40-я Неделя: с 21-го по 27-ое июля 1891 года

21-го июля. Воскресение.

Выехал в 7 час(ов) при чудесной погоде и прохладном ветре. Как в Томской губернии, до завтрака ехал с Владимиром Григорьевичем (Басаргиным – А.Х.)[1], а после него с Владимиром Анатольевичем (Барятинским – А.Х.)[2]. В поселке Крутоярском недавно случился пожар, от которого сгорело 140 дворов из 370; поэтому выдал поселковому атаману 600 рублей для раздачи наиболее пострадавшим. Прошлый год, а особенно нынешний чрезвычайно несчастные для Оренбургского войска, кроме неурожая от засухи, кобылка (мелкий вид саранчи) уничтожила все травы, так что кроме голода населению угрожает опасность сильно пострадать от падежа скота. Ужасно грустно! А главное досадно, что эти бедствия совпали с моим проездом! До сих пор во всех местах Сибири, по которым мне приходилось проезжать, урожаи обещали быть необычайными, а здесь напротив того! На предпоследней станции казачьи дамы III военного отдела поднесли мне сделанный их руками ковер. Оттуда меня снова конвоировал взвод маленьких молодцов, джигитовавших все время рядом с коляской. Приехал в г(ород) Троицк в 5 час(ов); перед аркой выстроились: шестисотенный льгот(ный) полк, конная батарея № 6-я и сотня казачат. Дальше встретили депутации: городская, мещанская и от мусульманского населения. Пыль стояла тучей над улицей от бежавшей толпы; опять из окон, как в Петропавловске, смотрели хорошенькие татарки.

40-я Неделя: с 21-го по 27-ое июля 1891 года
Уральское казачье войско. Из книги: Ухтомский Э.Э. «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (В 1890-1891). СПб. 1897. Т. III. Ч. VI.

Из собора (Михайловского — А.Х.)[3] прошел пешком к дому купца Зарубина[4], где стояло два почет(ных) караула: от казаков и местной команды; также были депутации: от Пермского дворянства и земства, от Челябинска и Златоуста; оружейный завод прислал мне шашку и топор отличной работы. Приехал фельдъегерь с дорогими письмами из дому; слава Богу, все благополучно и всего осталось до свидания 12 дней; меня уже теперь бросает в жар при одной этой мысли.

Отлично вымывшись, сел в 8 час(ов) обедать с некоторыми приглашенными. Скорбел, что пришлось одному проводить канун именин милой Мама, о завтрашнем дне я не говорю, так мне это тяжело!

22-го июля. Понедельник.

Вероятно, раз в жизни придется мне проводить этот дорогой день, как я его провел в этом году[5].

В 7 ¼ отправился в собор к обедне и молебну (Свято-Троицкий собор – А.Х.)[6], после чего на городской площади сделал смотр № 11-му льгот(ному) полку и № 6-му, батарее и сотне казачат; я нашел их в превосходном виде, батарея имела особенно лихой вид. Осмотрев выставку чугунных вещей в павильоне посреди той же пыльной площади и посетив гимназию и женский Троицкий монастырь[7], выехал из города с большим конвоем. Казаки и казачата выделывали самые невозможные вещи на седле. Перед завтраком на одной из перепряжек мне показали добывание золота посредством толчения твердых пород бегунами (приспособление для добычи золота — А.Х.), вроде тех, которые употребляются на пороховых заводах. Въехал в район II военного отдела. Во время перепряжек заходил в дома священников, казаков и муллов, где пил чай, молоко и кумыс. Приехал в г(ород) Верхнеуральск с полнейшей темнотой около 11 час(ов). Последнюю станцию ехал при свете факелов – очень оригинально, отчасти напоминало Спалу[8]! Встречи не было, у дома общественного правления стоял почетный караул казаков георгиевских кавалеров и городская депутация; правда, за городом в темноте выстроились вдоль дороги льготный полк и батарея. Получил телеграмму от милой Мама с известием о назначении его флигель-адъютантом! Обедали в 12 и пили здоровье Мама!

23-го июля. Вторник.

Утром принял депутации у подъезда и заехал в собор; у выезда из города сделал смотр № 10-му льготному полку; № 5-ой батарее и сотне казачат; полк и батарея мне понравились более, чем вчера в Троицке. Ездил на седле, поднесенном мне в одной из станиц Оренбургского войска. Повернул на юг к Орску; солнце было прямо в лицо и жарило изо всех сил; все-таки ехал отлично по 15 верст в час. Завтракал в станице Магнитной. Приехал на ночлег в поселок Грязнушенский около 10 час(ов), в доме было очень душно; обедал тотчас по приезде, хотя спать хотелось страшно.

24-го июля. Среда.

Выехал дальше в 7 час(ов) с ужасной жарой и отчаянной пылью, которая столбом следовала над коляской благодаря попутному ветру. Все-таки ехал скоро и на все станции поспевал вовремя. По временам показывался Урал с левой стороны; сегодня второй день, что мы едем прямо на юг. В 8 ½ приехал в г(ород) Орск; заехав в собор и в дом одного купца, отправился в Тургайскую область, граница которой проходит в 2-х вер(стах) от города. У триумфальной арки встретил военный губернатор ген(ерал) Барабаш[9] с бывшим правителем киргизов и всеми их знатными представителями в богатейших одеждах. Старик-правитель прочел адрес по-киргизски и поднес хлеб-соль от имени всех остальных. По обеим сторонам дороги стояли юрты, красиво иллюминованные, до самого дома Тургайской заводской конюшни на расстояние версты. В этом доме было приготовлено помещение; в нем чувствовалось что-то уютное, потому что он стоит посреди голой степи, вдали от суеты и дрязги людских! Ротмистр Ревякин управляет этой конюшней. Обедал в 10 час(ов), спать хотелось страшно.

25-го июля. Четверг.

Отлично выспался и был готов к 8 час(ам), ко времени раздачи подарков и медалей знатным киргизам; они мне подвели типичную лошадь с богатым седлом. Во время скачек верблюдов смотрел лошадей, приведенных в сад из конюшни и из табуна. Затем произошла 24-х вер(стная) скачка киргизят, которую они проскакали поразительно скоро, в 39 минут; в Омске мальчишки сделали расстояние в 10 верст в 15 мин(ут) 15 сек(унд) – удивительная скорость, причем и седоки, и лошади приходили в очень свежем виде.

Простившись с гостеприимными киргизами, проехал сквозь аллею их юрт под арку при столплении людей, лошадей и экипажей, производивших страшный сумбур и пыль, сцепился с какой-то телегой без людей, к счастию, без последствий. Проехал, не останавливаясь, чрез Орск к Губерлинским горам. Приятно было снова увидеть деревья и растительность у реки после стольких дней езды по бесплодным степям. В 10 часов с темнотой приехал в поселок Верхнеозерной, где остановился на последний ночлег. Хозяйка дома, знаменитая по выделке Оренбургских шалей, поднесла мне несколько штук с хлеб-солью, а также мягкое одеяло из лебяжьего пуха. Сегодня и в других станицах казачки подносили массу таких платков. За обедом пели казаки и башкиры, наигрывали на своих свирелях довольно мелодичные звуки.

26-го июля. Пятница.

40-я Неделя: с 21-го по 27-ое июля 1891 года
Визит Цесаревича Николая в Оренбург. Форштадт. http://orenpolit.ru/images/

Посетив церковь, отправился дальше в 7 час(ов). Было очень жарко и до безобразия пыльно, потому что опять ветер стал попутным; по временам положительно я задыхался и хотел начать выть с отчаяния. Завтракал в станице Каменно-Озерной в здании школы. Все эти места, по которым я проезжаю, знамениты осадами Пугачева; он, с позволения сказать, черт знает, что творил с ними. Прошел живительный дождь, отчасти прибивший пыль. Приехал в 5 час(ов) в Оренбург, странным казалось, что отсюда уже по железной дороге можно попасть домой! У арки в казачьем форштадте был встречен всем войсковым управлением, казаками оренбургской станицы и поч(етным) караулом Георгиевских кавалеров. По улице выстроились: льготный полк и батарея и сотня казачат; все это ринулось меня провожать, когда я уехал из Никольской церкви. У городской черты стояла вторая арка с депутацией от города; сделал большую прогулку по многим улицам с заездом в собор, толкотня и давка были изрядные – все время с громадным конвоем с Маслаковцем[10] во главе. Приехал к нему в дом – бывший караван-сарай с мечетью посреди двора – где был выстроен от Белебеевского резервн(ого) бат(альона)  почет(ный) кар(аул). Затем принял все губернаторские власти и несколько депутаций с хлеб-солью, после чего превосходно вымылся и привел себя в христианский вид. Почему-то чувствовал, что попал уже в Европу.

В 8 час(ов) обедали у меня все власти в числе 31 чел(овека). Ген(ерал)-ад(ъютант) Тимашев[11] тоже, он здешний помещик, приятно было увидеть знакомое лицо.

27-го июля. Суббота.

Ну уж сегодня день! И выспался я великолепно. Встал в 9 час(ов) – это было праздником своего рода – с жарким днем. После кофе принял депутации: от женского монастыря, офицеров Белебеевского рез(ервного) батальона, от хивинских купцов и женского приюта ведомства Имп(ератрицы) Марии[12]. После этого отправился с Барятинским в Неплюевский кадет(ский) корпус, где отставной офицер приветствовал меня от лица всех родителей. Затем посетил гимназию, где были собраны все остальные учебные заведения и, наконец, во 2-й Оренбургский кадет(ский) корпус; здания громадные и прекрасно содержаны и устроены. Отсюда поехал в форштадт; на площади были собраны казачьи части. Посередине в палатке совершен был молебен; вокруг стояли все старые знамена войска – это собственно и было войсковым кругом. В это время весьма не кстати полил дождь; вероятно, вследствие салюта после многолетия. Осмотрев Георгиевскую церковь, с колокольни которой «душка» Пугачев стрелял по городу медными пятаками, сел на лошадь и двинулся за знаменами к войсковому штабу; толпа по улицам была густая, она сильно пылила даже во время дождя. В здании штаба получил отлично исполненные карты земли Оренбург(ского) войска и несколько книг. Отправился верхом на парад, в котором участвовали: оба кадетских корпуса, оренбургское казачье юнкерское училище, резервн(ые) батальоны – Белебеевский и Орский, № 7-й льготный полк и № 4-я батарея да сотня казачат. Войска прошли раз и весьма хорошо, особенно батарея. Поздравил старших юнкеров подхорунжими и раздал им офицерские темляки; верхом доехал до хозяйственного правления, где был дан большой завтрак с тостами. Пока я кланялся народу с балкона, с противоположной стороны меня сняли – вот глупо!

Вернулся к себе в 3 часа с конвоем из всех офицеров; отдыхал с удовольствием до 6 час(ов). Поехал на скачки, которые прошли весьма удачно и скоро; взявшим первый приз раздал свои вместе с войсковыми. Юнкера произвели очень лихую джигитовку, мне она чрезвычайно понравилась. Вернулся к себе, надел мундир и отправился на городской обед в общественное собрание; сидели за столом более двух часов при 30° жаре! Как только встали, сел в коляску и заехал к себе раздать подарки и награды. Простившись с моими славными Оренбургскими урядниками, выехал из города в летнее помещение института. Здесь в саду под открытым небом кадеты и девочки отплясывали все танцы, что продолжалось до 1 ½ ночи, а мне нужно было быть на поезде в 12 час(ов), но известное дело, как женщины умеют задерживать, и вот рабу Божию Николаю пришлось просидеть ради многих усиленных просьб около 2 часов. Наконец, удалось тронуться в обратный путь; с многочисленным конвоем при невозможной пыли кое-как в темноте добрался до вокзала и моментально вскочил в поезд. Что за радость снова попасть в знакомые вагоны и почувствовать плавное, но быстрое движение железной дороги. Какая чудная выдумка паровая дорога! Я положительно начинал отвыкать от нее и не садился в поезд со дня открытия Уссурийской дороги. Всем нам веселее стало, теперь неопровержимо стало, что мы недалеко от дома!! Лег спать в наилучшем настроении духа!

Комментарии:

В 40-ую неделю своего восточного путешествия Цесаревич посещает города Троицк, Верхнеуральск, Орск и Оренбург. Интересные подробности о визите Наследника Цесаревича Николая Александровича в Троицк, дополняющие его дневниковые записи, сообщает участник экспедиции князь Э.Э. Ухтомский в своей книге:

«У ворот церкви Цесаревич был встречен духовенством; выслушав краткое молебствие, Государь Наследник проследовал пешком к Своей расположенной близь церкви квартире в доме Зарубина, где был построен почетный караул из Георгиевских кавалеров-казаков со знаменем. Тут же Государя Наследника ожидало несколько депутаций от соседних губерний.

Поздоровавшись с почетным караулом, приняв рапорт от ординарцев и хлеб-соль от депутаций, Его Высочество изволил мимо себя пропустить церемониальным маршем почетный караул, удостоив его Своим «спасибо»!

С момента прибытия Государя Наследника в г. Троицк и до глубокой ночи по всему городу гудело «ура». Город был роскошно иллюминован. Особенно художественно было убрано здание городской управы, залитое разноцветными огнями. Небольшой садик, около Михайловской церкви, был ярко освещен горевшими щитами, а в центре сквера, среди этого фантастического освещения, рельефно выделялся бюст Императора Александра II.

В тот же вечер к Высочайшему столу были приглашены на обед высшие начальствующие лица и командиры отдельных частей.

На другой день, 22 июля, в день тезоименитства Ея Императорского Величества Государыни Императрицы, Высокий Гость изволил слушать обедню в старом соборе, основанном еще в 1762 г. во имя Св. Троицы. Из собора Его Высочество проследовал на городскую площадь, где против мужской гимназии построились: льготный полк, батарея и сотня казачат. Поздоровавшись с казаками, Его Высочество пропустил эти части мимо Себя церемониальным маршем. Парадом командовал войсковой старшина Качуров, льготным полком войсковой старшина Бояльский, а батареей есаул Николаев. Полк шел справо посотенно на полных дистанциях, а батарея развернутым фронтом на интервалах: в первый раз шагом, а во второй раз рысью; каждая часть удостоилась благодарности. Государь Наследник, видимо, остался доволен молодцеватым видом и стройностью движения войсковых частей, за что и удостоил пожалованием войсковому старшине Качурову и есаулу Николаеву каждому по фотографическому портрету с собственноручною подписью.

После смотра Его Высочество посетил воздвигнутый на площади павильон с моделями железных изделий Кускинского завода, а затем и Троицкую гражданскую мужскую гимназию.

Войсковые части передвинулись в это время к Троицкому женскому монастырю и стали шпалерами у выезда по дороге на г. Верхнеуральск. Из гимназии Его Высочество проехал в Троицкий женский монастырь, который возник из местной женской общины, основанной по ходатайству вдовы-казачки Изотиной в 1855 г. (при генерал-губернаторе Василии Алексеевиче Перовском).

Отбыв из монастыря, Государь Наследник простился с войсками и народом, запрудившим в этом конце города все улицы, и при восторженных кликах народа отправился в дальнейший путь, сопровождаемый около 12 верст офицерами и казаками, участвовавшими в параде».

(Ухтомский Э.Э. «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (В 1890-1891). СПб. 1897. Т. III. Ч. VI. С. 195).

Примечания:

[1] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург. Его именем назван мыс и полуостров на юго-восточной оконечности полуострова Муравьев-Амурский в проливе Босфор Восточный залива Петра Великого.

[2] Барятинский Владимир Анатольевич (1843-1914) — князь, генерал-майор Свиты, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, состоявший обер-гофмейстером при Дворе Вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны и бывший шефом 5-й роты Лейб-гвардии 4-го стрелкового полка. Главный руководитель восточного путешествия Наследника Цесаревича.

[3] Церковь Архистратига Божия Михаила с приделами св. Равноапостольного Князя Владимира и святителя Василия Великого располагалась на «площади гостиного двора» в центре г. Троицка и была построена на средства и пожертвования жителей города. При ее закладке в 1868 г. присутствовал Великий Князь Владимир Александрович, находившийся с визитом в городе. В 1876 г. в храме началась приходская жизнь. 24 июня 1967 г. храм был взорван и окончательно разрушен.

[4] Зарубин Григорий – купец и благотворитель г. Троицка, представитель одной из самых известных купеческих фамилий города середины – второй половины XIX в. – выходцев из экономических крестьян Нижегородской губернии. Благодаря деятельности Зарубиных в Троицке появились лечебная гражданская больница, новый каменный Гостиный двор, Свято-Троицкий Собор обновил внутреннее убранство. В доме № 16 по Васильевскому переулку, принадлежавшем купцу Григорию Зарубину, останавливался на ночлег Цесаревич Николай Александрович. Из окна Августейший путешественник мог любоваться новым памятником его Деду Императору Александру II. В этом доме состоялся Высочайший обед, на который были приглашены знатные троичане и командиры казачьих частей.

[5] Тезоименитство Императрицы Марии Феодоровны праздновалось 22 июля ст. ст. в день памяти св. Марии Магдалины; неприсутственный день в царствования Императоров Александра II, Александра III и Николая II.

[6] Свято-Троицкий (Уйский) собор расположен на берегу реки Уй – первое каменное сооружение в Троицкой крепости заложен в 1754 году, завершен в 1761-1762 гг. Поначалу в крепости существовала походная полотняная церковь. В 1825 г. были устроены колокольня и два придела во имя Успения Божией Матери (южный) и святителя Николая (северный). Во время посещения собора 22-го июля 1891 г. Цесаревич передал в дар храму икону святителя и чудотворца Николая в 6 с четвертью вершков величины (около 28 см.) в сребро-позлащенной ризе, а также наградил священно и церковнослужителей Троицкого собора – 150 руб. и певчих – 50 руб.

[7] Свято-Казанский Троицкий женский монастырь основан при кладбищенской церкви в 1851 году, когда 28 сестер из Чебаркульской крепости перешли на жительство в г. Троицк и поселились на кладбищенской земле. За время существования монастыря при нем было открыто четыре церкви – три каменные и одна деревянная на монастырском хуторе. В Троицкой обители имелись свои мастерские: иконописная, золотошвейная и художественная. 22-го июля 1891 г. Наследник Цесаревич Николай Александрович побывал в монастыре и был принят с великими почестями. После краткого молебна в Преображенском храме ему были поднесены Казанская икона Божией Матери от игумений Казанского монастыря Рафаилы и Одигитриевская икона от игумении Челябинского Одигитриевского женского монастыря Рафаилы. В 1896 году при монастыре было построено каменное здание церковно-приходской школы в память коронования Императора Николая II.

[8] Спала – охотничье поместье Императора Александра III, расположенное на берегу реки Равки среди лесов Ловичевского княжества в Варшавской губ. При Государе Александре III Спала из маленького, почти крестьянского домика превратилась в одно из наиболее богатых и благоустроенных охотничьих угодий всей Европы. По сложившемуся обычаю Государь через год проводил осень на отдыхе в Спале и охотился на оленей только в обществе родных, самых близких лиц свиты и редких гостей.

[9] Барабаш Яков Федорович (1838-1910) — русский генерал, Забайкальский и Оренбургский губернатор. Из Полтавской губернии. Окончил Александровский Брестский кадетский корпус в 1858 г. и направлен в Ростовский гренадёрский полк. В 1865 году по окончании Академии Генерального штаба назначается членом следственной комиссии Варшавского военного округа, затем служит в Киевском военном округе старшим адъютантом в штабах. В 1871 г. получает назначение в Иркутск на должность штаб-офицера для особых поручений при командующем войсками Иркутского военного округа, а спустя полгода — в Ургу, где возглавляет конвой русского консульства. Будучи начальником штаба войск Приморской области в 1876 году командируется в Японию, на Сахалин и Курильские острова в качестве комиссара российского правительства для наблюдения за выполнением договора об обмене Южного Сахалина, принадлежащего Японии, на несколько русских островов Курильской гряды и для водворения гражданского и военного управления на новых территориях. За эти труды получает орден Святой Анны 2-й степени и японский орден Восходящего солнца 3-й степени. 15 мая 1883 года Барабаш производится в генерал-майоры и составляет план обороны Владивостока с моря и суши, проводит изыскания, связанные с предполагаемой прокладкой в Уссурийском крае железных дорог. В 1884 году назначается председателем Комиссии по уточнению российско-китайской границы, а 24 июня того же года — военным губернатором Забайкальской области и наказным атаманом Забайкальского казачьего войска. 8 февраля 1888 года назначен военным губернатором Тургайской области и командующим расположенными на её территории войсками. 4 октября 1899 года генерал-лейтенант Барабаш был назначен Оренбургским губернатором и наказным атаманом Оренбургского казачьего войска. 20 марта 1906 года был назначен членом Сената и 6 декабря того же года произведён в генералы от инфантерии. 19 октября 1910 года скончался в Швейцарии от болезни сердца.

[10] Маслаковец Николай Алексеевич (1833—1908) — оренбургский губернатор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска (1884-1891). . Из дворян Черниговской губернии. Воспитание получил в Петровском Полтавском кадетском корпусе и дворянском полку. В военную службу вступил 17 июня 1854 года. В 1859 году окончил Академию Генерального штаба и направлен в отдельный Оренбургский корпус. В 1864 году зачислен в комиссию по размежеванию земель в Донском войске. 12 августа 1884 года назначен на пост оренбургского губернатора и наказного атамана Оренбургского казачьего войска. За годы правления многого удалось достичь: открыты Оренбургское отделение Волжско-Камского банка, Оренбургский отдел Императорского Российского общества садоводства, отделение Крестьянского банка, переселенческий дом, городская общественная библиотека и столовая для неимущих и дом неимущих, Общество взаимного вспомоществования приказчиков, епархиальное женское училище, переведена из Орска в Оренбург русско-киргизская учительская школа, учреждена Оренбургская Учёная Архивная Комиссия, заложен кафедральный собор и др. Н.А. Маслаковец был автором нескольких исследований, в том числе: «Физическое и статистическое описание кочевых донских калмыков» (1872,1874) и «Оренбургское казачье войско. Краткий исторический очерк постепенного образования Оренбургского казачьего войска и развитие форм военного и гражданского устройства» (1873). После оставления должности Оренбургского губернатора находился в распоряжении военного министра с зачислением по Генеральному штабу. Похоронен на Смоленском кладбище в Петербурге.

[11] Тимашев Александр Егорович (1818-1893) — генерал-адъютант, начальник штаба Корпуса жандармов и управляющий Третьим отделением (1856-1861), министр внутренних дел (1868-1878). Из старинного дворянского рода. Образование получил в Московском университетском пансионе и Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. С 1835 года на военной службе, принимал участие в войне на Кавказе и подавлении восстания в Венгрии. В 1856 году был назначен начальником штаба корпуса жандармов и управляющим Третьим отделением, а после отмены крепостного права его назначили временным генерал-губернатором Казанской, Пермской и Вятской губерний. В 1867 году получил должность министра почт и телеграфов, в этом же году он был принят в члены Государственного совета. В 1868 году назначен министром внутренних дел. Во время пребывания на посту министра внутренних дел введено городовое положение 1870 года, преобразование крестьянских учреждений в 1874 году, в значительной части была улучшена почтовая часть, упразднены некоторые генерал-губернаторства, министерству внутренних дел были подчинены губернии Царства Польского, а также начато введение в прибалтийских губерниях в качестве официального и делового русского языка. Был противником буржуазных преобразований, одним из активных организаторов борьбы с революционным и террористическим движением. С 1848 г. был женат на фрейлине Екатерине Александровне Пашковой (1830-1899), в браке родились четверо детей. Был скульптором-любителем. В зрелые годы увлекся лепкой конных статуэток и бюстов.

[12] Ведомство учреждений Императрицы Марии (также четвёртое отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, Мариинское ведомство) — государственный орган по управлению благотворительностью в Российской Империи. Ведомство образовалось в 1796 году с переходом воспитательных домов в Москве и Санкт-Петербурге в ведение Императрицы Марии Фёдоровны (старшей, супруги Императора Павла I). По смерти Государыни Марии Фёдоровны в 1828 году ведомство вошло в состав Собственной канцелярии в качестве четвёртого отделения. С 1854 года получило название «Ведомство учреждений императрицы Марии», с 1880 называлось Собственной Его Императорского Величества канцелярией по учреждениям Императрицы Марии. После февральской революции в марте 1917 года функции ведомства были переданы управлению Мариинскими заведениями Министерства народного просвещения, а осенью 1917 года — в Министерство общественного призрения. После октябрьской революции в 1918 году ведомство было упразднено, а его имущество и капиталы национализированы.