«ПОЕЗДКА В ВЕРХНИЙ ЕГИПЕТ БЫЛА СОВЕРШЕНА ПРИ ЛУЧШИХ УСЛОВИЯХ»

Депеша генерального консула в Египте А.И. Кояндера министру иностранных дел Российской Империи Н.К. Гирсу о путешествии по Нилу Августейших Путешественников

Пятая неделя пребывания Наследника Цесаревича Николая Александровича со спутниками в Египте прошла в плавании по Нилу с посещением древних памятных мест. Этим событиям, помимо страниц ВОСТОЧНОГО ДНЕВНИКА ЦЕСАРЕВИЧА, посвящена Депеша из Каира от 25 ноября 1890 года генерального консула в Египте А.И. Кояндера министру иностранных дел Российской Империи Н.К. Гирсу. Документ содержит ряд интересных подробностей, проливающих дополнительный свет на посещение «страны древних пирамид» Великими Князьями Николаем и Георгием Александровичами.

Составитель депеши, Александр Иванович Кояндер (1846-1910), – выходец из старого финского рода, перешедшего на русскую службу с 18 века, родился в Москве. По окончании Лазаревского института восточных языков в 1865 г. Александр Иванович Кояндер начал службу в Министерстве Иностранных Дел Российской Империи с должности переводчика и секретаря. В 1868 г. он студент при российском посольстве в Константинополе, в 1869-1870 гг. секретарь и драгоман (переводчик с восточных языков) генерального консульства в Трабзоне (Турция), с 1871 студент, а с 1872 секретарь миссии в Пекине. В 1873-74 гг. является поверенным в делах миссии. Затем занимал посты министра-резидента в Черногории (1883-1884), дипломатического агента в Болгарии (1884-1886), дипломатического агента и генерального консула в Египте (1886-1902), чрезвычайного посланника и полномочного министра в Португалии (1902-1910). По свидетельствам коллег, отличался большой доступностью и прекрасным отношением к подчинённым. Скончался в городе Уши (Швейцария) от разрыва сердца и погребен на кладбище Монтуа (Montoie) в Лозанне. Был женат на Варваре Константиновне Сементовской-Курилло (1861-1910).

Публикуется впервые по: Архив внешней политики Российской Империи. Ф. 151. Политархив. Оп. 482. Д. 828. Лл. 157-162 об.

+

«…Их Императорские Высочества Государь Наследник Цесаревич и Государь Великий Князь Георгий Александрович вместе с Греческим Принцем Георгом и в сопровождении лиц Своей свиты выехали 14 ноября, в 9 ч. вечера, по железной дороге из Каира в Асиут. Со стороны Хедива были командированы для сопровождения Их Высочеств: состоящий при Них Церемониймейстер Юсуф Зия Бей и Помощник директора Египетского музея Г. Бругш. Кроме того, получил приглашение сопутствовать Высоким Путешественникам хранитель при Императорском Эрмитаже по отделу древностей коллежский ассесор Голенищев. Знакомый с местным арабским наречием Вице-Консул в Каире, коллежский секретарь Иванов и я, мы также имели счастье сопровождать Их Высочества в этой поездке, при чем в Каире для заведования делами Дипломатического Агентства оставался секретарь оного надворный Советник Князь Дабижа.

Для следования в Асиут администрациею железных дорог был устроен особый поезд, в котором Путешественникам было предоставлено настолько комфорту, насколько дозволяли имевшиеся в распоряжении здешних железных дорог средства. Для обеспечения безопасности ночного движения поезда на всем протяжении от Каира до Асиута было расставлено 1200 сторожей, охранявших путь от всяких случайностей. Поезд сопровождали те же лица высшей железнодорожной администрации, которые упомянуты мною в донесении № 44.

В Асиуте, куда поезд прибыл в 6 ч. утра 15 ноября, Высоких Гостей ожидали под парами отданные в Их распоряжение две яхты Хедива: «Фейз-эль-Раббани» и «Хейхие». На первой поместились Их Высочества с некоторыми ближайшими лицами свиты. На второй – все остальные Путешественники. Обе яхты находились под командою главного Начальника всех хедивских яхт, адъютанта Хедива, капитана 1-го ранга Али Бея Абадэ.

Кроме упомянутых уже мною лиц, на второй яхте находился командированный Хедивом телеграфист, знакомый с иностранными языками, на обязанности коего лежало отправление и принятие в местах остановок телеграмм на Имя или от Великих Князей и лиц Их свиты. При этом он получил от Хедива распоряжение не взимать за эти телеграммы никакой платы.

В Асиуте, как и во всех других городах, у которых останавливались яхты, пристани были устланы коврами и убраны флагами, зеленью и транспарантами с различными надписями: ночью же они были иллюминованы разноцветными фонарями.

«ПОЕЗДКА В ВЕРХНИЙ ЕГИПЕТ БЫЛА СОВЕРШЕНА ПРИ ЛУЧШИХ УСЛОВИЯХ»
«И серебрится Нил чуть дышащей волной».
Иллюстрация из книги Э.Э. Ухтомского «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток».

Так как вследствие изменчивости и извилистости фарватера плавание по Нилу в ночное время является крайне затруднительным, если не совершенно невозможным, то яхты принуждены были останавливаться на ночь у прибрежных городов. Первою такою остановкою явился Сохаг – главный город провинции Гиргэ. Ко времени прихода туда хедивских яхт на пристани собрались: мудир (губернатор) провинции, все высшие власти и громадные толпы народа. Кроме того, по распоряжению Хедива на берегу против пароходов устроена была местными жителями джигитовка, на которую Их Императорские Высочества смотрели с палубы яхты. Государю Наследнику Цесаревичу благоугодно было принять на яхте мудира провинции и выслать одного из своих ординарцев на пристань с приказанием выразить собравшимся там лицам благодарность за участие, принятое ими в приеме. То же самое повторялось и в остальных городах, у которых останавливались яхты.

На второй день, 16 ноября, было совершено плавание от Сохага до Кенэ, главного города провинции того же имени. Вследствие густого тумана, замедлившего движение яхт, последние пришли в Кенэ лишь вечером, при лунном свете. Их Высочества совершили вечером же прогулку в город, расположенный приблизительно в двух километрах от пристани.

На следующий день, 17 ноября, яхты прибыли около 1 ч. дня в Луксор – арабскую деревню, расположенную на месте развалин древних Фив. В тот же день были осмотрены остатки Луксорского храма, а также развалины так называемого Карнакского храма, представляющие собою чуть ли не самое грандиозное сооружение в целом мире.

День 18 ноября был посвящен осмотру достопримечательностей, находящихся против Луксора, на левом берегу Нила. Августейшие Путешественники побывали в так называемой Долине Царей, при чем были осмотрены две гробницы фараонов Сети I и Рамзеса II, в храмах Деир-эль-Бахорио, Рамессейон и Мединет-Абу и, наконец, у Колоссов Мемнона.

Так как осмотр окрестностей Луксора занял всего лишь полтора дня, то явилась возможность сократить на одни сутки плавание по Нилу. Поэтому 19 ноября яхты не остановились на ночь у Эдфу, как предполагалось по программе, и, по осмотру Их Высочествами расположенного близь этой деревни наилучше сохранившегося храма времен Птоломеев, продолжали плавание далее и лишь с наступлением полной темноты причалили прямо к берегу Нила. Это дозволило на другой день, 20 ноября, прийти около 2 ч. дня в расположенный у первых Нильских порогов город Ассуан – конечный пункт путешествия Великих Князей в Верхний Египет. На пристани в этом городе прибытия Августейших Путешественников ожидали, по обыкновению, местные власти и толпы народа, а на берегу был выстроен батальон негров, со знаменем и музыкою. Обойдя ряды этого батальона, Государь Наследник Цесаревич вместе с другими Особами сел в приготовленный специально железнодорожный поезд, в 20 минут доставивший путешественников в Теллаль, расположенный выше порогов, как раз против о. Филэ. Оттуда Их Высочества отправились в лодках к порогам, на которые смотрели с господствующей над ними возвышенности. Осмотрев затем находящиеся на о. Филэ развалины храмов, Высокие Посетители вернулись к вечеру по железной же дороге на яхты, в Ассуан.

21 ноября утром началось продолжавшееся три дня обратное плавание по Нилу. Впрочем, 22 числа яхты остановились у Гиргэ, города населенного преимущественно коптами. Последние устроили Августейшим Путешественникам весьма сочувственную встречу. Духовенство с хоругвями вышло на пристань и встретило приближение яхт церковным пением. Пристань, окруженная густыми массами народа, была очень красиво иллюминована и расцвечена флагами. Во время прогулки по улицам города можно было убедиться в сочувствии и интересе, с которым местное население встретило Высоких Гостей.

В Асиут яхты прибыли 23 ноября, около 4-х часов пополудни. В 9 ч(асов) вечера тот же поезд, который доставил Их Высочества в Асиут, и в сопровождении тех же лиц, отошел оттуда по направлению к Каиру, при чем путь снова был охраняем расставленными по всему протяжению специальными сторожами.

Вчера, 24 Ноября, около 7 ч(асов) утра, поезд остановился на станции Бедрешен, где для Их Высочеств были приготовлены хедивские дромадеры, на которых Они, в сопровождении лиц свиты, отправились в Саккару, где были посещены древний Серапеум, гробница Тие (также Тий, Тейе, Тхии и др. Ок. 1398 – 1338 до Р.Х.) – «великая супруга» египетского фараона Аменхотепа III – А.Х.) и внутренность одной из расположенных в этой местности многочисленных пирамид. На обратном пути в Бедрешин Высокие Посетители осмотрели две колоссальные статуи Рамзеса II, единственные остатки стоявшего когда-то на этом месте Мемфиса. Затем из Бедришина Их Высочества по железной дороге возвратились вчера же, около полудня, в занимаемый Ими Дворец Гиз.

Можно признать, что поездка в Верхний Египет была совершена при лучших условиях, какие только возможно встретить в здешней стране. Полную удачу этого путешествия нужно в очень многом приписать внимательности и любезности Хедива, умевшего предвидеть все мелочи и окружить Своих Высоких Гостей возможным при данных условиях комфортом. В доказательство заботливости Хедива о Их Высочествах я позволю себе привести здесь следующий факт: еще до отъезда Высоких Путешественников на Верхний Нил Мехмед Тевфик-паша настаивал пред Государем Наследником Цесаревичем на том, чтобы Их Высочества ни в коем случае не спускались на лодках чрез ассуанские пороги, так как этот спуск представляет некоторую опасность. Не довольствуясь этим, Хедив послал Цесаревичу телеграмму, в которой Он еще раз, в самых настоятельных выражениях напоминал о своей просьбе. Мне кажется, что этот факт достаточно показывает скорее сердечный, чем строго официальный характер отношения Хедива к Августейшим Сыновьям Государя Императора».

Предисловие и публикация Андрея Хвалина