29-я Неделя: с 5-го по 11-ое мая 1891 года

5-го мая. Воскресение.

День был превосходный и не жаркий. В 10 час(ов) была обедница и завтрак, по обыкновению, в кают-компании. Опять навезли гибель вещей и подношений; просто не знаешь, куда деть их. Из Нагасаки приехал с «кастеро» (? – А.Х.) черепаха-человек[1], я у него купил рамку!

Около 3-х (часов) приезжал принц, после него китайский посланник в Токио. Читал довольно много, так как день был свободный. После обеда поиграл внизу в домино.

6-го мая. Понедельник.

Итак, в Японии мне минуло 23 года; но, как ни хорошо быть у себя на судне, все-таки тяжело проводить этот день так далеко от дома, в особенности после обстоятельств последних дней (покушение в Оцу 29-го апреля – А.Х.).

Эскадра была красиво расцвечена флагами, и в полдень после обедни (т.е. после Божественной Литургии в корабельном храме – А.Х.), произвела салют. Завтракали на юте[2], как в Индийском океане; жена Шевича с дочерью[3] и княгиня Лобанова[4] также завтракали и оставались на фрегате почти (до) спуска флага. В 3 ч(аса) началась парусная гонка с судов всей эскадры. С живым любопытством следил за Азовскими шлюпками (т.е. с фрегата «Память Азова», на котором был поднят вымпел наследника Цесаревича – А.Х.). Несмотря на то, что фрегат только 8 месяцев в плавании, а «Нахимов» 3 года слишком, его шлюпки взяли 10 призов из 16.

Гребная гонка была также удачная: Киселев[5] на барказе (так в тексте, баркасе – А.Х.) взял оба первые приза и под веслами, и под парусами. Офицеры страшно радовались этому, и выигрывавшим устроили шумную овацию при вступлении их на палубу. Получил целые горы предметов, все из Осака[6]; присланы были также подарки от Императора и императрицы. Оттуда же пришло три парохода с массою японцев во фраках и с военною музыкой.

С них во время гонки пускали дневной фейерверк, чем они отчасти отвлекали внимание от гонки. Перед обедом наградил моего и Джоржи[7] – дженрикшей (в Японии так назывались возницы, вместо лошадей возящие седоков в легких двухколесных колясках (курума) – А.Х.) за помощь, оказанную ими 29-го Апреля (т.е. во время покушения в Оцу – А.Х.): я им дал по золотой медали и по 2500 долларов каждому, сказав им, что они будут получать по 1000 долларов пенсий ежегодно до смерти.

Вечером все суда осветили свои рангоуты[8] электрическими лампочками; эскадра казалась волшебною; мне она так напомнила переход из Адена в Бомбей; но тогда температура была невозможная. С каждого судна кроме того было пущено по 10 сигнальных ракет. Играл в кают-компании в домино.

7-го мая. Вторник.

Настал последний день нашей стоянки в японских водах; странно сказать, что не без грусти оставляю эту страну, в которой мне все нравилось с самого начала, так что даже происшествие 29-го Апреля не оставило после себя и следа горечи или неприятного чувства. – Император принял приглашение к завтраку на фрегате и приехал из Киото в 12 ½. Он был веселее и даже ходил бодрее, ноги его, по-видимому, охотнее повиновались ему. С ним приехали еще двое принцев и четверо свиты; мы в вице-мундирах с лентами chrysanthème (с фр., хризантема – А.Х.)[9]. За завтраком сзади императора стоял за переводчика г. Кагасаки, который утром приезжал ко мне с Сацумским князем[10]. Этот чучело Кагасаки постоянно смеется, что меня по временам ставило в неловкое положение посреди разговора с императором. Его японское величество уехал с фрегата в 2 часа при салюте со всех судов.

Перед съемкой с якоря был совсем затормошен раздачей подарков, подписыванием карточек и прощанием с японской свитой. Получив последнюю груду подарков из Киото, в 4 ч(аса) снялись с якоря и вышли длинной линией (7 судов) из Кобэ.

29-я Неделя: с 5-го по 11-ое мая 1891 года
Японские подарки на «Памяти Азова». Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. III.

Один японский крейсер пошел с нами. Вечер и ночь были дивные, проходили знакомыми уже местами.

Вечером играл в домино, странно думать, что мы отсюда попадем прямо на родную землю!

8-го мая. Среда.

При отличной погоде продолжали плавание средиземным морем. Слева показался остр(ов) Киу-Сиу (о. Кюсю – в совр. транскрипции, на нем расположены города Нагасаки и Кагосима – А.Х.), что мне напомнило чудную и спокойную стоянку в Нагасаки и занятный день в Кагосиме на самом конце острова.

И грустные, и радостные мысли толпились в голове при расставании с Японией: первые оттого, что не удалось проехать через всю эту любопытную страну, которая мне понравилась больше всех других; а также потому, что предстоявший переход во Владивосток был последним на чудном «Азове»; радостные мысли оттого, что благодаря этой перемене маршрута я могу вернуться домой двумя неделями раньше; пожалуй, успею захватить конец лагеря. Усиленно писал письма; в 5 час(ов), пройдя Симоносаки (Симоносеки – совр. транскрипц. — пролив и город – А.Х.), при красивом освещении солнца вышли в море, застопорили машину и спустили фельдъегеря на лоцманский пароход. Тут стояли три японца, с которыми мы обменялись прощальным салютом.

Когда остальные суда подтянулись к нам, вся эскадра одновременно вышла окончательно из пролива и легла прямо на N (норд – курс на север – А.Х.). Одного «Джигита» не доставало, он, забрав фельдъегеря, ушел в Йокогаму. Ночь была лунная и удивительно хорошая; слегка покачивало. Вечером в кают-компании было много смеху во время возни белой обезьяны Микки с японскими собачонками.

9-го мая. Четверг.

Целый день шли штилем, но погода была прохладная. Много читал. В 5 час(ов) проходили мимо острова Матусима[11]; высокий скалистый и пустынный остров, принадлежащий Корее. Около часу ночи вошли в туман, судя по свисткам и реву сирен, суда эскадры держались на своих местах.

10-го мая. Пятница.

Ночью нашел туман, который продолжался целый день; по временам он рассеивался, и суда снова показывались на своих местах. Видел огромное стадо касаток неподалеку от фрегата. К вечеру сделалось заметно холоднее + 6º. Лег спать после перевязки.

11-го мая. Суббота.

29-я Неделя: с 5-го по 11-ое мая 1891 года
Наш оплот на Тихоокеанском побережье. Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. В 1890-1891. СПб. 1895. Т. III.

Когда я проснулся, то не без удовольствия заметил, что в море тумана нет, значит, придем в назначенный срок. Было очень холодно и свежо, совершенно российский климат. Пройдя мыс Басаргина[12], увидели начало салюта с батарей, расположенных по обеим сторонам пролива; берега крутые, поросшие диким виноградом, на вид не особенно приветливые. В 10 ½ вошли в Золотой Рог и бросили якорь во Владивостоке. Приятно, проплавав столько времени и побывавши в разных странах, неожиданно очутиться на родине на берегу Тихого океана! На пристани уже была устроена встреча и стояли войска, но я не мог съехать из-за чересчур большой повязки на голове. К завтраку приехали: бар(он) Корф[13], воен(ный) губер(натор) Унтербергер[14], командир порта к.а. (контр-адмирал – А.Х.) Ермолаев[15] и комендант крепости Аккерман[16]. Мне очень нравится вид на город с рейда, во многом он мне напоминает Севастополь с его многочисленными бухтами. Много каменных домов, хорошо расположенных; недурной сад командира над портом, вообще видно, что, хотя город и молодой, все же он чист и отлично содержан. Вечером я был страшно обрадован телеграммой от дорогого Папа. Я назначен шефом 1-го Восточно-Сибирского стрелкового батальона[17]. Странно,  когда я был совсем маленьким, было моею мечтою иметь мундир одного из здешних стрелковых батальонов; в этом я даже завидовал д. Алексею[18]. И вот эта мечта сбылась! Вечером Владивосток был прекрасно иллюминован.

Комментарий:

На эти семь дней приходится окончание визита Цесаревича в Японию, переход эскадры во Владивосток и первые встречи с представителями местных властей. Но эхо от посещения Страны восходящего солнца Наследником русского престола и покушения на него в Оцу еще долго будет звучать. Японский визит Цесаревича многие годы будет сказываться на взаимоотношениях двух стран-соседей.

Российский посланник в Токио Дмитрий Егорович Шевич (1839-1906) по горячим следам в мае 1891 года писал в своих депешах в Императорское Министерство иностранных дел в Санкт-Петербург о том, какое впечатление оставило посещение Цесаревича в различных слоях японского общества:

«Если политические соображения были бы здесь у места, то и тогда я должен был бы сказать, что ожидаемые мною результаты посещения Его Императорским Высочеством Японии отнюдь не умалились вследствие катастрофы 29 апреля. Напротив того, благодаря великодушию Самого Державного Вождя Всея России, не признавшего в Своей великой милости, обладателя и народа Японии ответственным за пролитую царскую кровь, обаяние России, в этом едва ли можно сомневаться, увеличится во сто крат. Личность же самого Наследника Цесаревича, изумившего японцев, этих отчаянных храбрецов, Своим мужеством и невозмутимым спокойствием в минуту опасности и поразившим их потом до глубины души великодушием своим и состраданием при виде их отчаяния, — останется навсегда в Японии на честь и славу нашего отечества, легендарной фигурой русского героя.

+

Однако в драматическом эпизоде 29 апреля японцы представились мне несколько в ином свете. Не страх руководил действиями народа (подчеркнуто в тексте – А.Х.) и не корысть, когда, проливая слезы стыда и умиления, молодые и старые шли на поклонение к раненному Цесаревичу и подносили Ему искупительные подарки со всех концов Японии.

Тут проявились чувства высоко человеческие, и я должен признаться, что едва ли в какой-нибудь стране Европы, разве за исключением одной России, порыв народного негодования и сострадания обнаружился бы с такой силой и стремительностью, как это было в Японии после покушения 29 апреля. Во всяком же случае я должен констатировать тот факт, что благодаря великодушию Государя Императора и Наследника Цесаревича вся Япония в настоящую минуту преисполнена чувствами восторженной благодарности к России».

(Архив внешней политики Российской Империи. Ф. 150. Японский стол. Оп. 493. Д. 896). 

Примечания:

[1] черепаха-человек — торговец сувенирами и предметами национального японского быта, одетый в костюм черепахи. Черепаха – древний образ японского фольклора и мифологии. Является символом богатства, мудрости и долголетия. Считается, что все во вселенной неразрывно связано: «Стремись к мудрости! И в твой дом придут богатство и долголетие». Черепахи устанавливались как надгробие на могилах очень богатых и знаменитых людей. По древнему поверью, драконовидная черепаха или черепаха Миногамэ живет во дворце Бога Морей и управляет его сокровищами (долголетием и богатствами). Тот, кто видит каждый день такую черепаху, стремится к ее долголетию. Торговец человек-черепаха, таким образом, несет своими товарами покупателям богатство и долголетие. В данном случае имеет большое значение и Августейший «покупатель» – Наследник Престола Русских Белых Царей, почитавшихся и на Востоке. Японская же мифология прямо связана с культом императора: императорская семья традиционно считается прямым потомком первых богов. Японское слово тэнно (天皇), император, буквально обозначает «божественный (или небесный) правитель».

[2] ют – кормовая надстройка судна или кормовая часть верхней палубы.

[3] Шевич Дмитрий Егорович (1839-1906) – русский дипломат из дворянского рода Шевичей. Окончил Пажеский корпус (1858). С 25 января 1860 года служил в Министерстве иностранных дел. Состоял при миссиях в Неаполе (с 1860, сверх штата) и Риме (с 1862), младший секретарь миссий в Вюртемберге (с 1863) и Швеции (с 1867). Далее состоял при миссии во Флоренции и исполнял должность вице-консула в Неаполе (1870-1872); в 1872 году — старший секретарь миссии в Риме, с 1883 года — советник посольства в Риме. Посланник России в Японии (1886-1892), Португалии (1892-96), Испании (1896-1905). Закончил дипломатическую карьеру в чине тайного советника (с 17.04.1894). За службу был удостоен ряда высших российских орденов, а также орденов Италии, Черногории, Японии, Португалии и Испании. В 1905 г. назначен членом Государственного совета. Скончался в Версале и был похоронен на русском кладбище в Висбадене.

От брака (с 22.05.1887) с графиней Верой Фёдоровной фон Менгден (1840-1913) детей не имел. Приёмной дочери жены от первого брака с сенатором Александром Дмитриевичем Свербеевым Вере (1867 — не ранее 1913) 21.10.1887 разрешено принять фамилию приёмного отца и вступить во все права и преимущества законных детей.

[4] Лобанов-Ростовский Анатолий Григорьевич (1859-1907) – князь из древнего рода Лобановых-Ростовских, дипломат, вице-консул в Йокогаме, секретарь российской миссии в Японии, затем консул в Китае.

Жена (брак с 1.05.1884, Афины, Греция) Хариклия Александровна Ризо-Рангабе (Chariklia Rizo-Rangabé) (17.02.1866, Афины, Греция, — 20.11.1941, Ницца, Франция), младшая дочь посла Греции в Берлине Александроса Ризо-Рангабе (1809-1892) и шотландки Каролины Христианы Скин (Skene) (1818-1878). Дети: Константин Анатольевич (1887, Пекин – 18.2.1976, Суссекс); Андрей Анатольевич (1892, Иокогама – 17.2.1979, Вашингтон).

Князь А.Г. Лобанов-Ростовский был погребен 16.07.1907 в Санкт-Петербурге на кладбище Новодевичьего монастыря.

[5] Киселев Василий А.-2-ой – лейтенант, вахтенный начальник с фрегата «Память Азова»

[6] Осака — третий по населению город Японии, который находится в южной части острова Хонсю, близ устья реки Йодо в заливе Осака.

[7] Георг, принц Греческий и Датский (Джоржи) (1869-1957) – член греческой королевской семьи. Второй сын короля Греции Георга I. В молодости играл достаточно важную политическую и социальную роль в Греции. Прошёл курс обучения во флоте Дании и России, активно участвовал в организации Олимпийских игр в Афинах в 1896 году. В 1898-1906 гг. был правителем автономного острова Крит. Вплоть до смерти был официальным представителем Греции во Франции.

[8] рангоуты – общее название устройств для постановки парусов.

[9] Орден Хризантемы на Большой ленте – в данном случае имеется в виду лента самого старшего из японских орденов Великого ордена Кику (Астры, Хризантемы – символа Японии и эмблемы японских императоров как детей богини-солнца), которым был награжден Цесаревич Николай Знак ордена на Большой ленте был учреждён императором Мэйдзи в 1876 г. Большая лента — высшая степень отличия. Орден Хризантемы на Большой ленте предназначен для награждения японцев и иностранцев из числа членов императорских и королевских семей и высшей аристократии, а также глав иностранных государств.

[10] Симадзу Тадаёси — японский князь, глава 29-го поколения правящей в Кагосиме династии Симадзу – одного из древнейших и наиболее могущественных самурайских кланов Японии. Основателем рода считается Симадзу Тадахиса (1179-1227), потомок древних переселенцев из Китая. Князья вели свою самостоятельную политику, полностью контролируя торговлю с Китаем и Юго-Восточной Азией. Именно самураи княжеств Сацума и Тёсю сыграли основную роль в низвержении режима сёгуна Токугава и восстановлении власти Императора. В истории эти события получили название «реставрации Мэйдзи». Именно Кагосима стала флагманом модернизации Японии, начавшейся во второй половине 19-го века: здесь первыми в стране были построены предприятия современного типа по производству железа, кораблестроению, текстильные мануфактуры. Выходцы из Кагосимы сформировали костяк императорского военно-морского флота и авиации.

[11] остров Матусима (раньше указывался на европейских картах как Дажелет) – небольшой остров, расположенный в Японском море (бассейн Тихого океана) к востоку от Корейского полуострова. Европейский вариант названия – Дажалет был присвоен острову после его открытия Лаперузом в честь судового медика и астронома экспедиции Жозефа Лепота Дажеле.

[12] Басаргин Владимир Григорьевич (1838-1893) – выходец из дворянского рода Басаргиных, известного с XVI века; флаг-капитан Его Императорского Величества, контр-адмирал, впоследствии генерал-адъютант. Выдающийся географ, исследователь залива Петра Великого (Владивосток) и Русской Америки. Преподаватель Наследника Цесаревича Николая Александровича по курсу военно-морского дела. В 1890-1891 гг. — флагман отдельного отряда кораблей, сопровождавших Цесаревича в плавании от Триеста на Дальний Восток. Из Владивостока сопровождал Наследника через Сибирь и центральную Россию в Санкт-Петербург. Его именем назван мыс и полуостров на юго-восточной оконечности полуострова Муравьев-Амурский в проливе Босфор Восточный залива Петра Великого.

[13] Корф Андрей Николаевич (1831-1893) – барон, русский военный и государственный деятель, генерал-адъютант (1879), генерал от инфантерии (1892), первый генерал-губернатор Приамурья (1884-93). Его имя носит ряд географических объектов на Дальнем Востоке. Представитель остзейского рода Корфов. Воспитывался в Пажеском корпусе, службу начал в 1849 г. в чине прапорщика. Участвовал в Кавказской войне и под Ведено был ранен в ногу. Награждён орденом св. Георгия 4-й степени. Прошел строевой путь от командира полка до начальника дивизии. В 1884 г. Корф был назначен Приамурским генерал-губернатором и командующим войсками Приамурского военного округа, а в 1887 г., помимо этого, наказным атаманом Приамурских казачьих войск.

Заботился о поднятии экономического и образовательного уровня края: при нём увеличилась численность населения, стал быстро колонизоваться Южно-Уссурийский край, началась разработка залежей каменного угля на Сахалине, а также местных лесных и рыбных богатств; были приняты меры к прекращению хищнической эксплуатации котикового промысла на Командорских островах и к развитию морских отношений с Китаем, Японией и Кореей. При нём же было открыто много школ, и получила развитие миссионерская деятельность среди народов Дальнего Востока. Барон скоропостижно скончался в 1893 году. Его могила в Успенском соборе Хабаровска была уничтожена в советское время.

[14] Унтербергер Павел Федорович (1842-1921) — русский военный и государственный деятель, военный губернатор Приморской области (1888-1897), Нижегородский губернатор (1897-1905), Войсковой атаман Уссурийского казачьего войска, Приамурский генерал-губернатор (1905-1910). Инженер-генерал (1906). Почётный гражданин города Владивостока.

[15] Ермолаев Платон Иванович (1832-1901), вице-адмирал командир Владивостокского порта и военный губернатор Владивостока. Участник обороны Свеаборга. Род. в Санкт-Петербурге в семье чиновника. Окончил Морской корпус. В 1849-1854 плавал в Балтийском море. В 1860—1862 и в 1863—1865 на фрегате «Олег» дважды совершил плавание в Средиземное море. Капитан-лейтенант (12.07.1865). В 1867-1868 старший офицер на фрегате «Александр Невский», плавал в Средиземном море, Греческом архипелаге и Черном море. В 1885-1886 командовал броненосным фрегатом «Адмирал Лазарев» в Финском заливе. 26.02.1887 произв. в контр-адмиралы. С 6.06.1887 временно исполняющий обязанности начальника Главного морского штаба. 31.10.1887 назначен командиром Владивостокского порта и военным губернатором Владивостока. Командир военного порта – должностное лицо в русском флоте (1860-1917), стоявшее во главе главного военного порта (Кронштадт, Севастополь, Владивосток и др.) Отвечал за организацию всех видов обеспечения кораблей и судов, приписанных к порту, его оборону в военное время.

Много внимания уделял материально-техническому обеспечению порта и строительству (Мех. завод, минная мастерская, склады, госпиталь и пр.). При нем был заложен сухой док, выполнены многочисленные гидрографические работы. В 1889 Ермолаев был избран председателем комитета по сооружению памятника Г.И. Невельскому, в 1890 — почетным членом Общества изучения Амурского края. 28.03.1893 произведен в вице-адмиралы. 17.04.1893 переведен на Балтийский флот. Умер в Санкт-Петербурге, похоронен на Смоленском православном кладбище.

[16] Аккерман (Акерман) Николай Юльевич (1840-1907) – русский военачальник, генерал. Закончил Константиновский кадетский корпус (1859) и Академию генерального штаба (1867). Выпущен в 12-й стрелковый батальон. Служил по артиллерии, по окончании академии — на должностях Генерального штаба. Капитан с 1869, подполковник с 1874, полковник с 1877, генерал-майор с 1887, генерал-лейтенант с 1898. С 1888 комендант Владивостокской крепости, с 1891 начальник штаба Ковенской крепости, с 1894 начальник 58-й пехотной резервной бригады, с 1896 комендант Керченской крепости, с 1898 по 1903 начальник 2-й пехотной дивизии. Уволен в отставку с производством в генералы от инфантерии.

[17] 1-й Восточно-Сибирский стрелковый батальон – учрежден 30.10.1883 г., как 1-й Восточно-Сибирский Стрелковый батальон. Фактически сформирован 24.11.1883 года в с. Никольское, в составе 4-х рот, из роты 5-го (бывшего 1-го) Восточно-Сибирского Стрелкового батальона, части личного состава Новгородско-Уссурийской команды и людей, присланных из Европейской России. С 11.05.1891 г. — 1-й Восточно-Сибирский Стрелковый Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича батальон, в связи с назначением шефа. С 02.11.1894 г. — 1-й Восточно-Сибирский Стрелковый Его Величества батальон.

Старшинство — 30.10.1883 г. Полковой праздник — 26 ноября.

Дислокация – с. Раздольное, Приморской области (1.07.1903 г., 1.02.1913 г., 1.04.1914 г.). Участвовал в Китайском боевом походе 1900-1901 гг., Русско-японской войне 1904-1905 гг., Первой мировой войне (1914-1917).

Августейший Шеф батальона с 11.05.1891-4.03.1917 гг. — Наследник Цесаревич (с 2.11.1894 г. — Император) Николай Александрович.

С 04.03.1917 г. — 1-й Сибирский Стрелковый полк, в связи с отречением Императора. 04.04.1917 г. — Приказано Георгиевское знамя с вензелем отрекшегося Императора доставить в Петроград для выполнения работ по снятию вензеля. С этого момента как боевая часть Русской Императорской армии перестал существовать.

[18] Алексей Александрович (1850-1908) — Великий князь, четвёртый сын Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны. Член Государственного совета (с 1 января 1881), генерал-адмирал (15 мая 1883; последний чин в Российской империи), адмирал (1 января 1888), генерал-адъютант (19 февраля 1880), почётный член Императорского Православного Палестинского Общества. В 1871 году был назначен старшим офицером на фрегат «Светлана», на котором совершил плавание в Северную Америку, Китай и Японию. 5 декабря 1872 года прибыл во Владивосток, откуда вернулся сухим путём через Сибирь. Этот опыт был учтен при составлении маршрута восточного путешествия Наследника Цесаревича.