«ВЕКОВОЕ СОЧУВСТВИЕ К СУДЬБЕ ХРИСТИАН»

О духовной силе России, которую никто не в силах у нее оспаривать или отнять

На страницах «Имперского архива» уже публиковались материалы о конфликте Константинопольского Патриархата с Оттоманской Портой, что помешало Наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу посетить Царьград и Иерусалим в 1890 году в ходе своего путешествия на Восток.

(http://archive-khvalin.ru/cesarevich-otkazalsya-ot-poezdki-v-konstantinopol-i-ierusalim/)

Сегодня мы публикуем два новых архивных материала, проливающие свет на конкретную ситуацию и показывающие какое высокое положение занимала православная самодержавная Российская Империя в христианском и иноверном мире. Эти документы – послания министру иностранных дел Н.К. Гирсу от советника посольства в Константинополе действительного статского советника В.В. Жадовского (1836-1916) и российского посла в Оттоманской Порте тайного советника А.И. Нелидова (1835-1910), отправленные из пригородного района Константинополя Буюкдере, где с начале XVIII века было открыто первое российское дипломатическое представительство в Османской империи.

«ВЕКОВОЕ СОЧУВСТВИЕ К СУДЬБЕ ХРИСТИАН»
Стамбул. Фото И. Бугаевой

+

Вход. № 596

Депеша д.с.с. Жадовского

Буюкдере 27 авг./8 сент. 1890 г. № 121

(…)

«В разглашенном молвою предстоящем приезде в Царьград Государя Цесаревича, Православный мир видит знамение Провидения и лучший залог успеха к восстановлению благоденствия православного населения Востока. Он не может допустить, чтобы Султан надеялся на честь увидеть в своей столице первородного Сына Православного Царя в момент ничем не оправдываемого угнетения Церкви и посягательства на ее вековые права, торжественно освященные договорами и не раз восстановленные в прошлом ценою русской крови.

Я желал бы, чтобы прибытие Цесаревича на Восток ознаменовано было сердечным взрывом благородного восторга Православного Мира и проявлением той духовной силы России, которую никто не в силах у нее оспаривать или отнять».

+

Вход. № 670

Доверительная депеша т.с. Нелидова

Буюкдере 27 сент./9 октября 1890 г. № 131

«На другой день после моего приезда в Константинополь секретарь Султана явился ко мне с приветствием от имени Его Высочества и с запросом, сущность коего, а равно и моего ответа я счел должным представить Вашему Высокопревосходительству телеграммою от 20-го сентября. Как бы не поняв внушения, сделанного Вашим Высокопревосходительством Хусни-Паше относительно затруднительности прибытия в настоящих обстоятельствах Государя Наследника Цесаревича в Константинополь, Абдул-Хамид спрашивал, что мне известно об этом обстоятельстве.

Я ответил посланному Падишихом, что высказанные Вашим Высокопревосходительством соображения, хотя и были лишь выражением личного Вашего мнения, но основаны на столь веских доводах, что должны быть приняты во серьезное внимание. «Наше вековое сочувствие к судьбе христиан и доверие последних к России всем известны», — сказал я. «Мы всегда открыто высказывались в их пользу, и Турецкое Правительство, сознавая бескорыстие нашего за них заступничества, обыкновенно внимательно относилось к нашим представлениям. К тому же, по обычаям Императорского Дома, Члены Оного, которые приезжали в Константинополь, обыкновенно посещали Патриархию и находили со стороны Своих единоверцев сочувственную встречу. Каково же было бы положение Наследника Русского Престола, если бы прибыв в Константинополь, он нашел Патриархию запертою, как о том идет ныне речь, а христианское население столицы погруженным в скорбь. В силу доверия, питаемого православными к сочувствию России, они, быть может, попытались бы излить перед Его Императорским Высочеством свои сетования, представить Ему просьбы, которые Великому Князю одинаково затруднительно было бы и принять, и отклонить. Положение самого Султана стало бы в таком случае, крайне неловким. Он должен был бы или допустить эти демонстрации, или запретить их и тем отнять у местного населения возможность оказать Его Августейшему Гостю то внимание, с которым жители столицы привыкли относиться к Высоким Посетителям их Государя.

(…)

Абдул-Хамиду очевидно неприятно было бы из-за внутреннего вопроса лишиться чести и удовольствия принять у Себя Государя Наследника Цесаревича. Как кажется, Он именно для отстранения этого затруднения и приказал поскорее изыскать пути соглашения с Патриархиею, но, спрашивается, будет ли достаточно материального времени, чтобы даже в случае успеха, подготовить все необходимые условия для достойного приема Его Императорского Высочества. С другой стороны, по поводу предполагаемого посещения Великими Князьями Сирии и Палестины, я долгом считаю заметить, что на берегах Сирии уже показалась холера, а в Палестине царит в среде Церкви весьма неприглядная неурядица».

+

Благодаря усилиям российской дипломатии, направляемой державной волей Императора-Миротворца Александра III, конфликт между Константинопольской патриархией и турецким правительством удалось благополучно разрешить. Но на это потребовалось время и искусные усилия российских дипломатов. В результате Наследник Цесаревич вынужден был миновать Царьград и Иерусалим, которые он мечтал посетить.

Публикуется по: Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. 151. Политархив. Оп. 482. Д. 3569. Лл. 56-57; 95-97.

Предисловие и публикация Андрея Хвалина