масса, и она страстно изъявляла свой восторг актрисам! Вернулись путешественники к себе в 12 часов и долго беседовали за чашкою чая.

24-го февраля. Воскресение. В 8 часов уехали из Батавии, в поезде сидели вчетвером с генерал-губернатором и его женой в последнем вагоне. Места проезжали красивые по растительности. В 9 часов приехали в Buitengorg — настоящую резиденцию голландского генерал-губернатора на о. Ява. Кругом дома парк и рядом ходит множество оленей, как в Мадрасе.

25-го февраля. Понедельник. В 6.20 уехали из Бютензорга и поехали дальше внутрь острова. Ехали шесть с ½ часов между гор и через реки. На одной из станций закусывали под звуки туземного оркестра. В час приехали в местечко Гарут (Garoet) – город в индонезийской провинции Западная Ява. Очень любезная встреча с русскими и греческими арками.

Цесаревича разместили в доме здешнего губернатора; другая часть свиты – в гостинице. После бесконечного завтрака все гости завалились спать. В 6 часов было представление с туземными марионетками, закончившееся пляскою баядерок и даже двух местных старшин.

НА ГРАНЯХ АЗИИ:
Выступает писатель А. Хвалин

26-го февраля. Вторник. Выехали из дому в 7 часов и ехали полтора часа с четверкой маленьких лошадей до дома областного начальника. Там пересели на лошадей и отправились по крутой дороге на вулкан Папандайян — действующий вулкан на острове Ява. Любовались красотой леса, по которому проезжали. Чем выше поднимались, тем заметнее становилась по окружающей природе близость огнедышащей горы. На границе кратера стояла триумфальная арка, а в середине его устроен был шалаш с завтраком. В первый раз пришлось Цесаревичу видеть подобное зрелище: шли по дорожке, а рядом с нею со всех сторон с шумом выходил удушливый пар. Вода во многих местах кипела и пахла гнилыми яйцами, а почва исключительно одна сера. Последнее сильное извержение случилось в 1822 г(оду), и мысль, что каждую минуту, пока они были там, оно могло снова повториться, была из не веселых! Члены свиты и консул бросали камни в места, откуда выходил пар, и их обратно выбрасывало оттуда.

27-го февраля. Среда. В 7 час(ов) отправились на охоту, сначала в экипажах, потом верхом; опять пришлось лезть, но, к счастью, не на вулкан. В загороженном пространстве гнали кабанов в овраг; путешественники сидели в беседке, где ели и пили, а когда нужно было, стреляли. Цесаревич убил трёх кабанов, а всего добыто 17 штук. Вернулись к завтраку домой.

28-го февраля. Четверг. В 8 часов уехали из Гарута с теми же церемониями, как приехали: вдоль всей дороги до станции сидела коленопреклоненная толпа, спереди, с боков и сзади провожали туземные начальники на своих маленьких лошадях, а на балконах домов стояли полуодетые хорошенькие голландки.

Приехали в Бандонг — административный центр провинции Западная Ява в 10 часов. Гостей с места повезли кататься по городу и затем в дом нашего резидента, у которого позавтракали.

1-го марта. Пятница. Десятая годовщина, как случилось в 1881 году в этот день неслыханное злодейство и убийство Императора Александра II (1818-1881) 1-го (13) марта 1881 года. В 9 часов поехали с пассажирским поездом в порт Батавии, сели на катер и отправились на «Память Азова». Отслужили панихиду на всех трёх судах; барабаны не били.

После завтрака вернулись в Батавию, где радостно получили фельдъегеря. Издыхали от жары до 4-х часов, когда поехали на охоту на крокодилов. Сели в лодки на буксире парохода и с музыкой и толпой спустились до маленького рукава с перемычками, в которых эти звери находились. Греческий принц Георг убил первым громадного крокодила, Цесаревич второго, Барятинский третьего и Кочубей с нашими моряками четвёртого поменьше. Великий Князь был поражён величиною и крепостью этих животных. Способ охоты очень хорош: длинными жердями их заставляют показаться на поверхности воды и в удобный момент стреляют.

2-го марта. Суббота. Был назначен парад войскам в 7 часов, но его отложили сами голландцы из-за дождя, который шёл ночью. Цесаревич встал в 8 ½ и после кофе поехал в исторический и этнографический музей. Вернувшись оттуда, сделал визит генерал-губернатору. Завтракали в час, после чего началась возня с подарками и фотографиями, как всегда перед отъездом. Снова таяли от жары. В 3 ¼ отправился с Джорджи и Ухтомским в зоологический сад, не важный, он служит местом увеселения и пикников жителей Батавии. В 5 часов простились с любезными голландцами и через час были на судне. В 7 ½ снялись с якоря и ушли в Бангкок — столицу и самый крупный город Сиама (Таиланда).

 ТАИЛАНД (СИАМ)

 7-го марта. Четверг. В 2 часа дня стали на якорь на внешнем рейде Бангкока в 22 милях от него. Застали тут: канонерские лодки «Кореец», «Манджур», три сиамских военных судна и французскую канонерку. В 3 часа пожаловали на фрегат два брата короля и еще несколько племянников. В 5 часов отправился с Джорджи отдавать им визит…

Таиланд — государство в Юго-Восточной Азии, до 1939 г. носившее название Сиам. Из 11 государств, существующих в настоящее время в этом регионе, только один Таиланд никогда не был колонией. В конце XIX в. Сиамское королевство оказалось со всех сторон окружено колониальными владениями крупнейших держав – Великобритании и Франции. В самый ответственный, самый трудный период борьбы Сиама за сохранение независимости в 1886–1904 гг. Сиам неоднократно получал помощь и поддержку со стороны России.

Прямые российско-сиамские контакты начались в феврале 1863 г., когда два корабля Тихоокеанской эскадры Российского флота «Гайдамак» и «Новик» прибыли к устью реки Менам Чао Прайя, и русские офицеры посетили столицу Сиама — Бангкок. С 1863 г. корабли Российского флота стали часто заходить в Бангкок. В рапортах капитанов, в записках, дневниках, письмах морских офицеров содержатся нередко весьма подробные описания храмов, дворцов, жителей столицы, их быта, их доброжелательного и доброго нрава, описания встреч с руководителями страны и стремления последних установить дипломатические, дружеские отношения с Россией. В Сиаме в 1875 г. дважды побывал Н.Н. Миклухо-Маклай; в 1892 г. — российский путешественник и дипломат Григорий де Воллан.

В конце XIX — начале XX вв. несколько сот представителей России (моряки, путешественники, дипломаты, буддисты, высшие руководители, наконец, жены сиамцев) посетили Сиам, и некоторые из них подолгу жили в этой стране.

Центральное место в межгосударственных отношениях довольно быстро заняли династические контакты между представителями Династии Романовых и Династии Чакри. Начиная с 1891 г., эти контакты получили определяющее значение в отношениях между Россией и Сиамом.

Особую роль здесь сыграл визит в Сиам Наследника Цесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая II, с 7 по 12 марта 1891 г. Николай II пребывал в Сиаме.

Утром 8-го марта гости на королевских яхтах «Суриямонтон» и «Бутсебок» направились вверх по реке к причалу у королевского дворца. Здесь их встречали король Чулалонгкорн, наследный принц, двое младших братьев короля и сиамские вельможи.

Король и гости прошли во дворец Дусит, где король представил Цесаревича королеве, а затем вручил Цесаревичу Николаю Александровичу высший сиамский орден Маха Чакри, а принцу Георгию Греческому — орден Белого Слона. После король проводил цесаревича во дворец Саранром, предоставленный гостям на время визита. Днем высокий гость совершил прогулку по дворцовому парку. С крыши орхидейной галереи он наблюдал шествие слонов, а затем смотрел театрализованные сиамские игры — краби-крабонг (сражение на мечах и палках) и такро (игра в мяч из ротанга: тяжелый мяч сплетен из растительного материала).

Вечером в Большом Королевском дворце был дан обед в честь Наследника российского престола, на котором присутствовали король, 12 принцев, среди них Девавонг и Дамронг, высшие сиамские сановники, все российские гости, а также послы Англии, Германии и Америки.

9-го марта король выехал в свою загородную резиденцию Банг-Па-Ин для организации приема гостей и, в частности, для подготовки церемонии отлова слонов.

Тем временем в Бангкоке Цесаревич и другие гости в сопровождении принца Дамронга осмотрели Большой королевский дворец — целый ансамбль построек, одна из которых — знаменитый Ват Пхра Кео (Храм Изумрудного Будды), палладиум государства — особенно привлекла их внимание; столичный музей (бывший дворец второго короля); «Золотую гору» —искусственный насыпной холм на окраине Бангкока с крепостью на его вершине. Вечером Николай Александрович смотрел в домашнем театре принца Махинсакди спектакль «Пхра Апхаймани». «Два дня, проведенных в Бангкоке, были рядом оваций, торжеств, сменившихся осмотром достопримечательных дворцов, музеев, храмов и памятников, носящих еще нетленный отпечаток старины», —сообщал генеральный консул России в Сингапуре А.М. Выводцев в МИД России. —«Процессия и представления восточных обрядностей сменялись обедами и прогулками, и Его Высочество неоднократно изволил высказывать мнение, что это самые интересные из полученных до того впечатлений, при наиболее полном комфорте».

Утром 10-го марта Цесаревич Николай Александрович по реке Чаопрайя Менам отплыл в загородную резиденцию короля. «После завтрака, — цитируем сообщение Выводцева, — десять тысяч народа в праздничных нарядах на большой площади перед дворцом подносили Его Высочеству корзинки с плодами, птицами и зверями, материями и веерами и все продукты и производства страны. Это было устроено по собственному побуждению соседнего населения, желавшего таким образом заявить привет и преданность наследнику русского престола… Сиамские принцы уверяли меня, что никогда еще никому, кроме короля, горячо любимого народом, не устраивалась такая овация».

После встречи с местными жителями Великий Князь Николай Александрович смотрел лодочные гонки. Отобедав, Цесаревич продолжил принимать подарки.

11-го марта рано утром король и высокие гости на королевской яхте направились в Пханиат, недалеко от Аютии, и расположились в большом павильоне на крепостном валу. Сначала показали отлов слонят. После обеда состоялась церемония отлова крупных взрослых слонов. Эта церемония продолжалась и на следующий день. Всего гости увидели загон и отлов 287 слонов. «Цесаревич уже видел такую охоту на Цейлоне, — писал Выводцев, — но там было 9, а здесь 300 диких слонов». Да, можно сказать, что в эти два дня российские путешественники стали свидетелями единственного в своем роде зрелища, организованного специально для них.

Вечером в Банг Па Ин гости гуляли по парку, а позже наблюдали факельное шествие. Наконец, вечером 12-го марта был устроен прощальный обед, а потом — выступление классического оркестра махори. Утром следующего дня король, Цесаревич, принц Георг и все участники визита хозяева сфотографировались, после чего король, королева, принцы проводили высоких гостей, которые вернулись на «Память Азова», стоявшего в устье Менама, только к 8 часам вечера.

В таиландском научном журнале следующим образом оценивается визит Наследника Цесаревича в Сиам: “Год 1890/91 был ознаменован триумфом дипломатии короля Чулалонгкорна, выразившемся в государственном визите наследника трона одной из великих мировых держав, которая сдерживала соперничество западных империалистов в борьбе за установление их власти в Восточной Азии”. Действительно, Россия не стремилась приобрести колонию или «сферу влияния» в Юго-Восточной Азии, а выступала за сохранение здесь status quo, поддерживала Сиам в его борьбе за сохранение независимости.

В июле 1891 г. в Бангкок прибыла канонерская лодка «Сивуч», и ее капитан от имени Императора России вручил Чулалонгкорну орден Св. Андрея Первозванного, а также письмо Государя Александра III с благодарностью за дружественный прием в Бангкоке его сына.

В своем письме к Чулалонгкорну Император Александр III констатировал существование дружеских отношений между Российской империей и Сиамским королевством, выразившееся в приеме, который был оказан его сыну. В дальнейшем сотрудничество двух стран успешно продолжалось.

 САЙГОН (Кохинхина)

На 21-ую неделю, с 10-го по 16-ое марта 1891 г., восточного путешествия Цесаревича приходится уход русской эскадры из Бангкока – столицы гостеприимного Королевства Сиам и начало визита во французский Индокитай – провинцию Кохинхина с ее главным городом Сайгоном, который путешественники девятнадцатого века называют «миниатюрным Парижем».

Конец XIX — начало XX вв. были отмечены рядом событий, о которых до последнего времени мало писалось, но которые нельзя игнорировать при рассмотрении истории российско-вьетнамских отношений. Речь идет, во-первых, о посещении Цесаревичем Николаем Александровичем в марте 1891 года города Сайгона. Это событие важно не только потому, что крупнейший город Вьетнама посетил будущий (через 3 года) глава государства Российского Николай II. Немаловажное значение имел и тот факт, что вместе с Августейшим путешественником на вьетнамский берег сошли более полутысячи наших соотечественников.

В Сайгоне Цесаревича ждали. В январе 1891 г. губернатор Кохинхины Данел издал указ, определивший кому из местных чиновников заниматься встречей высоких гостей, сколько средств на это потратить (сумма была значительной — 15 000 пиастров).

За неделю до приезда Цесаревича генерал-губернатор Индокитая Жюль-Жорж Пике издал распоряжение о порядке приема Высокого гостя. Предусматривалось, что сначала отряд кораблей встретят военный и военно-морской начальники у мыса Сен-Жак (Вунгтау), они поднимутся на борт корабля, чтобы поприветствовать гостя, и проводят его до порта Сайгон. 16 марта 1891 г. корабли «Память Азова», «Владимир Мономах», «Маньчжур» и «Кореец» вошли в устье одного из рукавов Меконга — реки Донгнай, прошли с лоцманом сотню верст и встали на якорь в порту Сайгона.

16-го марта. Суббота. В 10 часов эскадра подошла к мысу St. Jacques (St. Jacques (Святой Иаков) – мыс в восточной части дельты Меконга, где застали «Корейца» и «Lutin». Остров скалистый, напоминает Аден. В час дня после завтрака снялись с якоря и пошли вверх по Камбодже с «Владимиром Мономахом». «Адмирал Нахимов» остался там ожидать обратного прихода. Река громадной глубины, но на отмели всего 30 футов, почему Назимов не решился взять его с собой в Сайгон. Фарватер очень извилистый, берега низкие, так что весьма странное чувство было смотреть с «Азова» почти вплотную на рисовые поля. В 5 часов прошли мимо Сайгона – главного города французской колонии Кохинхины в Индокитае вдоль линии французских военных судов при оглушительном салюте.

Отдав левый якорь и приткнувшись тараном в берег, корабль повернуло течением, и через ¼ часа ошвартовались у угольных барок. Познакомившись с генерал-губернатором французского Индокитая Ж-Ж. Пике и контр-адмиралом Бенар, командующим французской эскадрой в Сайгон, Цесаревич съехал на берег при громе салюта и ура! при спуске его флага. Французы устроили прекрасную встречу, и, разумеется, дело не обошлось без криков «vive le Czаr» (с франц. Да здравствует Царь – А.Х.) и «vive la Russie» (с франц. Да здравствует Россия – А.Х.)! Приехали в генерал-губернаторский дворец.

Обедали в 7 ½, было 50 человек приглашённых… Затем с балкона смотрели на зарю, собственно факельное шествие с ужасным треском разрывавшихся петард! После этого отправились в театр, где давали хорошенькую оперетку «Girofle-Girofla» («Жирофле-Жирофля» – комическая опера Ш. Лекока). Спектакль окончился в час ночи, и гостей ещё повезли в китайский театр. Только в 2 ч(аса) удалось вернуться к себе и усталыми лечь спать.

Еще одно местное развлечение — танец дракона, который и сегодня можно увидеть на улицах некоторых вьетнамских городов, Высокому Гостю показали в китайском квартале — Тёлоне, который в то время называли Чолон. Кроме того Цесаревич побывал на ипподроме, где наблюдал за скачками лошадей местной мелкой породы и «рысистых» бычков, а также на двух балах. В последний день пребывания Цесаревича пригласили жителей города приветствовать русского гостя, когда он будет уезжать из порта. На борт «Памяти Азова» поднялась маленькая депутация из деревни Фукиеу провинции Тхузаумот, которая подарила Цесаревичу двух живых пантер, красный лакированный престол и «невероятно уродливого громадного истукана» (по возвращении в Россию это изображение было передано в петербургскую кунсткамеру, где оно и хранится по сей день).

По сообщениям прессы тех лет, Великий Князь Николай Александрович остался доволен визитом. На прощальном приёме он сказал генерал-губернатору Пике, что чувствует себя как в родной семье. Проезжая в последний день мимо кафедрального собора будущий русский царь воскликнул: «Да здравствует Франция!» Этот факт не должен вызывать удивления, поскольку во французской печати того времени Кохинхина называлась частью Франции. Распространенное тогда среди местных французов воззвание гласило: «Пусть от глубины сердца идущее проявление чувств в тактичной форме засвидетельствует Е.И. Высочеству нашу признательность за посещение Кохинхины, т.е. Франции». 19-го марта Цесаревич Николай и его спутники покинули Сайгон.

НА ГРАНЯХ АЗИИ:
Слушатели в зале библиотеки.

ГОНКОНГ

На эти дни, с 19-го по 23-ое марта 1891 г., приходится плавание эскадры Цесаревича из Сайгона в английский Гонконг и начало визита в это «преддверье» Китайской империи. О смешении в Гонконге народов и культур, об их взаимовлиянии и борьбе пишет в своих заметках летописец экспедиции князь Э.Э. Ухтомский:

«Создание энергии западного человека на морях дальнего Востока – Гонконг – представляет собою сочетание роскоши на берегу с необычайным оживлением на рейде. На протяжении семи верст тянется линия величественных гранитных палат и складов: над ними виднеются в густой зелени изрезанных дорогами нагорных склонов живописно расположенные комфортабельные виллы, — а собственно в черте самого города, среди амфитеатра поднимающихся вверх улиц, кипит разнообразнейшее движение. За банками и лавками европейского характера начинается туземный квартал, где ютится длинноносый люд, отовсюду стекающийся сюда за наживой. Десятки броненосцев и громадных пароходов, сотни паровых катеров и тысячи лодок, населённых китайскою беднотой, покрывают водное пространство гавани. Против острова, на вдающемся в неё каменистым мысом материке, лежит (на расстоянии не более полуверсты) предместье Kowloon или Kaulung («9 драконов»), — тоже с доками, тоже с бесчисленными домами. Достаточно сказать, что ежегодный торговый оборот достигает 450,000,000 рублей: доходы гениально задуманной колонии растут не по дням, а по часам».

23-го марта. Суббота. В 8 часов русские корабли вошли на внутренний рейд Гонконга при салюте со всех английских, китайских, французского и японского судов. Рейд очень красив, и расположение города у подножия горы очень живописно. Сейчас же начались представления: адмирала, командиров, нашего военного агента в Пекине (Путята Дмитрий Васильевич (1855-1915) — русский военный агент в Китае) и двух секретарей посольства (Вахович Александр Степанович (1858-1904) и Покотилов Дмитрий Дмитриевич (1865-1908) — русские дипломаты в Китае.); консула (Михельсен Стеф(ан) – российский консул в Гонконге), губернатора (George William Des Voeux (Джордж Уильям Дево) (1834-1909) – губернатор Гонконга) и командующего войсками (George Digby Barker (Баркер Дигби) (1833-1914) – генерал-майор, командующий английскими войсками в Гонконге). После проливного дождя Высоким гостям пришлось сделать парадный съезд и визит губернатору. У пристани почётный караул шотландцев и всего одна коляска для Цесаревича и губернатора; греческий принц Георгий и вся свита были принесены наверх к дому в паланкинах. Познакомились с женой и дочерью и вылезали с ними на крышу любоваться видом на рейд. Губернатор – почтенный и приятный человек. К часу вернулись на фрегат и завтракали с нашими из Пекина. Странно ходить в сукне; 18° теперь кажутся очень прохладными! На рейде идёт большое оживление, китайцы сотнями снуют на своих джонках.

На 23-й неделе восточного путешествия, с 24-го по 30-ое марта 1891 г. происходит череда официальных встреч и церемоний в Гонконге и Кантоне. Августейшие путешественники готовятся к визиту «во внутренний Китай», в том числе, и посетить современный Ухань, который стал сегодня проблемой для всей человеческой цивилизации.

Фото с сайта библиотеки им. Ф.И. Тютчева г. Балашиха

https://cbs-tyutcheva.mo.muzkult.ru/news/51783059