ПОСЕЩЕНИЕ ИРКУТСКА ЕГО ИМПЕРАТОРСКИМ ВЫСОЧЕСТВОМ ГОСУДАРЕМ НАСЛЕДНИКОМ ЦЕСАРЕВИЧЕМ

Крупнейшая иркутская газета «Восточное Обозрение» внимательно следила за ходом восточного путешествия Цесаревича и регулярно информировала своих читателей обо всех значимых событиях, которые происходили на маршруте. Эти публикации интересны тем, что появлялись почти «по горячим следам», а не спустя время после окончания путешествия, как солидный труд Э.Э. Ухтомского. При этом редакция газеты использовала для своих публикаций следующие издания: записку генерал-адъютанта Г.Г. Даниловича, сообщения князя В.А. Барятинского и письма князя Э.Э. Ухтомского. Кроме того, составители пользовались корреспонденциями Н.Н. Беклемишева, А.И. Кояндера, Н.В. Смельского, извлечениями из рапортов, помешенных в «Кронштадтском Вестнике», иностранными газетами и работами французского историка и географа Эл. Реклю. С очерком «В.О.», рассказывающем о посещении Августейшим путешественником о. Цейлон мы уже знакомили читателей «Имперского архива» http://archive-khvalin.ru/lovlya-dikix-slonov-na-cejlone/.

Сегодня предлагаем вашему вниманию материал из «Восточного Обозрения»(№ 27. 1891 г. С. 1-4), написанный непосредственно сотрудником редакции и повествующий о визите Наследника Цесаревича Николая Александровича в Иркутск.

+

Еще в конце прошлой недели город начал принимать праздничный вид, и население деятельно готовилось к Торжественной встрече Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. В пятницу, 20-го июня, часть зданий на Большой улице и прилегающих к ней местностях, а также все правительственные учреждения были с большим старанием декорированы флагами, вензелями и гирляндами из зелени. На следующий день к вечеру почти во всех зданиях были закончены предполагавшиеся декорации; в магазинах шла усиленная продажа, и лучшие улицы представляли весьма оживленный вид, подсюду множество дам переходило из магазина в магазин, укладывая на следовавших за ними извозчиков связки покупок; богатые, еще не виданные Иркутском декорации, привлекали толпы зрителей. Вычищенный, подновленный, изукрашенный город, действительно, имел красивый вид. Длинный ряд высоких двухэтажных зданий на Большой улице, не смотря на несколько еще не застроенных после пожара 1879 года пустырей, — делал эту улицу похожей на некоторые торговые улицы богатых городов Южной России, не успевших еще принять вполне европейской внешности, но также, как и в Иркутске, стремящихся обстроиться и отделить магазины и здания. В одном конце Большой улицы громадный, массивный дом Колыгина, с балконом, украшенным дорогими коврами, и с своими многочисленными пристройками, скрытыми за главным зданием, — настоящий дом-особняк, как называют в Петербург подобные здания, — на другом — смеющееся здание музея, с своими башенками в мавританском стиле, с большим вкусом и простотою украшенное флагами, красной материей и увенчанное государственным гербом над крышей здания; а на всем пространстве между этими домами столь различной архитектуры, — по обеим сторонам улицы ряд зданий от одноэтажных деревянных домов, с желтою и серой окраской, до больших каменных зданий в два и три этажа, выкрашенных в белый и желтый цвета или просто оставленных не окрашенными и цвета темно-красного кирпича. Среди этих зданий выделялись своими украшениями помещение сибирского торгового банка, вся стена которого сверху до низу была симметрично установлена разноцветными шкаликами на зеленых брусках, затем пестрая декорация дома Кравца, где вверху помещаются казенная палата и губернская чертежная, выставившая на улицу большую карту Азии своей работы, внизу же магазин портного, вход в который был заслонен высоиой картиной, изображавшей трех бородатых старцев, державших в руках хлеб-соль. Узкие боковые улицы, уходящие к горе, с своими низенькими постройками, были весьма красивы от множества флагов, свесившихся к нх средине. На Тихвинской площади, по другую сторону Большой улицы, пестрели декорации на зданиях городской думы и государ(ственного) банка; красиво выделялись: весь обвитый зеленью дом городской библиотеки, большое здание промышленного училища и дом Сиверса, балконы, окна и подъзд которого были обтянуты темно-красным бархатом с золотыми кистями и уставлены дорогими растениами; их яркая зелень после маленького дождя выделялась на темном фоне бархата и желто сером фоне здания. На Набережной реки Ангары громадное здание Девичьего Института, одно из самых больших зданий в Иркутске, украшенное с большим вкусом флагами и гирляндами, дом генерал -губернатора, красивый подъезд которого был обтянут с верху до низу ярко-красною материею с золотыми кистями, а весь дом украшен флагами и венками из зелени, затем золотосплавочная лаборатория, пестревшая от множества флагов и различных украшений с длинным временным проходом от ворот до входа в лабораторию, красиво в оригинально декорированным, и ряд других зданий вдоль набережной — все это имело чрезвычайно красивый вид, в особенности, если смотреть с противоположного берега Ангары. Нa Ивановской площади выделялись декорациями дом г. Сукачева, в котором помещается окружный штаб, и магазины г. Второва, обтянутые между окнами огромными полосами желтой материи. Повсюду, во всех сколько-нибудь больших зданиях были расположены различных размеров транспаранты с вензелями Их Императорских Величеств и Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича. В окнах некоторых магазинов были выставлены вензеля из самых разнообразных материалов и предметов: из лент, искусственных цветов, кружев, часов, цепочек, револьверов, в аптеке из склянок и колбочек, наполненных окрашенными жидкостями. Ланинская улица совершенно изменила свой вид: отлично вымошенная, с обложенными дерном боковыми канавками, местами усаженная деревьями, с своими двухэтажными деревянными домами, украшенными флагами, массою зелени и траспарантами, — эта наиболее длинная из улиц Иркутска представляла весьма красивый вид, уходя в даль и поднимаясь на гору, где среди зеленой рощи пестрел флагами и изящной декорацией дом-дача городского головы В.П. Сукачева, его постоянная квартира, с целым рядом служб и жилых помещений, садом и оранжереей.

На площади, вблизи собора, городское общество соорудило красивую каменную арку, на четырех колоннах, с куполом, увенчанным государственным гербом. От арки с одной стороны идет деревянный помост к вратам собора, с другой – длинная и широкая лестница спускается к берегу Ангары, где поместилась пароходная пристань. По обеим сторонам лестницы длинным амфитеатром расположились ступеньками деревянные помосты, на которых на следующий день помещалась почти вся учащаяся молодежь Иркутска. В треугольнике между собором и идущим от него к арке деревянным помостом и берегом реки располагался другой помост, предназначенный для начальствуюших лиц и представителей городского общества.

Город приложил все старания к тому, чтобы украситься возможно лучше, насколько позволяли средства и искусство имевшихся на лицо техников.

В памятный для Иркутска день, 23-го июня, с раннего утра толпы народа стали стекаться к площади перед зданием старого собора. К полудню вся площадь уже была занята множеством людей, исполненных восторженного, благоговейного ожидания. Все пространство от берега до огромного здания еще недостроенного нового собора пестрело от человеческих голов и разнообразных костюмов; вокруг нового собора, обведенного деревянным забором, в красных рубахах стояли толпы каменщиков и рабочих, местами усевшихся на забор, местами стоявших на кирпичах, лесе и камнях, большими грудами наваленных по другую его сторону. Вдали по длине набережной стоял народ вплоть до красиво декорированного здания таможни, где Ангара образует крутой поворот. Несколько далее от понтонного моста до дома генерал-губернатора также вытянулась по берегу длинной шеренгой часть населения; на другом узком берегу плотной массой стояли Глазковские жители и дачники, ожидая появления парохода. На помосте, вправо от триумфальной арки близь собора, сверкали мундиры начальствующих лиц, гражданских чиновников и нестроевых офицеров; здесь же собрались представители городского общественного управления, ремесленной управы, мещанского общества, служащие в различных городских учреждениях и многие граждане города; по длинной лестнице, ведущей к пароходной пристани, шпалерами стояли городские дамы, большинство в белых платьях. Направо от лестницы расположились ученики гимназии, промышленного и ремесленного училищ, духовной семинарии, а также мальчики из всех городских и начальных училищ Иркутска; налево в том же порядке вытянулась женская учащаяся молодежь: ученицы гимназии и прогимназии, женского духовного училища, некоторых женских приютов и всех городских и начальных школ. Горячее светлое солнце Восточной Сибири заливало своими золотистыми лучами дивную картину этой торжественно настроеной толпы, красивые декорации городских улиц и гордую быструю Ангару, над которой носилась легкая чуть заметная синеватая дымка — остаток густого утреннего тумана. Было около половины второго, когда раздался первый удар соборного колокола, возвестивший, что пароход «Сперанский», на котором спускался по Ангаре от Байкала Августейший Путешественник, приближается к городу. Вскоре вслед затем высокопреосвященный Вениамин, архиепископ Иркутский и Нерчинский, и викарный епископ Агафангел в сопровождении всего городского духовенства, в блестящих золотых ризах, с хоругвями и святою водою вышли из храма и направились к триумфальной арке. Откуда-то издали до собравшихся у собора донеслись первые крики отдаленного «ура», — это было приветствие жителей предместья Иркутска, Глазкова, на другом берегу Ангары, близь которого проходил в это время пароход «Сперанский». «Ура»·становилось все громче и сильнее, переходя на другой берег, и когда из-за крутого поворота уходящей в даль реки показался золотисто-желтый штандарт с государственным гербом, вся громадная толпа народа заколыхалась, плотнее придвинулась к берегу и обнажила головы; вслед затем загудело громкое, единодушное «ура» многотысячной толпы, приветствовавшей стоявшего на палубе в синем таманском мундире донского войска Его Императорское Высочество Государя Наследника Цесаревича. Пароход быстро прошел вниз по течению мимо пристани и собора, затем сделал крутой попорот обратно и стал медленно приближаться к пристани. Громкое «ура» народа продолжало гудеть на площади, смешиваясь с звоном соборных колоколов и серебристо-звучными переливами «ура» учащейся молодежи.

ПОСЕЩЕНИЕ ИРКУТСКА ЕГО ИМПЕРАТОРСКИМ ВЫСОЧЕСТВОМ ГОСУДАРЕМ НАСЛЕДНИКОМ ЦЕСАРЕВИЧЕМ
Торжественная встреча Наследника Российского Престола в Иркутске. 1891.
https://imgprx.livejournal.net/

Пароход тихо причалил, и Его Императорское Высочество вступил на иркутский берег, сопровождаемый лицами своей свиты и выезжавшими к нему на встречу к берегам Байкала начальником края генерал-лейтенантом Горемыкиным, адъютантом командующего войсками штабс-капитаном Львовым, начальником губернии генерал-майором Светлицким и другими лицами. В тот же момент городской голова Сукачев поднес Его Императорскому Высочеству хлеб-соль от города на серебряном блюде. В триумфальной арке Государь Наследник Цесаревич был встречен архиепископом Вениамином и духовенством и затем изволил проследовать в собор, где было отслужено краткое молебствие.

Из собора Его Императорское Высочество в приготовленном для Него, запряженном русскою тройкою, экипаже изволил отправиться по Соборной плошади, Трапезниковской улице, Ивановской площади, Ивановской и Большой улицам в дом генерал-губернатора.

В 3 часа дня в большой зале генерал-губернаторского дома состоялся прием лиц, имевших счастье представляться Его Императорскому Высочеству. Сначала представлялись якутский губернатор, правитель канцелярии иркутского генерал-губернатора, начальники отдельных частей с старшими служащими своих канцелярий и учреждений, а также и военные начальники, городской голова с членами городской управы, почетные попечители различных городских учреждений и учебных заведений, камергер Сиверс, именитые граждане города, представитель старейшего сибирского торгового дома Трапезников и некоторые другие лица, затем последовал прием депутаций. Городская дума в полном наличном составе поднесла Его Императорскому Высочеству Всеподданнейший адрес, прочитанный городским головою Сукачевым, и милостиво принятый Его Высочеством. Депутация от общества охотников, имея во главе председателя этого общества барона Розена, имела счастие поднести Его Высочеству корзинку из рогов диких коз, водящихся в Сибири. Депутация от Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества с своим председателем Сукачевым испрашивала Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича осчастливить посещением музей отдела, на что и последовало милостивое согласие Его Императорского Высочества; депутации от общества врачей, с председателем общества врачем-психиатром Брянцевым, приветствуя Его Высочество, имела счастие вручить печатный отчет о деятельности иркутского общества врачей за двадцатипятилетний период со времени его открытия. Далее представлялись Его Императорскому Высочеству различные депутации oт Якутской области и якутский губернатор д.с.с. Коленко.

По окончании приема депутаций Его Высочество изволил посетить воспитательный дом и некоторые учебные заведения Иркутска, как-то: девичий институт, классическую гимназию, промышленное училище, женскую гимназию (куда собрались также ученицы прогимназии), кладищенскую школу, кадетский корпус и сиропитательный дом. Ученицы женских учебных заведений имели счастие поднести Его Высочеству свои рукодельные работы: воспитанницы института изящное шерстяное одеяло, вышитое шелками, ученицы женской гимназии скатерть из канфы с исполненными на ней разнообразными узорами, ученицы прогимназии коврик из шкурок нерпы, окаймленный красиво отделанной каймой из вышитых цветов местной флоры. Подарок от сиропитательного дома состоял из шелковой ширмы в четыре створки, вышитых шелками. Каждая створка делилась по диагонали на две половины: одну оранжевого цвета, с изображением вензеля Его Императорского Высочества, другую темно-синюю, на которой шелками были весьма искусно вышиты четыре рисунка, по одному на каждой створке; рисунки эти следующие: уссурийский тигр в тростниках, белый медведь на льдинах, северный олень и езда северных инородцев на собаках.

В 8 часов вечера Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич изволил принять обед от  городского общества, состоявшийся во вновь выстроенном помещении общественного собрания, большая зала которого была красиво декорирована зеленью и тропическими растениями: высокими пальмами, араукариями, драценами и т.д. Первый тост во время обеда главный начальник края, генерал-лейтенант Горемыкин провозгласил за здравие ІІх Императорских Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы. Затем городской голова Сукачев приветствовал от имени городского общества Августейшего Гостя Государя Наследника Цесаревича.

В третій раз обеденная зала огласилась громким ура.

По окончании обеда Его Высочество проследовал в гостиную, где изволил кушать чай и беседовать с архиепископом Вениамином и городским головою Сукачевым. В исходе одиннадцатого часа Государь Наследник Цесаревич изволил отбыть из общественного собрания и уехать на вечер в девичий институт, сопровождаемый громкими несмолкаемыми ура несчетной толпы народа, собравшейся на пути следования Его Императорского Высочества среди ярко пылавших иллюминацией улиц.

Красивую картину представлял в эту темную июньскую ночь ярко освещенный и изукрашенный город. Вскоре вдали прорезала ночную тьму огненной дугой огромная ракета, и народ толпами повалил со всех улиц на берег Ангары, против дома генерал-губернатора и здания института. Начиналось сожжение фейерверка на одном из островов Ангары.

В трстьем часу ночи Его Императорское Высочество изволил отбыть в дом генерал-губернатора при громких криках ура со стороны народа, ожидавшего, не смотря на поздний час ночи, появления Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича на улицах Иркутска.

На следующий день, в 10 часов утра, Государь Наследник Цесаревич изволил проследовать по Большой и Ланинской улицам в лагери, где состоялся смотр войскам местного гарнизона: иркутскому резервному батальону, казачьей сотне и юнкерскому училищу. По окончании смотра Его Императорское Высочество посетил офицерское лагерное собрание, где изволил кушать чай и где Его Высочеству были представлены некоторый военныя дамы.

В 1 час по полудни в присутствии Августейшего Гостя состоялось освящение понтонного моста через Апгару, построенного городом в ознаменование посещения Иркутска Государем Наследником Цесаревичем. Торжественное молебствие по сему случаю совершалось архиепископом Вениамином в сослужении с городским духовенством. По окончании молебствия Государь Наследник Цесаревич при громких восторженных криках «ура» громадной толпы народа, усеявшей оба берега Ангары, крыши и балконы соседних зданий, изволил разрезать ленту, смыкавшую арку перед входом на мост. Затем вся процессия проследовала по мосту на противоположный берег, где в то же время оркестр военной музыки исполнил русский народный гимн, при звуках которого и долго несмолкавших переливах «ура», Его Императорское Высочество сел в экипаж и отправился в Вознесенский Иннокентьевский монастырь по новой дороге через постоянный мост на Иркуте.

По выслушании краткого молебствия в монастырском храме Государь Наследник Цесаревич приложился к мощам Святителя Иннокентия, Иркутского Чудотворца.

Около 5 часов пополудни Его Императорское Высочество тем же путем отбыл обратно в город и осмотрел иркутскую золотосплавочную лабораторию, где представители местных золотопромышленников поднесли Его Императорскому Высочеству хлѣб-соль на золотом блюде. В лаборатории в это время производился процесс сплавки золота, на который изволил смотреть Государь Наследник Цесаревич.

ПОСЕЩЕНИЕ ИРКУТСКА ЕГО ИМПЕРАТОРСКИМ ВЫСОЧЕСТВОМ ГОСУДАРЕМ НАСЛЕДНИКОМ ЦЕСАРЕВИЧЕМ
Иркутский музей. Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891.

В 6 часу вечера Государь Наследник Цесаревич изволил посетить музей Восточно-сибирского отдела Императорского русского географического общества. При входе в музей Его Императорское Высочество был встречен председателем отдела Сукачевым и членами распорядительного комитета. Затем Его Высочество обошел нижние залы музея, где осматривал коллекции зоологические, палеонтологические, доисторической археологии и минералогические, причем члены отдела имели счастие давать Его Высочеству объяснения по поводу выставленных коллекций[1]. Из нижних зал музея Его Высочество поднялся наверх, где в передней библиотечной зале собрались все члены отдела и приглашенные гости. Председатель отдела взошел на кафедру и сказал краткую речь, в которой сделал очерк деятельности отдела за все время его существования. Затем члены общества имели счастие поднести Его Императорскому Высочеству альбом сибирских видов и типов[2], и некоторые издания отдела. После того Государь Наследник Цесаревич обошел вторую залу верхнего этажа музея, где изволил осматривать этнографическую коллекцию и коллекцию предметов буддийского культа[3].

После осмотра музея, едва снова показался Августейший Гость на улицах города, как громогласное «ура» раздалось повсюду и в особенности на набережной, где собралась в это время огромная толпа народа по обе стороны генерал-губернаторского дома, куда отбыл Государь Наследник Цесаревич, и где состоялся обед Его Высочества, на котором присутствовало 52 персоны из свиты Его Высочества, главно-начальствующих лиц и именитых граждан города.

В 9-ть часов город был снова иллюминован и около 11-ти часов Государь Наследник Цесаревич изволил посетить вечер, данный в честь Его Высочества городским обществом в помещении общественного собрания. Здесь Его Высочеству были представлены некоторые городские дамы, в том числе начальница женской гимназии г-жа Бирфрейнд, представительница торговой фирмы Громова, г-жа ІІихтина, г-жи Клопова, Колыгина и другие.

Его Императорское Высочество милостиво беседовал с собравшимися дамами и девицами. В 1 час ночи Его Императорское Высочество изволил принять ужин на особой эстраде .

В третьем часу Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич отбыли из общественного собрания на пристань у собора, где изволил сесть на пароход «Сперанский» и отплыл из Иркутска, сопровождаемый криками «ура» публики, собравшейся на берегу.

На пароходе «Сокол», следовавшим за «Сперанским», провожали Его Высочество до станции Бархатово, отстоявшее почти на сто верст от Иркутска, члены городского общественного управления с своим городским головою. Утром, когда рассеялся туман, быстрая и широкая Ангара, усеянная множеством зеленеющих островов и обставленная крутыми береговыми холмами на правом берегу, имела чрезвычайно красивый вид. Около полудня следующего дня пароход «Сперанский» причалил к пристани Бархатовой, где собрались крестьяне, как этой деревни, так и некоторых окрестных селений; толпа народа покрывала весь берег. Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич при громких, единодушных криках «ура» вступил на берег, где Его Императорскому Высочеству представлялись депутации от крестьян селения Бархатова и бурят Верхоленского округа в национальных одеждах и голубых халатах.

После завтрака на пароходе «Сперанский» Его Императорское Высочество сел в приготовленный экипаж, и длинный поезд Августейшего Путешественника вскоре скрылся за изгибами береговых холмов.

Примечания:

[1] Член отдела Яковлев — коллекцию млекопитающих животных и птиц, в том числе богатую коллекцию птиц, вывезенных экспедицией Потанина из китайской провинции Ганьсу; член отдела Першин — коллекцию костей ископаемых животных и скелеты морской коровы (Rhitina Stelleri), медведя и морского котика; член отдела Витковский — собранную им богатую коллекцию предметов каменного века, скелет человека и черепа этого века, собранные в долине р. Ангары, а также орудия бронзового века и другие предметы доисторической археологии.

[2] Крышки альбома выделаны из полированного лигнита; на верхней крышке расположены: вензель Его Высочества, гербы губерний и областей, входящих в район деятельности отдела, и серебряная карта Восточной Сибири и Амура, на которой золотой чертой обозначен путь Его Высочества от Владивостока до Томска.

[3] По коллекции бурятских вещей объяснения давал член отдела Першин, по коллекции северных инородцев — член отдела Михайлов и по коллекции буддийского культа — член отдела священник Подгорбунский (все примечания редакции газеты «Восточное Обозрение»).

Предисловие и публикация Андрея Хвалина