МОРИС ПАЛЕОЛОГ ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Торжественное заседание Французского Института 25 октября 1935 года.

«ПАРИЖСКАЯ ТЕТРАДЬ» получена из Франции вместе с другими историческими артефактами русского рассеяния, возникшего в мире после революции 1917 года. Она собиралась на протяжении многих лет одним русским эмигрантом и представляет собой сборник вырезок из русскоязычных газет, издаваемых во Франции. Они посвящены осмыслению остросовременной для нынешней России темы: как стало возможным свержение монархии и революция? Также в статьях речь идет о судьбах Царской Семьи, других членов Династии Романовых, об исторических принципах российской государственности. Газетные вырезки читались с превеликим вниманием: они испещрены подчеркиванием красным и синим карандашами. В том, что прославление святых Царских мучеников, в конце концов, состоялось всей полнотой Русской Православной Церкви, есть вклад авторов статей из ПАРИЖСКОЙ ТЕТРАДИ и ее составителя. Благодарю их и помню.

МОРИС ПАЛЕОЛОГ ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ
Из серии «Париж XXI века». Бюст Государя Императора Николая II в Русском доме в Сент-Женевьев-де-Буа. Фото А. Хвалина.

Монархический Париж является неотъемлемой частью Русского мира. Он тесно связан с нашей родиной и питается ее живительными силами, выражаемыми понятием Святая Русь. Ныне Россию и Францию, помимо прочего, объединяет молитва Царственным страстотерпцам. Поэтому у франко-российского союза есть будущее.

+

Ha торжественном годовом заседании Французского Института в составе пяти академий бывший посол в России Морис Палеолог[1] произнес речь от имени Французской Академии об Екатеринбургском злодеянии.

Изложив ход событий по данным следователя Соколова и графа В.Н. Коковцова, г. Палеолог в особенности обратил внимание на ту лицемерную трусость, которую большевики проявили в этом случае. Народный комиссар Чичерин сказал французскому консулу Гренару:

– К несчастью — это правда, Николай Романов расстрелян, но советская власть тут не при чем. Это прискорбное событие произошло без нашего ведома. Это сделал екатеринбургский совет. Мы еще ничего не знаем о других членах Царской Семьи.

– К чему же эта наглая ложь, в которой так долго упорствовали Ленин и его приспешники? — спрашивает Палеолог и далее припомнил о других казнях монархов — Карла I — в Англии, Людовика ХVI.

МОРИС ПАЛЕОЛОГ ОБ УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ
Страница газеты со статьей о выступлении М. Палеолога на Торжественном заседании Французского института 25 октября 1935 года.

– Конечно, — сказал Палеодог, — в смертных приговорах 27 января 1649 года и 20 января 1793 года юридическая формальность — только фикция, только лицемерие. Тем не менее, сложный аппарат процедуры мог несколько успокоить судей, создать у них иллюзию, что они творят справедливость. Никаких подобных соображений не было в уме у московских правителей, когда они решили истребить императорскую семью. Холодно, без всякого проблеска совести или чувствительности они отдали приказ о казни. Мне все же кажется, что они проявили некоторую слабость в исполнении своего злодеяния. Почему не провозгласить открыто, что они расстреляли «тирана», его жену и их потомство? Маккиавелли восторгался гордостью Цезаря Борджиа, с которой тот открыто хвалился своими кровавыми подвигами. Макиавелли поздравлял его однажды с тем, что он совершил «великолепное злодейство». Но и с этой стороны, в Екатеринбургской трагедии нет ничего великолепного. Эти ужасы, которых не придумал бы никакой Шекспир, остаются одним из самых отвратительных преступлений, когда-либо пятнавших летопись какого-либо режима.

Петр Ермаков, принимавший в убийстве царской семьи, вместе с Юровским, непосредственное участие, жив и поныне. Год тому назад его разыскал в СССР известный американский журналист Галибуртон[2] (так в тексте, в другом варианте Халлибёртон – А.Х.).

— Юровский, — рассказал Ермаков Галибуртону — перед расстрелом категорически запретил мне и Ваганову стрелять в Царя, ибо желал лично его убить. Он также взял на себя и убийство наследника. Мне пришлось убить императрицу, доктора Боткина, повара и лакея. Ваганов стрелял в великих княжон. Ольга и Татьяна лежали на полу в предсмертных муках. Две младшие великие княжны, Мария и Анастасия, лежали рядом с убитым доктором Боткиным. Царевич еще жил. Тогда Юровский добил его двумя выстрелами в голову. Когда заметили, что Анастасия еще подает признаки жизни, мы перевернули ее. Она вскрикнула. Один из красноармейцев, пришедших к этому времени в подвал, нанес ей прикладом удар по голове, и великая княжна Анастасия умолкла навеки…·

Примечание:

[1] Жорж Морис Палеолог (Georges Maurice Paléologue, 1859-1944) — французский политик, дипломат; посол Франции в России (1914-1917). Как политик проводил антигерманскую и пророссийскую позиции. Писатель, пожизненный Член Французской академии.

[2] Ричард Халлибёртон (Richard Halliburton, 1900-1939) американский путешественник и писатель. Окончил Принстонский университет. Посетил Европу, Панамский канал, Южную Америку, Индию и др. В 1930 году совершил воздушное кругосветное путешествие, побывав в 34 странах.

Его книги о путешествиях «Королевская дорога к романтике», «Славное приключение», «Новые миры для завоевания», «Летающий ковер» стали бестселлерами.

В своём последнем путешествии на специально построенной 23-х метровой традиционной китайской лодке «Морской дракон» из Гонконга в Сан-Франциско пропал в море. Он был объявлен мертвым 5 октября 1939 года Мемфисским судом. Его пустая могила находится на кладбище Форест-Хилл в Мемфисе на участке семьи Халлибёртон.

В начале 1934 года «Синдикат Белл» заключил контракт с газетами на всей территории Соединенных Штатов для публикации еженедельных тематических рассказов, подготовленных Халлибёртоном. Как журналист, он встречался с главами государств от перуанского диктатора Аугусто Легии, до императора Эфиопии Хайле Селассие, последнего императора Китая, иракского короля Фейсала аль-Хусейна и его сына наследного принца. В этот ряд можно поставить и интервью с одним из палачей Царской Семьи, свергнутой с российского престола Династии Романовых, П. Ермаковым, о котором говорит М. Палеолог.