часть 2

О жизни и творчестве великого русского поэта Павла Васильева

Часть 1. 

 

Родившийся в городе Зайсане Семипалатинской губернии Российской Империи Павел Васильев детство свое и молодость провел в основном в Павлодаре, от которого, по российским меркам, рукой подать до Омска. Через город в 1891 году, за два десятилетия до появления на свет будущего поэта, проезжал Наследник Цесаревич Николай Александрович в ходе своего знаменитого «восточного путешествия». В то благодатное время эти земли входили в состав Российской Империи, и жили на них в основном вольные казаки и киргизы, а о «Казахстане» никто и слыхом не слыхивал. Собственноручные дневниковые записи Августейшего путешественника пестрят восторженными впечатлениями о радушии и гостеприимстве, силе и ловкости местных жителей.

Запись от 15-го июля 1891 года. Понедельник:

«На пристани киргизские власти и почетные лица встретили кумысом, который пришлось выпить. Влезал в несколько юрт и богатых, и бедных; в других была устроена своего рода выставка их вещей и ремесел; получил тут много подношений; в одной юрте меня встретили местным уморительным концертом. Они показывали свой способ перекочёвки на верблюдах и несчастную охоту кречетами и беркутами. (…) Вообще они произвели отличное и приятное впечатление вроде бурят. Около 6 ч(асов) был у себя; сейчас же обедал и снова проехал за город на скачки молодых киргизов: 10-верстную и 3-верстную; лошади замечательно втянуты, мальчики – отличные ездоки. (…)»

На следующий день, 16-го июля. Вторник, Цесаревич записывает в дневнике:

«(…) покатил по чудной ровной дороге киргизской степью. Сзади, по обыкновению, поскакал многочисленный конвой казаков и киргизов, которые на полном ходу пускали своих беркутов за лисицей и уткой» (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 226. Лл. 109-111).

Святой Царь-страстотерпец Николай Александрович, еще будучи Наследником Всероссийского престола, собирал эти земли в единое государство по примеру своих предков. Потом пришли иные времена, «иных племен татары и монголы…» (Н. Рубцов).

В Павлодаре, где прошло детство Павла Васильева, мне довелось побывать на закате советской Империи. Готовился родиться «независимый Казахстан», и это витало в воздухе. Распаду единого государства противилось 90 процентов его граждан, желавших сохранить Союз и дружбу народов. В череду таких «дел сопротивления» можно поставить и Васильевские чтения в Павлодаре в 1989 году, первые на таком солидном, общесоюзном уровне. Приехали, как записано в моем дневнике от 8-10 декабря 1989 г., следующие приглашенные гости:

 

«Участники Всесоюзных Васильевских чтений:

 

  1. Вялова Елена Александровна, жена поэта, г. Москва;
  2. Фурман Наталья Павловна, дочь поэта, г. Рязань;
  3. Васильев Виктор Николаевич, брат поэта, г. Омск;
  4. Гронская Светлана Ивановна, дочь И.М. Гронского, одного из старших товарищей П. Васильева, г. Москва;
  5. Климова Дина Михайловна, ст. редактор серии «Библиотека поэта» ленинградского отделения издательства «Советский писатель», выпустившего книгу П. Васильева, г. Ленинград;
  6. Кузнецова Наталья Ивановна, филолог, составитель книги стихов Павла Васильева в серии «Библиотека поэта», г. Ленинград;
  7. Пшеницына Ираида Федоровна, школьный товарищ поэта, г. Алма-Ата;
  8. Мальцева Людмила Васильевна, артистка Московской филармонии, уроженка г. Павлодара, исполнительница стихов П. Васильева;
  9. Титаева Людмила Семеновна, литератор, г. Усть-Каменогорск;
  10. Тюрин Геннадий Анатольевич, литературовед, составитель сборника произведений П. Васильева «Верю в неслыханное счастье». М., изд-во «Молодая гвардия» (1988), г. Алма-Ата;
  11. Трегубов Николай Михайлович, поэт, г. Омск;
  12. Устинов Валентин Алексеевич, поэт, секретарь Московской писательской организации, зам. председателя комиссии по литературному наследию П. Васильева, г. Москва;
  13. Кузьмичевский Анатолий Степанович, поэт, редактор книги стихов П. Васильева издательства «Советская Россия», г. Москва;
  14. Бояринов Владимир Георгиевич, поэт, г. Москва;
  15. Черных Станислав Евгеньевич, краевед, литературовед, г. Усть-Каменогорск;
  16. Хвалин Андрей Юрьевич, литературный критик, автор исследований о творчестве П. Васильева, г. Владивосток».

 

Возможно, кого-то и упустил. Совместными усилиями васильеведов лакуны могут быть заполнены. Павлодарское знакомство с этими удивительными людьми получило продолжение в дальнейшей переписке с некоторыми из них. Часть писем и материалов с той поры сохранились в моем «кочующем» архиве, он продолжает пополняться и поныне. Прошло много лет с тех декабрьских встреч в Павлодаре. Запечатленные свидетели той эпохи, на мой взгляд, представляют не только личный, но и общественный интерес как исторические документы переломного времени. Какие-то темы продолжают развиваться… Главное – это «признание в любви» к великому русскому поэту, которая сильнее смерти и победительнее забвения. И память его из рода в род…

 

+

 

ПИСЬМО С.И. ГРОНСКОЙ[1] — А.Ю. ХВАЛИНУ[2]

 

14.1-1990 г.

 

 

Добрый день Вам, Андрей Юрьевич!

 

Спасибо за память и добрые пожелания в Новом году. Тронуты. Вашу заметку, прошу прощения, статью «В Павлодар, к Васильеву» прочитала, довольна, что Вы написали. Все в ней правильно, спасибо, что и меня вы там называете верно. Хорошая статья получилась! А москвичи, увы, не раскачались.

Елене Александровне (Вяловой – А.Х.)[3] передала Ваши поздравления и показала газету «Боевая вахта»[4]. Конечно же, она довольна. Вспоминала Вас еще и по Вашему сувениру. Ел(ена) Ал(ександровна) в больнице в плохом состоянии. Почему-то отказали ноги. Конечно, ничто не проходит бесследно. Не забывайте нас.

Будьте здоровы и счастливы, успехов в литературных делах. Вечер Павла (Васильева – А.Х.) в ЦДЛ (Центральный Дом Литераторов – А.Х.) 20.2.90 г.

 

С уважением,

С. Гронская

 

 

+

ПИСЬМО В.Н. ВАСИЛЬЕВА[5] — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

Здравствуйте, Андрей Юрьевич!

 

Получил Вашу бандероль с газетами, только они изорвались порядком в дороге. Большое вам спасибо! Конечно, хотелось бы иметь больше экземпляров, но, ничего, обойдусь.

Я был в Москве (19-22 февраля) и выступал в ЦДЛ (Центральный Дом литераторов – А.Х.) на вечере в честь Павла. Но встреча нас (из Павлодара) была не ахти какая, не сравнить с той, в Павлодаре. У Павла есть еще враги, и порядочно. Но и пусть – он уже пробил себе дорогу на Олимп поэзии. Москва мне не понравилась – слишком суетно. У меня взяли кое-что в «Молодую гвардию», да, вероятно, будут еще печатать в «Москве».

Я помаленьку пишу. Что делать? Жизнь идет к концу, но я не паникую. Вот и всё, Андрей Юрьевич!

 

Желаю вам здоровья и благополучия. Жму краба.

 

В. Васильев (подпись)

 

12/03.90 г.

г. Омск

 

+

 

ПИСЬМО С. МУЗАЛЕВСКОГО[6] — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

Андрей! Пламенный тебе привет из Павлодара!

 

Письмо твое получил. Поправку в Бальмонта внесу, еще не поздно. Еще не приехала Раиса Муратовна из Москвы, куда поехала договариваться предварительно об издании сборника — где? за чей счёт? как? когда? и т.п. Она должна вот-вот вернуться. Поправку я внесу – не беспокойся.

Экземпляр твоей газеты отнесу в редакцию «Звезды Прииртышья» обязательно, пусть, гады, погордятся. Ты хорошо всё сделал, молодец.

Надеюсь, у тебя дела идут нормально. Работай, Андрей, как можно упорней и усидчивей, двигай своё дело, пора тебе выходить на всесоюзную орбиту. Думаю, у тебя есть товарищи среди журнальных работников, чтобы содействовали тебе. Кстати, ты свою работу о П.В. (Павле Васильеве – А.Х.) не предлагаешь никуда в толстые журналы? Надо бы. Думаю, у тебя и другие вещи есть — предлагай их, рассылай упорно, как Мартин Иден, во все издания – авось, где-то и пройдёт. Вон, смотри, у Виктора Васильева (младший брат Павла Васильева – А.Х.) вышла в первом номере «Москвы» — его рассказ лагерный дали. А он же куда только ни совался со своими вещами, да он об этом и в небольшом предисловии пишет в «Москве». Посмотри.

На сборник собралось довольно много работ. Решили туда дать «материалы к биографии Павла Васильева» из книги воспоминаний Черных и Тюрина (краеведы-исследователи творчества П. Васильева, участники Чтений – А.Х.), книга-то малым тиражом вышла, мало кто почитает, а в сборнике всё же будет еще свежо смотреться,

Титаева (Титаева Людмила Семеновна, литератор, г. Усть-Каменогорск – А.Х.) свою дала статью, наш институт две-три даёт, сейчас они только заканчивают эту работу. Черных дал фото с автографами П.В. (Павла Васильева – А.Х.) и комментариями, а также предложил свою статью по прозе Васильева – очень большая. Так что, если пропустят в сборник всё, что мы предлагаем, получится солидно. Я предлагаю малоизвестные стихи, посвященные П.В. разных поэтов разных лет. На заставки, для разнообразия.

Я на днях, если Бог за меня, перееду в домик Васильева жить: дают хозяевам квартиру, а я буду вместо сторожа там, пока дом не реставрируют. Мне это хотелось бы, так как негде работать совершенно, нет у меня ни места по простору, ни тишины. А мне хотелось бы закончить кое-что литературное, также в живописи – есть набросков много на холстах, еще больше задумок на свою тему – горный край наш, красивый Баянаул, у меня преломляется в живописи оригинально, это ко мне уже давно пришло, холстов пять сделал, а остальное негде работать. Живу я в бытовом отношении в убожестве и; тесноте, думать негде даже

Открываем уже и литературный музей в резном домике бывшего местного конквистадора Зайцева (не помню, показывал тебе этот дом, когда мы с тобой ходили по городу), там простор и шик, есть даже камины старинные с гжелью, только эту гжель дураки закрасили половой коричневой краской (там был много лет штаб гражданской обороны и сидели, представляешь, какие дурни!). Но, думаю, можно восстановить изразцы на каминах. Обмыли мы это помещение на днях, когда уже ремонт закончили, и девчата начали расстановку старинной мебели и продумывание экспозиции. Мебель у нас есть аж от самого Всеволода Иванова, жена передала нам в последние годы кое-что из старины. У нас земляков-литераторов набирается до чёрта – и классиков, и простых – русских и казахов. А в доме П.В. (Павла Васильева – А.Х.) сделаем мемориальный дом-музей. Будем строить большой корпус рядом, соединим стеклянной галереей и т.п.

Павлодарское ТВ показало уже в конце декабря дважды большую передачу о наших Чтениях, там и с тобой интервью солидное есть – борода твоя здорово смотрится в цвете… А в ходе Чтений они, оказывается, почти ежедневно показывали репортажи, но я не видел, только часть одного однажды смотрел.

Новости есть печальные – у Елены Вяловой в конце декабря ноги отказали. Светлана Гронская мне говорила по телефону, что мало надежды, что ноги будут ходить. Совсем старушка уже рассыпается, но молодец, смогла приехать, а ведь сначала не хотела, боялась за себя. После мне успела написать, что очень довольна и вся в волнении насчёт Чтений и приёма, и города, и вообще довольна осталась донельзя. Одновременно у Светланы Гронской и мать слегла в больницу — микроинфаркт. Боюсь, что скоро Светлане придётся одной остаться, они же вместе живут всё время, а тут старушки уже одряхлели – Лидии, жене Гронского, уже под девяносто, Елене 82 года… Если Москва будет в феврале проводить 80-летие·П.В., то я смогу попасть туда, Раиса Муратовна (Ганиева Раиса Муратовна – зам. председателя Фонда культуры, организатор Первых Васильевских чтений в Павлодаре – А.Х.) обещает нас, человек пять, командировать. Но мало надежды, как я сужу по сообщениям из СП (Союз писателей СССР – А.Х.), там драчка, сам знаешь, всё рушится, идёт борьба уже на кулаках буквально…

Пиши о новостях, о своих делах, задумках, планах. Желаю тебе постоянного творческого горения и вдохновения. И – железобетонного здоровья.

Привет нашему зайсанскому земляку – Вл. Тыцких (известный русский поэт, уроженец г. Риддер Восточно-Казахстанской обл., недалеко от г. Зайсан – места рождения Павла Васильева – А.Х.) с берегов Иртыша. А получил твой шеф (имеется в виду Вл. Тыцких – в то время секретарь Приморского отделения Союза писателей РСФСР – А.Х.) наше послание, где я сказал то, о чем мы с тобой договаривались?

Если Раиса Муратовна еще не выслала тебе фото, то скоро вышлет, очевидно; там есть одна групповая фотография, помнишь, в ресторане нас фотали, получилось неплохо, ты в центре стоишь весёлый такой…

Жму руку. Будь!

 

С. Музалевский (подпись)

 

2 февраля 1990 г.

 

+

 

ПЕРВОЕ ПИСЬМО В.Ф. ПОЛИКАРПОВА[7] — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

 

Уважаемый Андрюша!

 

Большое спасибо за письмо и добрые слова, желаю тебе в Новом году любимых мыслей и дел. Того же и твоим близким.

26 декабря я выпущен домой из больницы, хотя там мне удалось успокоиться, увидеть и понять много людей. Какие деды! Больница областная и деды сельские. Ну, что за прелесть. Рассказы, байки, сочувствие. Отношение к съездовским событиям, вернее несобытиям, разговорам. Ритуальный прием процедур и ритуальное объедание. Уже через неделю я смог рисовать, и деды уехали домой с карандашными портретами, упакованными в картон от коробок с лекарствами. Рисовал я много, даже лечащий врач получил портрет, для чего приходил позировать.

Очень грустно мне, что я не мог от души поговорить с тобой.

В 89 году у меня было несколько интересных событий, кроме Чтений, разумеется. Наверное, главное, что в Ростове-на-Дону, куда мы заехали из Планерского в Крыму к своему товарищу театральному художнику Толе Шикуле, отправившись на прогулку к Дону, я совершенно неожиданно для себя увидел за домами купола красивого храма. Лето, свежее утро, раскрывающиеся при обходе все новые прелести Воскресенского собора и за оградой плечистый мужик с бородой. Мы несколько дней провели в беседах с ним, это Сергей Разумцев, журналист по профессии, исследователь профессиональный творчества Достоевского (ныне священник в Москве – А.Х.). В этом году, если я не ошибаюсь, международные Чтения по Достоевскому будут в Норвегии. Говорит, что вне православия ни одного слова нельзя ни сказать, ни написать о Достоевском. Уже полгода он служит в храме, сторожем и в службах. Я попросил его быть крестным отцом, и мы с дочерью моей Ольгой приняли крещение. Хотя душа моя языческая до сих пор плохо просыпается. С юности я ощущал большое желание во что-то верить, мыкался, самодеятельно читал философию, всячески доискивался. Он в беседе произнес имя Павла Васильева, оказывается, среди ростовчан Васильев любим, известен, вернее – ростовчанами. Правда, Сергей не знает моих работ, все письма мои к нему остались без ответа. Листочек «Свадьба»[8] я, правда, сделал в начале прошлого года, все чистая правда. Я приглашал его или других заинтересованных людей из Ростова на павлодарские Васильевские чтения, но ответа не получил. Может, обет какой-нибудь взял на себя Сергей.

Андрюша, спасибо тебе за участие, за добрые слова, прямо осенил меня крылом. Это благо, в отличие от всех других.

Надеюсь на встречу, хочу быть в Москве в конце месяца. Там есть друзья.

 

Будь здоров. Виктор.

4 янв(аря) (19)90 г.

 

 

ВТОРОЕ ПИСЬМО В.Ф. ПОЛИКАРПОВА — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

Дорогой Андрюша!

 

События все-таки развиваются. Я звонил Володе Бояринову, потом дозванивался до Устинова (В. Устинов – секретарь Московской писательской организации, участник Васильевских чтений в Павлодаре в 1989 г. – А.Х.). Пока сейчас 20 февраля как будто ожидаемый срок Васильевских чтений в Москве в Доме литераторов. Правда, я не знаю, где это. И состоится он или будет перенесен, как уже со 2-го на 20-е. Я предложил ребятам сделать свою выставку там, в Москве, в этом доме. Вроде бы все за. 20 числа января в Москву уехала Ганиева (Раиса Муратовна Ганиева — зам. председателя Фонда культуры, организатор Первых Васильевских чтений в Павлодаре – А.Х.) с целью организации нашего участия в Васильевских чтениях в Москве. Как-то там?

Сейчас я нарисовал новый лист из серии «Пароход, Иртыш», «Приветственный погуливает рёв…». С удовольствием вспоминаю самую большую радость свою и свободу – нашу реку. Завтра хочу нагрунтовать цинковый лист и буду гравировать. Хорошо.

Прихожу, наконец, в нормальное рабочее состояние, доволен, наслаждаюсь, надо сказать тьфу.

Товарищ мой Саша Федьков (? – нрзб. – А.Х.), имеющий очень хорошую библиотеку, в том числе поэзии, дал мне очень хороший сборник П. Васильева 1968 г. Синий переплет, достаточно полный, видимо, ты его знаешь. Вот в «Сибирских огнях» дочь печатает материал: 8 писем Васильева. То, что ты хочешь написать книгу о Васильеве, очень меня радует, внешние события очень мало отражаются на глубинных процессах человеческой души, могучих течениях человеческой мысли. Талантливость бесконечна, неисчерпаема.

Я участвовал в 3-х Васильевских чтениях: год и два назад и могу сравнить их с последними (Всесоюзными в декабре 1989 г. – А.Х.). Конечно, те сейчас анекдотичны.

Сейчас вспомнил разговор свой с Устиновым по телефону о книге. Я намечтал себе подарочное издание, которое нужно делать с супера, хорошую драматургию книги, то есть макет и т.д. Тогда гравюры вошли бы в нее естественно. А так, как он предлагает: «Вопрос не идет об оформлении книги, а об использовании ваших гравюр в ней», — может не получиться, и не получится вернее всего. На 80 процентов, что не получится. Гравюры не были предназначены в книгу, они не выдержат уменьшения, или полиграфии, или еще чего.

Дело в том, что я умудрился окончить Алма-Атинское художественное училище как книжный график, делал в Алма-Ате книжки казахских поэтов (2 шт.). Какой-то опыт у меня есть, в основном теоретический. Книга должна быть задумана органично и сразу. Только так делаются произведения, а не монстры. Эти товарищи литераторы, в т.ч. Устинов, по-моему, не представляют этих трудностей, которые очень хорошо знает художественный редактор, который, по моему глубокому убеждению, плюнет и изматерится, глядя на мои работы. Пойми меня, пожалуйста.

К тому же эти работы существуют еще и в карандашной версии, которая, на мой взгляд, куда теплее и для книги подвижнее. Так что делать Васильева книжку – это специальная задача, отличная от моей серии.

Если ты мне разрешишь и сообщишь хотя бы самый общий замысел своей книги, я попытаюсь на этой стадии помечтать о ней. Книга – это великое дело.

Пока я не хожу в бассейн, врач мой говорит – рано, через месяц, но вот остается только представить тебя плывущим, в сауне и спортзале. Будь здоров.

События, я думаю, надвигаются. Пиши, ради Бога!

 

Виктор, Вера.

Большой привет близким.

 

23 янв(аря) 1990 г.

(подпись)

 

 

ТРЕТЬЕ ПИСЬМО В.Ф. ПОЛИКАРПОВА — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

(По почтовому штемпелю: Павлодар. 08.03.1990 г.)

 

 

Привет, Андрюша!

 

Я привык ждать твоих писем, просто как ждешь чего хорошего, весны, например, проталин, вот сейчас смотрю, и других вкуснятин. Жду. Думал в жизни уже нечего ждать.

Вчера приехал на поезде из Москвы со своей выставкой, которая была в Цен(тральном) Доме Литераторов. На втором этаже в фойе. Перед большим залом, где были торжества о Павле Васильеве. Ездили мы с Верой (жена В.Ф. Поликарпова – А.Х.), она брала отпуск на 10 дней у себя в училище, работ возил около 30, несколько циклов кроме васильевского. Купили купе, одно из мест заняли упакованные работы, все по уму, посадили нас и подвезли на машине из филармонии, встретил там на Казанском (вокзале – А.Х.) Володя Линчевский[9] на «Икарусе» из Госконцерта, не без приключений, так как поезд опоздал на 3 часа. Володя – мой товарищ по музучилищу, мы с ним играли на альтах в симфоническом оркестре, но это все внешнее, а главное – удивительная через всю уже жизнь какая-то незаслуженная, но тем более драгоценная дружба. Сейчас он зам(еститель) директора Союзконцерта, а Госконцерт этажом ниже на Неглинном переулке, 15. Возле ЦУМа и недалеко от Кремля.

Володя – отличный музыкант, окончил с отличием училище и с отличием Алма-Атинскую консерваторию по баяну. В нашей юности мы с ним были уверены, что все можем. Обжирались всякими занятиями искусством. Но Володя со временем стал директором Павлодарской филармонии, а потом на Всесоюзных семинарах директоров филармоний вышел в лидеры и получил личные связи с лучшими музыкантами и лучшими в то время организаторами музыки. Потом приглашение в Москву и т.д. Мне приятно о нем писать. Такая Джеко-Лондовская или Драйзеровская карьера всех может заинтересовать.

Мы с ним в воскресенье 18 февраля с 11 до 5 вечера вешали выставку мою, а Вера и дочь моя Надя помогали. Надя приехала из Свердловска, где она учится на 3-м курсе музпеда (Свердловское областное музыкально-педагогическое училище – А.Х.), поболеть за папу, побывать, похвастать и побегать по московским магазинам за помадами. Они очень мне помогли. Выставка получилась вроде скромно-нормальная: 22 работы, кроме Васильевского, циклы «Баян-Аул» — 3, «Август» — 3, «Время» — 4, мелочи разные. Мэтры, я думаю, не смотрели, хотя после Чтений, на банкете, Вера пригласила посмотреть выставку Алексея Яковлевича Маркова[10] Он назавтра пришел специально, полчаса провели в рассмотрении, и он наговорил приятных вещей, мол, боялся, что не понравится, что придется и т.д. Что, мол, «талантливо», что будем дружить семьями, что приглашает на свой 70-летний юбилей 23 февраля, тут же, только в Малом зале и т.д. Мы с Верой были на Юбилее, я подарил ему принародно с речью «Иртыш» подписанный. Расцеловались с седобородым Марковым, а вел передачу, то бишь встречу или юбилей, Егор Исаев[11]. Порядочные все-таки динозавры, как друг друга хвалили, все же 70 лет, но зеленеют инда, как большие деревья, старые. Мы были приглашены Марковым в «загашник» на банкет с Верой там – в ресторанах ЦДЛ, но потолкались, мест мало и благоразумно слиняли, извинившись назавтра по телефону и сославшись. Алексей Яковлевич сказал, что зря ушли, было тоже интересно. Но давайте дружить. Ребята! Давайте…

Нас еще пригласила дочь поэта Кедрина Дмитрия[12]. Были у нее дома, приняты по самому высокому разряду, со столом, уставленным напитками и разносолами, ее дети – Дима-художник в журналах с своей женой-художницей, младшей дочерью со своим юношей, мужем вторым – очень основательным серьезным москвичом, показывающим свои альбомы фотографий своей дочери от рождения и до, но главное – милая Светлана Дмитриевна, дочь Кедрина. Много рассказывала за Кедрина. Я сразу там у себя на выставке спросил, тот ли это поэт, который написал «Расцвели каштаны в Тусе…»? Она сказала: «Именно тот». Тогда я его знаю, конечно, не всё, и люблю. У нее возникла мысль поручить мне книгу, где будут напечатаны восточные поэмы Кедрина с моим оформлением. Она будет бегать по издательствам и пробивать эту книжку, а я помечтал, что хорошо ложатся на эту поэзию восточные миниатюры, может быть, «Бебур-Наме» или там что.

Хотя я еще даже не представляю себе себя в этом качестве. Но неожиданности со мной случаются даже чаще, чем я ожидаю. Кстати, ребята ее, работающие в полиграфии, в журналах, посмотрев мои работы, единодушно сказали, что уменьшения они никак не выдержат, это исключено, нужно знать размеры книги, и делать вещи один к одному на место, даже тот компромиссный вариант, о котором мы договорились с Володей Бояриновым (московский поэт, исследователь творчества П. Васильева – А.Х.) и которому Устинов поручил сотрудничать со мной по этой книжке персонально, этот вариант – фрагменты гравюр, может не получиться. Настолько важно, чтобы все было истинным, только сюда нужным. Нужно делать книгу. Вот я много слишком говорю об этом. Давно бы уже можно сделать.

Сейчас у меня, вот в поезде, я ехал три дня в тряске домой назад, все в разговорах сверлила мысль – что есть для нас поэзия? Что она для первого встречного в купе? Для шофера, инженера, его жены, что ему в моих рисунках? Как объяснить в телепередаче, которую хотят обо мне павлодарцы сделать сейчас, обещают, глубинную необходимость всего этого ДЛЯ ВСЕХ? Или нет такой необходимости? Необходимость поэзии Павла Васильева для нас?

Будь здоров, да будут здоровы твои дети и привет твоим близким, да будут они благословенны. Пиши.

Твои Виктор, Вера.

 

3 марта 1990 г.

 

P.S.

Прочитал вот и понял, что много не написал. Праздник начался с чтения речи своей Поделкова. Председательствовал Цыбин. Виктор Николаевич Васильев прочел «Тройку» Васильева Павла. Викт(ор) Ник(олаевич) был порядочно на взводе и очень эмоционально прочел. Дочь Наталья, В. Сорокин, критик Ростовцева, В. Кочетков, А. Преловский (известные литераторы советской эпохи – А.Х.), Сергей Куняев (сын гл. редактора журнала «Наш современник» С.Ю. Куняева, критик, исследователь творчества т.н. «крестьянских поэтов» — А.Х.) очень угловатый и худой нормально говорил резкими словами, стоя боком к микрофону. Потом Марков стихи читал, свои стихи о Васильеве, потом С. Черных наш, потом из театра стихи читал мужик из Станиславского, Мальцева, из Москонцерта еще один и казачий хор спел хорошие песни. Казачьи же. Гронская после Чтения устроила банкет, там говорили и читали, пришел Анат(олий) Поперечный[13] из другого зала ресторанчика, хорошо выпивший, и, наконец, сказал всем громогласно примерно, что все они дерьмо по сравнению с Павлом Васильевым, что это единственный гениальный поэт. Я думаю, все с ним согласились. Читал он «Лето», другие стихи. Устинов мне даже давал слово. Я махал руками, орал что-то. Потом Марков сказал, что я умею говорить.

Сплошные отрывки. Все должно устояться. Слишком все близко, а, может быть, мне неподвластно превратить все в литературу.

Будь здоров, Андрюша.

 

+

ПЕРВОЕ ПИСЬМО С.Е. ЧЕРНЫХ[14] — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

Дорогой Андрюша!

 

Признателен тебе за Новогоднее поздравление и вырезку из газеты «Боевая вахта» с твоей статьей «В Павлодар, к Васильеву». Молодец ты! Материал сделал добротный. Получился он не только информативным, но и проблемным. Спасибо за теплые слова, сказанные в мой адрес.

21 декабря 1989 года состоялось решение облисполкома о моем назначении заведующим архивным отделом, но, проработав два дня, я попросил ликвидировать решение; добровольно отказался от 470 руб. в месяц. Идиот? Конечно! Но не в деньгах счастье, хотя без них худо. Были причины. Дело чести.

27 декабря минувшего года «Литературная газета» на четвертой полосе обнародовала состав комиссии по литературному наследию П.Н. Васильева, где обнаружил свою фамилию. Думаю, что это забота С.А. Поделкова (московский авторитетный исследователь творчества П. Васильева – А.Х.).

20 декабря состоялся вечер поэзии (посвященный юбилею Павла Васильева – А.Х.) в областной библиотеке им. Пушкина. Васильевские чтения прошли также в ряде учебных заведений и трудовых коллективов Усть-Каменогорска (строительно-дорожный институт, педучилище, кооперативный техникум, школы, облкниготорг, Казтехпромарматура и т.д.). В январе с.г. намечается проведение Чтений в Зайсане (на родине поэта – А.Х.), Усть-Каменогорске и Алма-Ате с участием московских поэтов (в нашей области по инициативе и приглашению обкома партии, в Алма-Ате – Союза писателей Казахстана). Для областной газеты «Рудный Алтай» подготовил полосу, для обл(астного) радио – часовую передачу. Областной краеведческий музей организовал фотовыставки, а библиотеки – книжные выставки и вечера поэзии, посвященные 80-летию земляка.

Так что потихоньку суетимся.

Если вышла наша статья в двенадцатом номере журнала «Дальний Восток», то пришли, пожалуйста, одну книжку.

Хотя уже несколько дней шествует Новый год, на душе скверно. Думаю, пройдет. От тебя, Андрюша, всегда рад получить весточку. Написал тебе обо всем об этом на всякий случай. А вдруг пригодится?! Передал ли сб(орник) воспоминаний Владимиру Михайловичу (В.М. Тыцких – А.Х.)? Что он сказал о нем?

 

Всего тебе доброго!

Дружески, С. Черных (подпись)

 

г. Усть-Каменогорск

3 января 1990 г.

 

 

ВТОРОЕ ПИСЬМО С.Е. ЧЕРНЫХ — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

Добрый день, Андрей Юрьевич!

 

Журнал «Простор» с Вашей рецензией на сборник воспоминаний о П. Васильеве я Вам обязательно пришлю. Так что, не волнуйтесь.

У меня дела идут сумбурно. Приходится и на хлеб насущный зарабатывать, и переписку обширную вести, и на даче вкалывать, и решать много текущих дел. Правда, дачи как таковой еще нет, но есть земельный участок, на котором я работаю с удовольствием. Скажи мне три года назад, что я займусь садоводством и огородничеством, не поверил бы.

Получил официальное письмо из издательства (московского) о переиздании сб. воспоминаний (о П. Васильеве – А.Х.). Весь июнь и часть июля буду занят подготовкой рукописи и расклейкой для отправки в издательство.

18 июня с.г. на несколько дней вылетаю в Алма-Ату для решения ряда вопросов.

Не ко времени приходится строительство дачного домика, который взялся возвести один из кооперативов за сравнительно сходную цену.

Хотел в мае съездить в Павлодар почитать лекции о жизненном и творческом пути П.В. (Павла Васильева – А.Х.), но с оплатой командировочных возникла загвоздка, и я укатил в Зыряновск и Больше-Нарымский район по линии Общества «Знание», где заболел (простудился). Кроме чтения лекций, проводил работу по подготовке «Книги Памяти» о воинах, погибших в годы В(еликой) О(течественной) В(ойны), в которой я буду гл(авным) действ(ующим) лицом) (т.е. главным составителем книги – А.Х.). Уговорили-таки.

Вот так проистекает моя бестолковая жизнь, которая идет к завершению[15]. Хотя жить охота! М(ожет) б(ыть), Бог смилостивится и подкинет мне еще несколько годков! Будем жить надеждами.

Вам желаю здоровья и выхода на союзную орбиту, т.к. верю в Вашу звезду! Всего доброго!

 

Жму руку,

С. Черных (подпись)

 

г. Усть-Каменогорск

5 июня 1990 г.

 

 

+

 

ИЗ ПИСЕМ И МАТЕРИАЛОВ В.М. ТЫЦКИХ[16] — А.Ю. ХВАЛИНУ

 

16 августа 2017, 14:13.

 

«Здравствуй, Андрей! Спасибо. Крепко. Одно замечание: Васильев родился не в Павлодаре[17]. Его привезли в Павлодар малым ребенком из Зайсана. Это город недалеко (сравнительно) от Усть-Каменогорска. Маленькая из паутины справка о нем: «В официальных архивных данных указывается, что город получил название «Зайсан» между 1864-1868 годами. В 18 томе географической энциклопедии, выпущенной в 1903 году в Санкт-Петербурге издательством А.Ф. Дербиена указано, что «Первый камень города Зайсан заложен в 1864 году, когда большая часть территории уезда принадлежала России». А в 1864 году город Зайсан по указу царя стал называться станицей и был укреплен как крепость воинскими подразделениями под руководством генерал-майора инфантерии Л.Ф. Бакова. Крепость обрела большое значение, когда через таможенный пост Зайсан стали вывозить из Казахстана в Китай, Тибет, Синьзян шерсть, шкуры, лес и другое сырье, а завозить оттуда ткани, одежды и ручные изделия». Васильев родился в Зайсане. Храни Бог! Обнимаю».

 

Перу и сердцу В. Тыцких принадлежит мое любимое стихотворение, посвященное Павлу Васильеву:

 

Вернись туда! Там песнь твоя слышна.

Ты сам увидишь, возвратишься если:

Степная крепкокрылая весна

Летит на зов твоей горячей песни.

 

Вернись туда. В родимой стороне

Тебя поймут и ни о чем не спросят.

Еще не поздно. Свет горит в окне.

И свет-Наталья распускает косы.

 

Что птица-гусь, покуда жив орел?

Что рыба-язь – есть чудища доселе!

Твои скитанья – что ты в них обрел?

Твои друзья – зачем ты им поверил?

 

Прости их всех и воротись домой!

Зайсан глубок. Разбой иртышский гулок.

…Взошла звезда над вольной Бухтармой

И – рухнула в московский переулок.

 

Созданный после Всесоюзных Васильевских Чтений 1989 года дом-музей поэта[18] почти три десятилетия верой и правдой служил делу укрепления дружбы между народами. Ныне новая волна местного «реформаторства» бьет в его стены. На защиту музея П.Н. Васильева становятся деятели культуры и искусства из разных стран. В их ряду и деятели культуры Приморья: ректор Дальневосточной государственной академии искусств Чугунов А.М.; художественный руководитель Приморского краевого театра кукол, заслуженный деятель искусств России Бусаренко В.В.; председатель Приморского отделения Русского географического общества (Общества изучения Амурского края – ОИАК), доктор географических наук, профессор Бровко П.Ф.; председатель Приморского краевого фонда культуры Афиногенова М.А.; директор Приморской государственной публичной библиотеки им. А.М. Горького Брюханов А.Г.; и в их числе писатель, заслуженный работник культуры РФ Тыцких В.М.

В их письме в адрес нынешних павлодарских властей, в частности, говорится:

«Культурная общественность Владивостока и, в целом, Приморского края чрезвычайно огорчена и встревожена сообщением из Павлодара об изменении статуса Дома-музея великого евразийского поэта Павла Васильева. Известный на весь литературный мир, с самого основания самостоятельный, утвердившийся в сознании проживающих на всех континентах историков, литературоведов и любителей поэзии Павла Васильева как главный научный центр по изучению жизни и творчества поэта, популяризации его бесценного литературного наследия, мемориальный музей в Павлодаре, став филиалом литературного музея имени Бухар-Жырау, неизбежно утратит свои былые достоинства и возможности. Мы говорим об этом, основываясь на опыте «оптимизации» учреждений культуры, накопленном Россией за последние два десятилетия. С уверенностью свидетельствуем, что эта «оптимизация», принеся весьма сомнительную экономию, чрезвычайно плохо сказалась на состоянии и функциональных возможностях музеев, библиотек и всех других центров культуры, которые были подвержены реформированию.

Мы обращаемся к Вам с убедительной просьбой изыскать возможность и проявить политическую волю для сохранения Музея Павла Васильева в Павлодаре в его прежнем статусе. (…)».

 

Но не только музейная «овеществленная память» о гениальном русском поэте Павле Васильеве должна сохраняться в народе и передаваться в грядущие поколения, ведь «дети-то какими крепкими выросли» (П. Васильев). Им надо давать учить васильевские стихи, как «Отче наш» в церковно-приходской школе. Об этом наша печаль, в этом наша надежда. Приведу небольшую цитату из статьи В. Тыцких «Торопливо и жадно забытый. К 80-летию казни Павла Васильева» в приморской прессе:

 

«В Казахстане Павла Васильева изучают в школе в 5-м, 7-м, 11-м классах. В России о нём не знают ни школьные учителя, ни преподаватели вузов. Но повсеместно есть так называемый региональный компонент литературы. Во всяком случае, он предусмотрен образовательными стандартами. Не найдётся ли здесь места для Павла Васильева? Наверное, можно поразмышлять и о других делах. Было бы желание.

Поэт оставил бесценное богатство. Просто сберечь его — мало. Надо, чтобы оно всей своей небывалой мощью служило нам»[19].

 

+

 

Спустя почти два десятилетия после убийства святого Царя-страстотерпца Николая с Августейшей Семьей, день в день, 16 июля 1937 года в подвалах Лубянки изуверами коммунистического племени был замучен великий русский поэт Павел Васильев. Честные останки мученика до сих пор не обретены, установлена лишь общая могила «невостребованных прахов» на новом кладбище Донского монастыря, сам он посмертно реабилитирован. Но и до сих пор «русский шовинист, белогвардеец, певец казачества» Павел Васильев, как кость в горле у разноплеменных бездарей и глупцов, не понимающих, что любая новая революция и каждый русский бунт прокатится и по их трупам.

25 декабря (ст.ст.) 2019 года поэту Павлу Васильеву исполнится 110 лет. Надо бы отпраздновать, почтить «бедового», напророчившего нам «помилование»: «Будет вам помилование, люди, будет. // Про меня ж, бедового, спойте вы…» (П. Васильев). У Бога в России нет мертвых поэтов – все живы. «Толкнет тебя плечом: живи, пока живой!..» (В. Тыцких).

На днях впервые увидел поздний фотопортрет Павла Васильева и понял, почему сразу, еще тогда в 80-ых, полюбил его светлый образ, не раз виденный на других фотографиях иных лет: на этом снимке он так похож на моего молодого отца.

 

1989-2018 гг.

 

Андрей Хвалин

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Гронская Светлана Ивановна – дочь литератора Ивана Михайловича Гронского (наст. фам. Федулов, 1894-1985), оказавшего большое влияние на становление поэта П. Васильева. Гронский И.М. — советский общественный деятель, журналист, литературовед. Родился 30.10.1894 в с. Долматово (Ярославская обл.). С 1909 в Петербурге, участник революционного движения. В 1910 краткосрочно арестовывался. С 1912 публиковался в большевистских газетах «Звезда», «Правда». Участник Первой мировой войны, награжден Георгиевским крестом (1917). В октябре 1917 — комиссар 70-й пехотной дивизии на Двинском фронте, участник VIII Всероссийского съезда Советов. Член ВКП(б) с 1918. Во время Гражданской войны в политотделе РВС Восточного фронта (осень 1918 — весна 1919). В дальнейшем на партийной, советской, журналистской и преподавательской работе в г.г. Ярославле, Курске, Москве, Коломне. Окончил экономический факультет Института красной профессуры (Москва, 1925). С 1925 по 1934 работал в газете «Известия» (зав. отд. экономики, затем ответ. редактор). Одновременно с 1931 — гл. редактор журналов «Красная нива» и «Новый мир». В 1931-1933 один из инициаторов (вместе с М. Горьким) создания Литературного института. В 1932-1933 председатель Оргкомитета I съезда Союза советских писателей. В 1937 уволен из «Нового мира». 30.06.1938 вызван в НКВД, где был арестован 01.07.1938. Под следствием находился во Внутренней тюрьме НКВД на Лубянке, переведен в Лефортовскую, затем в Бутырскую тюрьму. Обвинялся в принадлежности «к антисоветской организации правых», «в подрывной вредительской работе на литературно-идеологическом фронте». Приговорен к 15 годам ИТЛ и 5 годам поражения в правах. Срок отбывал в Воркутлаге (Коми АССР), освобожден 01.04.1953, находился на спецпоселении в г. Актас (Казахская ССР). Вернулся в Москву в конце 1954 г. Реабилитирован.

Светлана Ивановна Гронская – жила с семьей. В мае 1954 г. вернулась в Москву. Собиратель и хранитель архива отца, архива своей тёти Елены Вяловой, второй жены Павла Васильева, секретарь Комиссии по литературному наследию Павла Васильева, автор документальной повести «Здесь я рассадил свои тополя» (М., 2005) о Вяловой и Васильеве, составитель и редактор воспоминаний и книг, посвящённых Павлу Васильеву, Елене Вяловой, своим отцу и маме — Ивану Гронскому и Лидии Гронской.

 

[2] Хвалин Андрей Юрьевич (р. 1959) – литературный критик, писатель. Жизни и творчеству П.Н. Васильева посвящены следующие его исследования: Андрей Хвалин. Взойдет звезда. О поэзии Павла Васильева. // Тихоокеанский комсомолец. — 1988. — 17 декабря; Андрей Хвалин. Мы не отречемся… «Боевая вахта», апрель 1989 г.; Хвалин А. Русский Азиат: [Творчество П. Васильева] // Литературная учеба. – 1990. — № 4. – 158 – 163; Хвалин А. Неоконченный портрет // Простор. -1990. -№7. -С. 155-157. — Рец. на кн.: «Воспоминания о Павле Васильеве»: Сборник / Сост. С.Е. Черных, Г.А. Тюрин. — Алма-Ата: Жазушы, 1989. -301с.; и др.

 

[3] Вялова Елена Александровна (1909-1989) – вторая жена поэта П.Н. Васильева, проживавшая в Москве. Родилась в городе Оса Пермской губернии. Отец – Александр Алексеевич Вялов, закончил с отличием Казанский университет, был провизором. Мать – Елизавета Ивановна Мокрова, окончила в Казани акушерские курсы, работала фельдшерицей в больницах Мензелинска, Елабуги, Осы, знала немецкий и французский языки. Училась Елена в бывшей гимназии Петершуле в Ленинграде, там же окончила девятилетку. В 1927–1928 гг. в поисках работы переезжает в Москву к сестре Лидии, которая была замужем за Иваном Михайловичем Гронским, в то время исполняющим обязанности заместителя главного редактора газеты «Известия». Работает библиотекарем, а затем секретарем в общем отделе издательства «Федерация». В 1933 г. выходит замуж за Павла Николаевича Васильева — в тот период работника газеты «Известия». 7 февраля 1938 г. была арестована и осуждена. Находилась в в заключении, в лагерях и на поселении до 1956 г. Впоследствии реабилитирована. В 1957 г., по заявлению Елены Вяловой, была образована Комиссия по литературному наследию П.Н. Васильева. В 1989 г. приняла участие в Сборнике «Воспоминания о Павле Васильеве» по итогам  Первых Всесоюзных Васильевских чтений в Павлодаре.

 

[4] Газета Тихоокеанского флота «Боевая вахта» со статьей А. Хвалина «В Павлодар, к Васильеву».

 

[5] Васильев Виктор Николаевич (1919-2006) – один из родных братьев, наряду с Борисом и Львом, поэта Павла Васильева. Член Союза писателей России. Участник Великой Отечественной войны. Воевал под Сталинградом и Харьковом, участвовал в Орловско-Курской операции. Награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги». В 1943 г. арестован – формально за чтение фашистской листовки, но, разумеется, припомнили и брата. Узник ГУЛАГа (1943-1953 гг.). Был в лагерях «Усольлаг» – Северный Урал. Долгие годы носил клеймо брата «врага народа».  После десяти лет лагерей проживал в г. Омске. Человек удивительной неуемной энергии. По нему можно было представить в какой-то степени о той творческой и жизненной мощи, которой обладал Павел Васильев. В то время, когда состоялось наше знакомство, В.Н. Васильев занимался литературным трудом. Публиковался в журналах «Сибирские огни» (1963), «Молодая гвардия» (1985), «Трезвость и культура» (1987), в местной печати. Его стихи и проза публиковались и в газете «Боевая вахта», где тогда работал А. Хвалин.

 

[6] Музалевский Сергей Алексеевич (1928-2000) – павлодарский журналист, поэт, краевед, исследователь творчества Павла Васильева. Окончил в 1955 г. факультет журналистики Казахского государственного университета, работал корреспондентом «Павлодарской правды», ответственным секретарем «Звезды Прииртышья». Один из первых васильеведов. В 1956 году возглавил литературное объединение Павлодара, добился присвоения ему имени Павла Васильева, ежегодно организовывал Васильевские чтения. На 80-летие П.Н. Васильева в декабре 1989 года С.А. Музалевский пригласил гостей из Москвы и Владивостока, из Омска и Новосибирска, из Усть-Каменогорска, Рязани и Петропавловска. Один из создателей музея Павла Васильева в Павлодаре. К 70-летию С.А. Музалевского вышел небольшой сборник стихов «Любовь и тревога». Сборник «Я жадно жег костёр души…» выпущен посмертно. С. А. Музалевский известен и как художник. В 60-70 гг. ХХ в. проводились выставки его полотен.

 

[7] Поликарпов Виктор Федорович (15 ноября 1938) павлодарский художник, график, великолепный мастер офорта, неизменный участник Васильевских Чтений, создатель цикла художественных работ по мотивам произведений Павла Васильева. Член Союза художников Республики Казахстан с 1990 года. Окончил Павлодарское музыкальное училище имени П.И. Чайковского по классу альта и Алма-Атинское художественное училище имени Н.В. Гоголя в 1971 г. Работы экспонировались на областных, республиканских, Всесоюзных выставках дизайна и графики. Принимал активное участие в создании дома-музея Павла Васильева, отреставрировал Библию, кресло, столик.

Персональные выставки прошли в Павлодаре (1988, 1994), в Москве (1990), в Алматы (2001). В. Поликарповым выполнены циклы-размышления «К поэзии Павла Васильева», «К наследию Абу Наср Мухаммада аль-Фараби», «К поэзии Жака Превера» и другие циклы и отдельные графические листы. Офорты из серии «К поэзии Павла Васильева» опубликованы в республиканских журналах «Простор» (1991, № 3), «Нива» (1996, № 1). Благодаря офортам художника из цикла «Читая Павла Васильева» «слышимое становится видимым, образно-поэтически зримым». В. Поликарпов награжден орденом «Знак Почета», медалью «За трудовую доблесть». В 2010 году стал лауреатом республиканской премии им. поэта Павла Васильева. Работы художника находятся в музеях Казахстана, в Советском Фонде Культуры (1990 г.), в личной коллекции М. Плисецкой, в частных коллекциях Австралии, Австрии, Германии, Канады, России, США, Франции, Японии.

 

[8] Офорт «Свадьба» работы В. Поликарпова по мотивам произведений П. Васильева, подаренный художником и А. Хвалину.

 

[9] Линчевский Владимир Николаевич (1942) – музыкант, заслуженный работник культуры Казахской ССР (1979), один из директоров Павлодарской областной филармонии им. Исы Байзакова в 1970-80-ые гг. Позже в Союзконцерте. Родился в 1942 году в г. Павлодаре. Окончил Павлодарское музыкальное училище им. П.И. Чайковского (1963) и Алма-Атинскую консерваторию (1968). В 1967-1968 гг. – преподаватель-музыковед в Павлодарском музыкальном училище. В 1968-1972 гг. – художественный руководитель областной филармонии, в 1972-1984 гг. — директор Павлодарской областной филармонии им. Исы Байзакова. С 1984 г. работает и проживает в Москве.

 

[10] Марков Алексей Яковлевич (1920-1992) — русский поэт и переводчик, общественный деятель. Первые стихи опубликовал в 1940 году. Участник Великой Отечественной войны. В 1951 г. окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Автор поэм «Вышки в море» (1952), «Настенька» (1960), исторических поэм «Михайло Ломоносов» (1956), «Ермак» (1962), оды «Слово о народе» (1958), сборников «Ветер в лицо» (1956), «Осенний гром» (1961), «Огонь на себя» (1963), «Снова в дорогу» (1966), «Моя земля» (1968), «Стрелы» (1968) и др. Участвовал в заседаниях Русского клуба. Ведущий и участник ряда литературных вечеров, в 1-й половине 80-х. Скончался Алексей Марков 31 августа 1992 года, похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

 

[11] Исаев Егор (Георгий) Александрович (1926-2013) – русский поэт и публицист советского периода российской истории, лауреат Ленинской премии (1980), Герой Социалистического Труда (1986), секретарь Союза писателей СССР.

 

[12] Кедрин Дмитрий Борисович (1907-1945) – российский советский поэт, переводчик, журналист; дочь поэта Светлана Дмитриевна Кедрина (р. 1934) — поэт, прозаик, исследователь творчества отца.

 

[13] Поперечный Анатолий Григорьевич (1934-2014) – русский поэт, автор стихов многих популярных песен. В 1954 г. окончил Ленинградский государственный педагогический институт им. А.И. Герцена. Заведовал отделом поэзии в московском журнале «Октябрь». Анатолий Поперечный — автор 22 сборников поэм и стихов.

 

[14] Черных Станислав Евгеньевич (1934-1991) – отличник архивного дела, заслуженный работник культуры Казахской ССР, член Союза писателей СССР. Родился 31 октября 1934 года в г. Усть-Каменогорске. Окончил Павлодарскую авиационную школу первоначального обучения летчиков и Сталинградское военное училище летчиков-испытателей в Новосибирске, служил в боевых авиачастях на Урале, летал на реактивных истребителях. Во время летной работы получил травму позвоночника и в декабре 1960 года был уволен в запас в звании капитана. В 1967 году с отличием окончил заочное отделение Московского государственного историко-архивного института. С 1965 по 1988 возглавлял государственный архив Восточно-Казахстанской области.

Постоянно вел исследовательскую работу. Печатался во многих журналах областного, республиканского и союзного значения: «Простор», «Дальний Восток», «Молодая гвардия», «Советские архивы», «Уральский следопыт» и др. Принимал участие в подготовке к изданию сборников: «Бесстрашные» (1964), «Герои Советского Союза – казахстанцы» (1968), «Герои Социалистического Труда – казахстанцы» (1969), «Очерки истории «Рудного Алтая» (1970), «Прииртышье мое» в 2-х томах (1988, 1990). Под его руководством были подготовлены к печати и вышли в свет сборники «Они сражались за Родину» (1985), «Город рабочей доблести» (1986), «Зыряновск» (1991) и др. издания. Всего насчитывается около 150 печатных трудов в журналах и сборниках и около 1000 публикаций в газетах. Много лет С.Е. Черных работал в области документальной прозы. В 1981 году увидела свет его первая книга историко-документальных очерков «С берегов Иртыша». Затем последовали книги «Одна, но пламенная страсть» (1986) и «Под небом Алтая» (1988), написанные в жанре художественной биографии. Более 20-ти лет С.Е. Черных посвятил изучению жизненного и творческого пути поэта П.Н. Васильева. Результатом многолетнего труда является сборник «Воспоминания о Павле Васильеве» (1989), серия статей и очерков в различных изданиях, получивших всесоюзное признание. 14 декабря 1991 года Черных С.Е. скончался после продолжительной болезни.

 

[15] С.Е. Черных к тому времени был уже тяжело неизлечимо болен.

 

[16] Тыцких Владимир Михайлович (1949) – уроженец г. Риддер (в 1941-2002 г. Лениногорск) Восточно-Казахстанской обл.; русский поэт, прозаик, публицист, заслуженный работник культуры РФ. Окончил Усть-Каменогорское медицинское училище (1967 г.), Киевское высшее военно-морское политическое училище (1973 г.). Служил офицером на Дважды Краснознаменном Балтийском флоте (Лиепая) и на Краснознаменном Тихоокеанском флоте, в том числе в редакции газеты КТОФ «Боевая вахта». После увольнения в запас в 1990-1996 – ответственный секретарь Приморской писательской организации Союза писателей России. Печатался в журналах: «Байкал», «Бежин луг», «День и ночь», «Звезда», «Знамя», «Москва», «Московский вестник», «Наш современник», «Октябрь», «Пограничник», «Простор», «Сибирские огни», «Смена», «Советский воин», «Студенческий меридиан», «Юность» и др. Отмечен лауреатскими званиями в Москве, Хабаровске, Владивостоке, Нью-Йорке. Автор многочисленных книг поэзии и прозы. Живет во Владивостоке.

 

[17] В первой части статьи «Я не отрекаюсь» сказано: «Минуло больше четверти века с тех пор, как в Павлодаре, на исконно казачьих землях – родине русского поэта Павла Васильева, прошли Первые Всесоюзные чтения, посвященные его 80-летию», что позволяло, на мой взгляд, расширительно толковать понятие «малая родина» по отношению к Павлу Васильеву, подразумевая под этим, конечно, и само место рождения поэта – Зайсан. Строго говоря, В.М. Тыцких абсолютно прав со своей стороны, делая уточнение. В конце концов, если возникло недопонимание с читателем, то всегда виноват пишущий. Как бы там ни было, но, уверен, приводимая в письме В.М. Тыцких информация о месте рождения П. Васильева – городе Зайсане будет полезна любителям творчества поэта.

 

[18] В декабре 1990 года литературный отдел Музея литературы и искусства им. Бухар-Жырау, занимавшийся изучением творчества П. Васильева, переехал в исторический дом поэта, построенный в 1866 году и принадлежавший деду поэта М. Ржанникову. А в 1995 году Дому-музею Павла Васильева был присвоен статус Мемориального Дома-музея. С марта 1999-го – это Государственное казенное коммунальное предприятие. Сейчас Дом-музей признан методическим центром по вопросам изучения жизни и творчества Павла Васильева.

Сюда приезжают васильеведы всех стран для изучения материалов из фондов. В настоящее время Дом-музей проводит научно-исследовательскую работу по изучению поэтического окружения Васильева в 1920 – 1930-е годы, творчества поэтов-современников П. Васильева, для которых Казахстан стал второй родиной.

Директор мемориального Дома-музея П. Васильева Закия Саясатовна Мерц убеждена: перевод в филиал не спасет, экономия не такая уж большая. И потом, неужели сейчас ситуация гораздо сложнее, чем она была тогда, когда музей открывали в 1990-х, и он стал самостоятельным? Да, мы себя не окупаем, как нам говорят, мы не умеем зарабатывать деньги. Но музеи — это заведения, основной задачей которых не является приносить финансовую прибыль. Должны быть дотации. Государство должно поддерживать культуру.

«Неужели нужны только деньги, выгода и больше ничего? — говорит З. Мерц. — С другой стороны, чтобы получать прибыль из заведения, даже пусть культурного, надо вкладывать что-то. В наших двух комнатках нет вентиляции, нет даже форточек. Трудно в таких условиях делать какие-то деньги. Но мы все равно делаем план. И в то же время мы много мероприятий проводим бесплатно — выезжаем в колонии, в приюты к сиротам, в дом престарелых. Мы не можем с них брать деньги, понимаете? У нас впереди юбилей — 25 лет. Но сейчас нам не до него, честно говоря. Хотя была задумка пригласить васильеведов, которые стояли у истоков музея. Научную конференцию мы уже провели в прошлом году в ПГПИ (Павлодарский государственный педагогический институт – А.Х.), причем полностью на собственные средства, дополнительно нас никто не финансировал. Издали 30 сборников, и отзывы были очень хорошие. … Сейчас стать филиалом музея Бухар-Жырау – это шаг назад. Мы уже из него выросли: были его отделом, но переросли в 1995 году в самостоятельный музей. Такая экономия – это несерьезно. И потом, Павлодар в мире многие знают по Дому-музею Павла Васильева».

Надеемся, что павлодарский музей Павла Васильева устоит. Это имя — часть культуры русско-казахского взаимодействия и единства.

 

[19] Тыцких В. Торопливо и жадно забытый. К 80-летию казни Павла Васильева. // «Утро России». 15 июля 2017 г., суббота. № 53(5213).

 

Comments are closed.