26-я Неделя: с 14-го по 20-ое апреля 1891 года

14-го апреля. Воскресение.

Утром слегка покачивало от зыби. Обедня была, как всегда, в 9 ½, и затем осмотр фрегата в батарейной и жилой палубах. Завтракал в кают-компании. Готовясь к Японии, начал читать «Madam Chrisantheme» (фр. роман о Японии – А.Х.). После обеда играл в домино и в лу[1]; извлекали японские орехи[2].

15-го апреля. Понедельник.

26-я Неделя: с 14-го по 20-ое апреля 1891 года
Остров Папенберг у входа в порт Нагасаки. Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. III.

Наконец в восьмом часу при отличной солнечной погоде увидели высокие берега давно желанной Японии! Все, понятно, высыпали наверх. Пройдя островок Папенберг[3], откуда, по преданию, свергли в море католических монахов японцы, повернули влево в красивую узкость; в глубине бухты увидели Нагасаки[4]. Застали здесь: «Владимир Мономах», «Адмирал Нахимов» и новый пароход добровольного флота «Орел»[5]; кроме того, стояли на якоре три японца. С «Орла» раздалось громовое русское ура! 1400 новобранцев, идущих во Владивосток. На нем любителем отправился адм. Перелешин[6]; также идет железнодорож(ная) комиссия для начала постройки жел(езной) дороги из Владивостока в Хабаровку. Принял нашего посланника в Токио Шевича[7], консула де Волана (папский певчий)[8] и членов посольства с командирами судов. Полчаса после нашего прихода вышли на рейд: «Кореец», «Манджур» и «Бобр» под командой Бойля[9]. После завтрака представлялся путейский инженер Урсати, заведующий постройкой участка Сибирской жел(езной дороги) до Графской ст(анции)[10]. В 4 ч. съездил осмотреть «Орла»; пароход, поражающий своими размерами, но довольно грязный. Солдатики имели здоровый вид и производили очень хорошее впечатление. Видел их помещение в трюме – грязно и душно! Вечером в кают-компании было всего человек 8; все же мичмана были в русской деревне Инасу, где каждый уже женился. Признаюсь, и мне бы очень хотелось последовать общему примеру, но стыдно, так как настала Страстная.

16-го апреля. Вторник.

Проснулся чудным днем. На берег так и манило. Утром получил телеграмму от Мама с известием о смерти бедного д. Низи[11]. Это уже вторая смерть в нашей фамилии в течение одного месяца. В 10 ч. была преждеосвященная обедня; в 12 прибыл на фрегат принц Арисугава – молодой моряк; он был в Гатчине весной 1889 г., симпатичный человечек![12]

В 2 ч. отправился с Джоржи[13] и Волковым[14] Нагасаки. В дженрикшах[15] разъезжали по магазинам, где я накупил себе порядочно вещей. Начали с черепахи-человека, который мне ранее этого еще на «Азове» поднес коробку и модель минного катера из черепахи прелестной работы. Купил у него несколько вещей, а затем у Кошки-чел(овека) и собаки-человека[16]; вздор какой называть себя так! Замечательно приятное впечатление производят улицы и дома в Нагасаки: все отлично вычищено и выглядит опрятно; любо входить в их дома; да и сами японцы и японки такой радушный и приветливый народ – совсем противоположный китайцам!

Что меня особенно поразило – это количество людей, говорящих по-русски. Вернулись на фрегат в 5 час. к чаю. В 6 ½ были на всенощной; Шевич с нами говеет.

После обеда решился сделать себе татуировку на правой руке – дракона; это заняло ровно семь часов времени с 9 ч. веч(ера) до 4 ночи! Довольно рад пройти чрез этого рода удовольствия, чтобы отбить охоту в себе начинать снова. Дракон вышел на славу, и рука совсем не болела!

17-го апреля. Среда.

Встал к обедне. День был серый и по временам шел дождь, что портило красивый вид Нагасаки. Разные поставщики наших военных судов сделали мне подношения прекрасных подарков: Кэхэ (японский торговец – А.Х.) поднес изящные ширмы, изображающие путешествие вельможи прежних времен. В 2 ½ съехал с Кочубеем[17] на ту же пристань, где я сел к моему вчерашнему дженрикши № 667. Шлялись вдвоем по базарам; прелесть, как они устроены, и что же за баснословно дешевые цены. Весело смотреть на толпу, которая бродит там, все болтают и все время смеются. Но главный смех был, когда мы, купив по японскому зонтику, пошли по улицам под дождем, японцы просто закатывались смехом. Вполне наслаждался этой сценой. Вернулись в 6 ч., погрузив весь купленный хлам в фунэ[18] за недостатком места в вельботе.

Всенощная была в 6 ½ . После обеда Барятинский[19] татуировался, а я поиграл в кают-компании в домино.

18-го апреля. Четверг.

26-я Неделя: с 14-го по 20-ое апреля 1891 года
Русское кладбище в Нагасаки. Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. III.

Снова погода поправилась, и день был чудесный. В 10 час. отслужили обедню; в это время вошел на рейд клип(ер) «Джигит»; так что, за исключением «Сивуча», вся Тихоокеанская эскадра в сборе! После завтрака съехал с Оболенским[20] на берег и прямо отправился на своем дженрикше (№ 667) к фотографу. Снимался в нем отдельно и вместе с Котей (прозвище Оболенского – А.Х.). Затем переехали бухту на фунэ в Инасу для посещения русского кладбища. Нашли его в отличном виде; часовня в исправности, точно так же офицерские и матросские могилы. К концу осмотра явились бондзь и японец-смотритель; они меня узнали, и тогда прощай, инкогнито. По его просьбе посетили японский храм с кладбищем и были угощены чаем в тех же комнатах, в которых в 1858 г. жил Унковский[21] с офицерами и командой корв(ета) «Аскольда». На двор сбежалась вся Инаса; в деревне находилось множество наших матросов и офицеров. По дороге к пристани прошли мимо домов нескольких счастливых пар!

Переехав обратно в Нагасаки и пошлявшись напоследок по базарам, вернулись на фрегат к чаю.

Вид из японского храма на эскадру просто восхитителен – я не могу его забыть!

Вечером служба чтения 12 Евангелий продолжалась час с ¼. Время после обеда провел в кают-компании.

19-го апреля. Пятница.

После чаю прибыл Родендорффейд (нрзб., вероятно, фельдъегерь – А.Х.) с дорогими письмами из дому. Странно было увидеть его здесь в Японии после Греции. В 2 часа был вынос плащаницы. Джоржи и я несли ее. Весь день оставался на фрегате, как ни тянуло на берег. День стоял такой же чудесный, как предыдущие. За всенощной мы же несли плащаницу по батарее. После обеда исповедывался у нашего доброго монаха Филарета! Лег спать рано.

20-го апреля. Суббота.

Погода была отвратительная, не холодная, но шквалы с дождем; красивая Нагасаки выглядела совсем неприветливо! После обедни с переодеванием, за которой причащались Св. Тайн, начал длинное письмо Папа о плавании вверх по Янцекиангу[22]. Писать было тем легче, что совсем на берег не тянуло. Внизу красили яйца – странно заниматься этим делом на судне, так привык красить их в Гатчине или Аничкове[23]. Страшно недоставало милых Папа и Мама за заутреней, несмотря на совершенно новую обстановку ее крестный ход по всей верхней палубе был эффектен; ночь была темная, но тихая! Христосование началось по окончании обедни в 1 ½; за 6 с половиной часов раньше Петербурга. Все командиры, офицеры «Азова» и члены посольства разгавливались у меня; пасха вышла из вкусного творога[24] (сноска). Ночь была тихая и лунная, лег спать в 5 час(ов).

Комментарии:

В ходе 26-й недели путешествия на Восток Наследник Цесаревич Николай Александрович покинул Китай и начал визит в долгожданную Японию. Помимо свиты его сопровождал греческий принц Георгий, которому промыслом Божиим будет уготована особая миссия. В городе Нагасаки Августейшие путешественники провели Страстную Седмицу и встретили Праздник праздников – Святую Пасху. Дневник Наследника Цесаревича, который он вел непосредственно в ходе путешествия день за днем, хранит впечатления о событиях и впечатлениях Царского Сына тех дней. Другим авторитетным источником служит книга князя Э.Э. Ухтомского – непосредственного участника экспедиции и члена великокняжеской свиты. Записки князя Э.Э. Ухтомского содержат массу красноречивых деталей, которые очень важны и значимы для православного человека. Автор сообщает, как торжественно тихо проходит на судах эскадры Страстная Седмица. Августейшие путешественники вместе с офицерами и командой крейсера «Память Азова» говели. В связи со Страстной Седмицей отложен официальный съезд на берег и все положенные по этому случаю торжества. На фрегатах идет церковная служба. В батарейной палубе, перед маленьким алтарем походного корабельного храма, несколько сот человек благоговейно внемлют священным словам любви и покаяния, переживая скорбные страницы читаемого Евангелия. По сторонам от судового образа грозно стоят орудия. Когда же Их Высочества выносят плащаницу, низко клонятся головы матросов и «невыразимое умиление отражается на лице этих простых глубоко потрясенных людей».

«В субботу, 20-го апреля, — свидетельствует Э.Э. Ухтомский, — мы приобщаемся Святых Таин. К ночи, — при наступлении праздника из праздников, — дуновение сверхчувственной жизни окрыляет тысячи русских душ. С «Мономаха» и «Нахимова», с «Корейца», «Манджура», «Бобра» и «Джигита» на разговенье к Цесаревичу приглашены командиры, а также все офицеры «Азова». Братски встречаем мы «светлый день» у берега языческой Японии…»

По случаю праздника Св. Пасхи, начальником эскадры была послана следующая телеграмма Государю Императору: «Эскадра, под флагом Е.И.В. Государя Наследника Цесаревича, имеет счастье поздравить Ваши Императорские Величества с великим праздником Св. Пасхи».

На эту телеграмму вице-адмирал Назимов был осчастливлен следующим ответом: «Христос Воскрес! От души благодарим эскадру, поздравляем всех с великим праздником. Благодарю сердечно всех чинов эскадры за плавание с Сыном.

АЛЕКСАНДР».

Живописная картина пасхальных дней на эскадре Цесаревича полна личными впечатлениями и поэтическими деталями, рисуемыми Э.Э. Ухтомским, но они в большей мере характеризуют восторженно-поэтический авторский стиль, чем дают читателю дополнительные знания об этом событии. («Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890-1891)». Автор-издатель кн. Э.Э. Ухтомский. Илл. Н.Н. Каразин. Т.III. СПб. 1897. С. 7-12).

Примечания:

[1] Лу (или «Лантерлу») – карточная игра для трех и более участников, в то время была одной из самых распространенных в Европе карточных игр.

[2] японский орех (или орех зибольда) – относится к семейству ореховых. Продолжительность жизни культуры может составлять 2–3 века. Орех зибольда ввел в культуру голландский ботаник Ф.Ф. Зибольд, что объясняет его название. Это произошло во Франции в 1866 году. Естественной средой обитания ореха зибольда являются горные, лиственные и хвойные японские леса, а также южные территории Кореи.

[3] Папенберг (с гол. «папская гора») – так голландские мореплаватели называли остров Така-бока-сима в заливе Нагасаки из-за того, что там сбросили в море католических миссионеров и 4000 их японских последователей в период борьбы с христианством. Русские моряки в 1864 году из-за поразительного сходства так же назвали островок в бухте Новик под Владивостоком.

[4] Нагасаки — город в Японии, расположенный на западе острова Кюсю возле залива Нагасаки, крупный порт. В нём проживает самая крупная христианская община страны, а количество местных церквей превышает количество синтоистских святилищ и буддистских монастырей вместе взятых. В XVII—XIX веках портовый город Нагасаки был для японцев «окном в мир», единственным портом, через который осуществлялась торговля с Китаем и западными державами.

[5] «Орел» — грузо-пассажирский пароход, построенный в 1890 г. на деньги жителей Орловской губернии. Строительство осуществлялось на стапеле в Ньюкасле (Англия). Грузовместимость 4528 т. Пароход «Орел» был вторым после «Ярославля», построенным по заказу Доброфлота судном. Это был первый пароход-крейсер, отвечающий требованиям мирового торгового флота 80-х годов. Две паровые машины мощностью 9 000 индикаторных лошадиных сил обеспечивали скорость в 19 узлов. Это судно послужило образцом для остальных «крейсеров», построенных в последующие годы. В 1904 году перестроено в госпитальное судно 2-й Тихоокеанской эскадры. 14 мая 1905 года захвачено в Корейском проливе японскими военными кораблями. Реквизировано и впоследствии продано японской фирме.

[6] Перелешин Павел Александрович (1821-1901) — адмирал, ученик адмирала Нахимова, «деятельный помощник адмиралу Истомину в Синопском сражении и при защите Малахова кургана», почётный гражданин Севастополя; Севастопольский градоначальник, командир порта и комендант (1872—1876).

Родился в семье помещика, отставного унтер-лейтенанта Российского флота Александра Леонтьевича Перелешина. В 1835 г. окончил Морской кадетский корпус, по окончании которого гардемарином отправлен служить в Балтийское море на фрегат «Нева», а через два года в декабре 1837 года произведён в мичманы с назначением в Черноморский флот. Участник обороны Севастополя.

13 августа 1873 П.А. Перелешина назначили Севастопольским градоначальником, командиром порта и военным комендантом. С 1881 года— директор Инспекторского департамента Морского министерства, член Комитета морских учебных заведений.

[7] Шевич Дмитрий Егорович (1839-1906) – русский дипломат из дворянского рода Шевичей. Окончил Пажеский корпус (1858). С 25 января 1860 года служил в Министерстве иностранных дел. Состоял при миссиях в Неаполе (с 1860, сверх штата) и Риме (с 1862), младший секретарь миссий в Вюртемберге (с 1863) и Швеции (с 1867). Далее состоял при миссии во Флоренции и исполнял должность вице-консула в Неаполе (1870-1872); в 1872 году — старший секретарь миссии в Риме, с 1883 года — советник посольства в Риме. Посланник России в Японии (1886-1892), Португалии (1892-96), Испании (1896-1905). Закончил дипломатическую карьеру в чине тайного советника (с 17.04.1894). За службу был удостоен ряда высших российских орденов, а также орденов Италии, Черногории, Японии, Португалии и Испании. В 1905 г. назначен членом Государственного совета. Скончался в Версале и был похоронен на русском кладбище в Висбадене.

[8] Де-Воллан Григорий Александрович (1847-1916) – русский дипломат из родовитой семьи. Родился в С.-Петербурге. С юности много путешествовал по Европе. В 1864 поступил на юридический факультет Московского университета. В 1867 учился в Лейпцигском университете. Кандидат прав Новороссийского университета (1869). С 1873 на службе в Министерстве иностранных дел. В 1873-1874 секретарь русского консульства в Пеште. С середины 1870-х годов член петербургского отделения Славянского комитета. Осенью 1876 побывал добровольцем в сербской армии генерала М.Г. Черняева. В 1883 возглавил отдел печати Азиатского департамента МИД. С 1886 консул в Хакодате (Япония). В 1894-1896 секретарь миссии в Токио, в 1896-1902 первый секретарь миссии в Вашингтоне, с 1902 поверенный в делах, а в 1906-1910 чрезвычайный посланник и полномочный министр в Мексике. С 1910 в отставке. Скончался в Ялте. Автор очерков о Японии «В стране восходящего солнца» (СПб., 1903) и др.

[9] «Бобр» — мореходная канонерская лодка заложена на верфи Крейтона в Або (Финляндия) в 1884 году, спущена на воду в 1885-м, вступила а строй в 1886 году. Водоизмещение 1187 т, мощность двух горизонтальных паровых машин двойного расширения 1140 л. с., скорость хода 11,2 узла. Наибольшая длина 60,3 м, ширина 10,7, среднее углубление 3,7 м. Бронирование: палуба 12,7 мм.

Вооружение: 1 — 229-мм орудие, 1 — 152-мм орудие, 4 — 9-фунтовых, 4 — 37-мм и 1 десантная пушки.

«Бобр» принял участие в изучении побережья Дальнего Востока и для патрулирования экономической зоны. В 1891 году канонерская лодка вошла в состав эскадры Цесаревича, посетившего Дальний Восток, а затем крейсировала у Командорских островов, у берегов Китая и Японии. Всего построено три лодки этого класса — «Бобр», «Сивуч» и «Гиляк». Все погибли на Дальнем Востоке в Русско-японской войне.

Бойль Алексей Романович (1846-1897) – морской офицер из знаменитой военной династии Бойлей. Закончил Морской кадетский корпус в 1866 г. Служил на судах: фрегаты «Генерал-адмирал», «Дмитрий Донской», двухбашенная лодка «Чародейка», фрегат «Петропавловск», пароход-корвет «Америка», мореходные канонерские лодки «Соболь» и «Бобр». В 1892 г. был произведен в капитаны 1-го ранга. Награждения: орден Св. Станислава 3 степени (1874), орден Св. Анны 3 степени (1879), орден Св. Станислава 2 степени (1883), Св. Анны 2 степени (1888), японский орден Восходящего Солнца (1891), Св. Владимира 4 степени с бантом (1892), Св. Владимира 3 степени (1893).

[10] Урсати Александр Иванович (1848 — после 1918) — инженер путей сообщения; первый начальник изыскательской экспедиции по разведке трассы (1887-1889) и первый начальник строительства Уссурийской дороги (1891-1892). Из дворян. Окончил Казанскую классическую гимназию и Петербургский институт инженеров путей сообщения (1873). Служил при Министерстве путей сообщения и на разных частных магистралях. 4 сентября 1884 года был причислен к Временному управлению казённых железных дорог.

7 июня 1887 года назначен начальником экспедиции по производству изысканий Южно-Уссурийской железной дороги; за неполные два года трассировка будущей магистрали была закончена, материалы представлены в комитет министров. 1 мая 1889 года отозван в распоряжение Временного управления железных дорог. «Высочайший рескрипт» о начале строительства Великого Сибирского пути и начальной его части — Южно-Уссурийской железной дороги последовал 17 марта 1891 года; начальником строительства дороги до октября 1892 года был А.И. Урсати. Затем строил различные магистрали, занимал ответственные должности в министерстве.

[11] Николай Николаевич Старший (дядя Низи) (27 июля 1831 — 13 апреля 1891) — Великий князь третий сын Императора Николая Первого; генерал-фельдмаршал (16 апреля 1878). Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. был главнокомандующим действующей армией на Балканах. С 1880 года тяжело болел. Последние годы не появлялся на публике. Умер 13 (25) апреля 1891 года в Алупке, откуда его тело было перевезено для захоронения в столичный Петропавловский собор.

[12] Арисугава Такэхито (Арисугава-но-Мия Такэхито-синно, 1862-1913) — японский принц 10-й глава дома Арисугава-но-Мия, ветви японской императорской семьи, адмирал (с 28 июня 1905 года) Императорского флота Японии. Принц Такэхито родился в Киото. В 1874 году, по приказу императора Мэйдзи поступил в японскую императорскую военно-морскую академию. В 1879 году направлен в качестве военного атташе в Великобританию. В 1880 году принца Арисугаву снова направили в Англию, на этот раз курсантом в Королевский военно-морской колледж в Гринвиче. Он вернулся в Японию в июне 1883 года. Принц и принцесса Арисугава отправились в длительное путешествие по Европе и Америке в 1889 году. Впервые Арисугава проявил себя как командир военно-морского корабля в начале 1890 года, когда его назначили командиром корвета «Кацураги»; в этом же году он стал командиром крейсера «Такао». В 1891 году встречал и сопровождал Цесаревича Николая Александровича во время его визита в Японию.

[13] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[14] Волков Евгений Николаевич (1864-1933) — выходец из псковского дворянского рода Волковых. Отец — Николай Степанович Волков (1810—1869), псковский губернский предводитель дворянства, Мать — Елизавета Евгеньевна (1840—?) — дочь генерал-майора Е.П. Самсонова, стояла у истоков «Майского союза» (1898 г.), одного из первых в России экологических обществ.

В 1882 году окончил Николаевский кадетский корпус, а в 1884 году завершил обучение в Николаевском кавалерийском училище. Службу начал в Кавалергардском полку, а спустя некоторое время продолжил в Лейб-гвардии Гусарском полку. Наследник Цесаревич Николай Александрович по программе своего военного образования два летних сезона проходил службу командиром эскадрона Лейб-гвардии Гусарского полка, которым до него командовал Е.Н. Волков. Наследник Цесаревич пригласил Волкова сопровождать его в путешествии на Восток в 1890-91 годах.

В дальнейшем генерал-лейтенант Императорской армии (1913), губернатор Черноморской губернии (1901—1904), первый в истории градоначальник Москвы (1905), губернатор Таврической губернии (1905—1906). Участник Белого движения в составе Вооруженных сил Юга России. Эмигрировал. Скончался в Ницце (Франция) в 1933 году.

[15] дженрикши – так в Японии назывались возницы, вместо лошадей возящие седоков в легких двухколесных колясках (курума).

[16] Возможно, что это были продавцы сувениров, которые чтобы привлечь внимания покупателей были одеты в костюмы или маски, или может быть обыгрывали продажу неким театрализованным образом. Однако такое «переодевание» в стиле японского театра имеет и более глубокий смысл, чем просто торговля сувенирами.

Черепаха – древний образ японского фольклора и мифологии. Является символом богатства, мудрости и долголетия. Считается, что все во вселенной неразрывно связано: «Стремись к мудрости! И в твой дом придут богатство и долголетие». Черепахи устанавливались как надгробие на могилах очень богатых и знаменитых людей. По древнему поверью, драконовидная черепаха или черепаха Миногамэ живет во дворце Бога Морей и управляет его сокровищами (долголетием и богатствами). Тот, кто видит каждый день такую черепаху, стремится к ее долголетию. Торговец человек-черепаха, таким образом, несет своими товарами покупателям богатство и долголетие. В данном случае имеет большое значение и Августейший «покупатель» – Наследник Престола Русских Белых Царей, почитавшихся и на Востоке. Японская же мифология прямо связана с культом императора: императорская семья традиционно считается прямым потомком первых богов. Японское слово тэнно (天皇), император, буквально обозначает «божественный (или небесный) правитель».

[17] Кочубей Виктор Сергеевич, князь (1860-1923) — сын Полтавского губ. предводителя дворянства князя С.В. Кочубея, внук министра внутр. дел, гос. канцлера Российской Империи князя В.П. Кочубея (1768-1834), генерал-лейтенант. Получил домашнее образование и военное по экзамену в Михайловском артиллерийском училище. Во время восточного путешествия штаб-ротмистр В.С. Кочубей входил в Свиту Его Высочества Николая Александровича.

[18] фунэ – разновидность японской лодки; представляет плоскодонную лодку довольно больших размеров, по середине ее находится маленькая, низенькая каюта, снабженная дверью и парой окон и выстланная чистой циновкой; в углу каюты расположен алтарь с крошечным идолом, а в передней открытой части лодки, на маленькой жаровне с углями, готовится кушанье. Управляют два человека. Именно на фунэ японские пираты совершали набеги на берега азиатского материка.

[19] Барятинский Владимир Анатольевич (1843—1914) — князь, генерал-майор Свиты, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, состоявший обер-гофмейстером при Дворе Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны и бывший шефом 5-й роты Лейб-гвардии 4-го стрелкового полка. Главный руководитель восточного путешествия Наследника Цесаревича.

[20] Оболенский Николай Дмитриевич (Котя) (1860–1912) — князь, флигель-адъютант Императора Александра III (1890), штабс-ротмистр лейб-гвардии Конного полка и член свиты Цесаревича Николая Александровича во время восточного путешествия 1890/91 гг., генерал-майор лейб-гвардии Конного полка, генерал-майор Свиты, позднее генерал-адъютант, служил в Министерстве двора с 1902 г. Управляющий Кабинетом Его Императорского Величества при Государе Николае II с 1905 г. В последние годы состоял при Императрице Марии Федоровне.

[21] Унковский Иван Семенович (1822-1886) — русский адмирал, кругосветный мореплаватель, сенатор, исследователь Японского моря и Залива Петра Великого..В 1861-1877 годах — ярославский военный и гражданский губернатор.

В 1839 году окончил Морской кадетский корпус, определён на службу в 8-й Балтийский флотский экипаж с присвоением звания мичмана.

В Тихоокеанской экспедиции 1857-1860 годов был командиром фрегата «Аскольд» в чине капитана 1-го ранга. По возвращению на Балтику, в 1860 году И. С. Унковскому был присвоен чин контр-адмирала.

«Аскольд» — 46-пушечный парусно-винтовой фрегат Российского императорского флота. После закладки и до октября 1856 года назывался «Мария». На Дальнем Востоке фрегат находился в распоряжении чрезвычайного посланника в Китае и Японии вице-адмирала графа Е.В. Путятина. Участвовал в гидрографических исследованиях у побережья Приморья. 4 октября 1858 г. «Аскольд» пришёл в Нагасаки. 26 тяжело больных моряков были помещены в устроенный лазарет на берегу. Так как фрегат нуждался в серьёзном ремонте, в том числе перемены мачты, его перевели ближе к деревне Инаса (непосредственно прилегает к Нагасаки). Командир с офицерами поселился в храме с большим двором (часть построек была возведена на этом дворе). Строительные работы производились силами мастеровых из Нагасаки и личным составом. В 1859 году фрегат отправился в обратное плавание по маршруту Нагасаки — Кронштадт.

[22] Янцекианг — «прославленная большая река» (Ян-цзы-цзян на пекинском наречии, по южному: Янцекианг). Она начинается в дикой части Тибета, а кончается в море и была действительно важным путем сообщения. Выполняла роль китайского Средиземного моря. По этой реке Наследник совершил путешествие во внутренний Китай.

[23] Императорские резиденции. Аничков дворец — величественный памятник русского дворцового зодчества середины XVIII столетия и старейшее из сохранившихся зданий Невского проспекта. Один из императорских дворцов Санкт-Петербурга на набережной реки Фонтанки у Аничкова моста.

Более века в Аничковом дворце находилась одна из резиденций Династии Романовых — место, где проходили официальные приемы и придворные балы. В 1866 году сын Государя Александра II, будущий Самодержец Александр III, как и отец, получил дворец в качестве подарка на свою свадьбу с датской принцессой Дагмарой (в православии Императрицей Марией Федоровной). Усадьба настолько нравилась Государю Александру III, что он проводил в ней большую часть своего времени, отведенного не только для отдыха, но и для работы.

После убийства террористами 1-го марта 1881 г. на Екатерининском канале Императора Александра II, Гатчинский дворец стал официальной резиденцией нового Императора Александра III. Заседание Комитета министров, в результате которого был выработан новый политический курс, проходило уже в Гатчине — новой резиденции Александра III, куда Император со всей семьей перебрался 27 марта 1881 г. Гатчина стала постоянной императорской резиденцией на все 13 лет царствования Императора-Миротворца Александра III. Самой главной причиной переезда было стремление Императора обезопасить свою семью от терроризма. В Гатчине семья проводила всю весну, с марта по май включительно, и осенне-зимний период с октября до новогодних праздников. 31 декабря Императорская Семья перебиралась в Аничков дворец на время знаменитых императорских балов. Здесь отмечали и дни рождения всех членов семьи.

В 1884 г. были закончены работы по постройке сети канализации и водопровода, в то же время была проведена первая в России междугородняя телефонная линия — между Петербургом и Гатчиной. Параллельно с переустройством дворца шло благоустройство города. Императорская резиденция должна была оправдывать свой статус. Расцвели учебные и благотворительные заведения, частные благотворительные и научные общества, появились фотоателье и кинотеатры, первая в России частная Воздухоплавательная школа. Начался триумфальный этап в истории города.

[24] По свидетельству наших соотечественников, проживающих ныне в Японии, творог в этой стране делают, но он у местных жителей не популярен. В основном используют его кондитеры для приготовления бакалейных изделий иностранной кухни. Вполне вероятно, что творог для пасхи 1891 года на «Памяти Азова» приготовили местные коки (повара), т.к. его нельзя было достать на берегу. Поэтому эта красноречивая деталь и нашла отражение в дневнике Цесаревича.