20-я Неделя: с 3-го по 9-ое марта 1891 года

3-го марта. Воскресение.

Встал в 9 час(ов). По нездоровью батюшки отслужили обедницу[1] — он кое-как дотянул ее до конца. Завтракал в кают-компании. Все мы читали газеты и иллюстрированные издания в столовой. В 4 ч(аса) прошли Гаспарский пролив[2] и вошли в Китайское море[3]. Налетало несколько шквалов с проливным дождем, а то погода была превосходная. Шли следующим строем: «Память Азова», на правом его траверзе «Владимир Мономах», за ним «Адмирал Нахимов». Кроме пантеры, у нас с собой еще молодой кабан, чрезвычайно дикий. Странно думать, что сегодня «folle journée» (с франц. – сумасшедший день. В данном случае последний день Масленицы, Прощеное Воскресение перед началом Великого Поста – А.Х.) и дома пляшут, как угорелые! А завтра пост — придется проводить в море!

4-го марта. Понедельник.

День был чудный и прохладный, хотя утром пересекли экватор. Приятно снова находиться в нашем добром северном полушарии. Ленился начинать писать, а больше читал и приводил вещи в порядок. Перед вечернею зорею эскадра спустила брам-реи[4] и брам-стеньги[5]. После обеда играл, по обыкновению, в домино.

5-го марта. Вторник.

Встал довольно поздно и с утра стал писать письма. День был еще прохладнее, все ожили. Завтракали без музыки по случаю поста. Присутствовал при небольшой свалке пантеры с кабаном: умора, как он бросался на нее, а она давала ему две-три пощечины сразу.

6-го марта. Среда.

Сегодня вошли в Сиамский залив[6], плавание такое же великолепное, как до сих пор. Продолжал писать письма. Около 3-х снова подняли брам-реи и брам-стеньги; ход все тот же 12 ¾ узлов. В 5 ч(асов) было чтение канона св. Андрея Критского[7]. Вечером в кают-компании читали «Сказ о тульском левше и стальной блохе»[8], а потом играли в домино.

7-го марта. Четверг.

В 2 часа дня стали на якорь на внешнем рейде Бангкока[9] в 22 милях от него. Застали тут: кан(онерские) лодки «Кореец»[10], «Манджур»[11], три сиамских военных судна и французскую канонерку. В 3 ч(аса) пожаловали на фрегат два брата короля и еще несколько племянников. В 5 ч(асов) отправился с Джорджи[12] отдавать им визит; волну развело большую вроде Тутикоринской[13], и долго мы не могли пристать к сиамской яхте. Пришлось вернуться на их паровом катере, потому что мои гребцы едва выгребали; не без труда вернулись мы на фрегат. Черт знает, что такое этот рейд — просто открытое море, даже берегов не видать. Обедал с нами В.Г. Басаргин[14]. Вечером недолго играл в домино.

8-го марта. Пятница.

Встали в 6 ч(асов). Ночью была небывалая духота. Опять с теми же трудностями пересели в пар(овой) кат(ер) и добрались до сиамской яхты, на которой пошли в Бангкок. Через час мы перешли бар[15] р(еки) Табия и пошли полным ходом вверх. Растительность прелестная по берегам, сама река глубокая и широкая. У форта Пакнам[16]  стоял «Кореец», салютовавший моему флагу, поднятому на яхте, после чего он вступил нам в кильватер. После завтрака, очень вкусного, стали одеваться в полную форму, что не совсем соответствовало жаре. В 11 ½ бросили якорь в Бангкоке и пересели в королевскую пирогу с 46-ю гребцами в красных мундирах и в шлемах. Они гребли короткими гребками, пирога шла шибко; один из них запевал, а другие отвечали единодушно лаем! На пристани встретил сам король, окруженный братьями своими и маленьким сыном. Дальше под палаткой стояла большая толпа в богатых одеждах, проходя которую, король сказал «my nobles» (с англ., дворянство, аристократия – А.Х.); он представил мне некоторых своих сановников, а я ему представил свою свиту и наших моряков.

Потом мы пошли с большим церемониалом через несколько ворот под длинными навесами от солнца, и, пройдя пешком же весь внутренний двор, где был выстроен поч(етный) караул, дошли до дворца. Были проведены королём к приемной зале, в которой представились королеве. Она костюмом нисколько не отличалась от мужчин, недурна собой, только зубы черные, как смоль. После непродолжительного разговора король милостиво сам возложил на меня орден Шаракри (фамильный), а на Джорджи орден Белого Слона. Он также пожаловал ордена всей моей свите, адмиралам, командирам и 4-м флаг-офицерам.

Поехали в золотых каретах к нашему дворцу; король сам показывал нам и водил по комнатам, обращая внимание на панкеры, сделанные под всеми потолками и даже над кроватями. Мы все размещены вместе вокруг внутреннего дворика. Вообще король произвёл на меня впечатление доброго, обходительного человека, хорошо образованного и достойного своего сана, как Хедив.

20-я Неделя: с 3-го по 9-ое марта 1891 года
Царский дворец в Бангкоке. Рис. из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток».

К нам приставлен принц Дамронг, наш друг по Сингапуру. После завтрака не знали, куда деться от жары. В 4 ½ отправились в сад смотреть с террасы процессию белых слонов; слово белые условно – потому что самые светлые слоны были рыжие. Затем на лужайке показывали сиамские и малайские атлетические игры, бой на разных оружиях и удивительно ловко исполненную игру с шаром, который перебрасывался всем, чем угодно, только не руками. В 7 ½ поехали во дворец к королю на обед. Все мы явились в новопожалованных орденах; обед был питательный и длинный. Собственный его оркестр играл очень недурно. После обеда курили в залах, где собраны все регалии, королевское драгоценное оружие, камни и фарфоровые изделия. Королева приняла нас на несколько минут; затем мы вернулись домой мокрые до последней нитки. Лёг спать в 11 ½ ч(асов).

9-го марта. Суббота.

Спал отвратительно и проснулся с сильной болью в желудке, отчего ходил размокшим целый день. В 8 ч(асов) поехали осматривать буддийские храмы внутри дворцовой ограды. Мне их стиль чрезвычайно понравился и пестротой красок напомнил Василия Блаженного в Москве. Осмотрели также коронационную залу и своего рода оружейную палату. Короля и королевы не было: они рано утром отправились вверх по реке в Bang Pa In, свою летнюю дачу. Еле-еле выдержал до конца; бесился ужасно, что так не вовремя заболел живот, как раз здесь в Сиаме, когда следовало бы наслаждаться всем.

В 11 час(ов) принимал несносных дипломатов; эти морды залезли даже в эту хорошую, но дальнюю страну. После завтрака играл с Басаргиным на бильярде. В 4 ч(аса) поехали с принцем Дамронг в музей, где видели поразительной величины слоновые бивни около 10 фут(ов) длиной. Проехали через город к искусственной горе со старым зданием наверху, где мы отдыхали. Весь город обнесён высокой стеной, вдоль которой мы доехали до дому; наш дворец называется Laranroom Palace. После обеда отправились в Сиамский театр, где было много наших офицеров и сто матросов с эскадры. Представление неинтересное: очень много танцев, но мало действия. Публика состояла из массы почти голых китайцев. Уехали в 11 ч(асов) к себе.

Комментарии:

На 20-ую неделю восточного путешествия Цесаревича приходится заход русской эскадры в порт Бангкок и начало визита в Королевство Сиам (современный Таиланд). Во время приема у Сиамского короля Чулалонкорна он возложил на Наследника Всероссийского Престола высшую награду страны фамильный орден Шаракри (Чакра-Кри). Греческий принц Георгий, сопровождавший Цесаревича Николая Александровича, был удостоен  ордена Белого Слона первой степени. Различные ордена были пожалованы членам Великокняжеской свиты, адмиралам, командирам судов и четырем флаг-офицерам. Позже история с награждением получила продолжение.

Еще до окончания восточного путешествия Цесаревича в июле 1891 года Король Сиамский был награжден российским Императорским орденом Св. Апостола Андрея Первозванного с бриллиантами (Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. 150. Японский стол. Оп. 493. Д. 1509. Лл. 1-15 об.).

По возвращению Августейшего путешественника на родину 7-го августа 1891 года последовало Высочайшее соизволение «О награждении Российскими орденами некоторых Сиамских сановников по случаю посещения Королевства Сиамского Его Императорским Высочеством Государем Наследником Цесаревичем». Доставивший награды по назначению российский консул в Сингапуре коллежский советник А.М. Выводцев 2/14 февраля 1893 г. докладывал в Министерство иностранных дел, что «тотчас же по получении посылки с орденами, Всемилостивейше пожалованными Наследнику Сиамского Престола и двум сановникам, отправился в Бангкок, куда прибыл 14/26 января. Я в тот же день был принят Министром Иностранных Дел, который заявил мне, что Король чрезвычайно рад этому новому знаку Высочайшего к нему благорасположения, и примет меня в аудиенции на следующий день. 15/27-го, я в 5 часов отправился во дворец, где был мне сделан весьма торжественный прием, все принцы и сановники, коим были пожалованы раньше русские ордена, были при оных, и Король носил ленту Св. Андрея Первозванного. Вручив Королю Орденские Знаки Св. Александра Невского для его сына, я сказал Его Величеству, что это есть новый знак Высочайшего благорасположения Его Императорского Величества к Королевскому Дому, в воспоминание того блестящего приема, какой оказан был в Бангкоке Наследнику Российского Престола.

Король ответил пространной речью, в которой просил довести до Высочайшего Государя Императора сведения, что он дорожит особенно русскими орденами, пожалованными его семье, потому что он имел счастье лично принимать Своего Высокого Гостя, Государя Наследника Цесаревича, что он видит в этом новом пожаловании и в словах, кои заключаются в Высочайшей Грамоте, новый залог дружбы между Российской Империей и Королевством Сиамским, и что он желал бы искренно, чтобы в числе представителей иностранных государств в Бангкоке находился бы со временем и представитель Государя Императора Всероссийского. Затем Его Величество изволило лично возложить на меня знаки ордена Белого Слона 2-ой степени со звездой, — милость очень редко даруемая Европейцам в Сиаме.

Молодой принц тоже просил высказать его глубочайшую благодарность Его Императорскому Величеству и передать его сердечный поклон Государю Наследнику Цесаревичу.

Во время моего 8-ми дневного пребывания в Бангкоке меня очень радушно принимали Принцы и сановники, и все высказывали, что Король необычайно доволен, и что Наследник Принц очень гордится этим знаком Монаршего благоволения к нему Государя Императора. Особенно принц Дамронг, имевший счастье быть принятым в Ливадию, вынес оттуда самое приятное воспоминание и говорит, что «счастливейшие дни в его жизни были те, когда ему довелось быть гостем Российской Царственной Семьи, которая изволила выказать ему такое радушие, какого он нигде и никогда не встречал и не ожидал, и что в его глазах идеал Царя и семьянина воплощается в высочайшей Особе Государя Императора». (Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. 150. Японский стол. Оп. 493. Д. 1510. Лл. 49-50 об.).

Обмен государственными наградами между Российским Императорским Домом и Сиамским Королевским Домом, начавшийся во время визита Наследника Цесаревича в Сиам в 1891 году, способствовал дальнейшему укреплению дружбы, взаимопонимания и развитию связей между обоими государствами.

Примечания:

[1] обедница – православная церковная служба, совершаемая в некоторые дни вместо Литургии (поэтому в народе называется обедницей). Обедница еще называется «последованием изобразительных» — одной из служб суточного богослужебного круга. Изобразительны тесно связаны, с одной стороны, с палестинской монашеской традицией келейного самопричащения, с другой стороны — с чином Божественной литургии. Могут входить в состав литургии или совершаться как самостоятельная служба после 6-го или 9-го часа. Текст Изобразительных помещается в Часослове и Следованной Псалтири.

[2] Гаспарский пролив – пролив, разделяющий индонезийские острова Белитунг и Бангка и соединяющий Яванское море с Южно-Китайским морем.

[3] Китайское, или Южно-Китайское море — полузамкнутое море у берегов Юго-Восточной Азии, между полуостровом Индокитай, островами Калимантан, Палаван, Лусон и Тайвань. Входит в состав морских бассейнов Австрало-Азиатского Средиземного моря, между Тихим и Индийским океанами.

[4] Брам-рей (брам-рея) — третий снизу рей — горизонтальное рангоутное дерево, подвешенное за середину. Предназначена для постановки прямых парусов или крепления сигнальных фалов и фигур (конусов, шаров и т.д.).

[5] Брам-стеньга — рангоутное дерево, служащее продолжением стеньги и идущее вверх от нее.

[6] Сиамский залив – часть Южно-Китайского моря, омывающая на западе и севере берега Сиама (Таиланда), на востоке — Камбоджи и Вьетнама, на юго-западе – Малайзии.

[7] канон св. Андрея Критского (ок. 660-740) – один из величайших богослужебных текстов; покаянный канон, который читается в первые четыре дня Великого поста на вечернем богослужении.

[8] «Сказ о тульском Левше и стальной блохе» — одно из самых известных произведений русского писателя Н.С. Лескова (1831-1895). Это произведение — поэтический гимн труду, гимн русскому смекалистому человеку.

[9] Бангкок — столица и самый крупный город Сиама (Таиланда) находится в Юго-Восточной Азии на полуострове Индокитай в дельте реки Чао Прайя, впадающей в Сиамский залив. Название происходит от поселка китайских купцов (Bang Kok переводится с тайского как «деревня олив»), который находился на месте современной столицы Королевства Сиам. Под этим названием Бангкок попал в европейские географические атласы и на карты еще в XVI веке.

[10] «Кореец» – канонерская лодка, заложенная в декабре 1885 года в Стокгольме. Вступила в строй в 1887 году. «Кореец» нёс стационарную службу на Дальнем Востоке в японских, корейских и китайских портах, куда перешёл с Балтики.

[11] «Манджур» — канонерская лодка Сибирской флотилии с 5 мая 1890 года с базированием во Владивостоке. Построена в Копенгагене в 1886 году. Несла службу, находясь в распоряжении дипломатических представительств России на Дальнем Востоке. Также занималась охраной промыслов.

[12] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[13] Тутикорин — портовый город в индийском штате Тамилнад. Самый южный город штата с поэтическим названием Тамил Наду («Земля тамилов»), расположенного на юге Индии. Тутикорин располагается на берегу залива Маннар (Mannar). Из маленькой рыбацкой деревни к XVI веку город развился в процветающую португальскую колонию, а в течение голландских и британских завоеваний еще более расширился.

[14] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург.

[15] бар – песчаная подводная отмель в устье реки, образовавшаяся в результате осаждения речных и морских наносов. Бар отгораживает устье реки от моря.

[16] Пакнам – форт, оборонявший проход в устье реки Чаупхрая к центру столицы Сиама Бангкоку.