ЭПИДЕМИИ В КИТАЕ НЕ БЫЛО

Материалы к восточному путешествию Наследника Цесаревича: при подготовке визита Великого Князя Николая Александровича в Китай в 1891 году российская дипломатия обговаривала с местными властями вопросы эпидемиологической безопасности

В дни с 24-го по 30-ое марта 1891 г. восточного путешествия Наследника Цесаревича происходит череда официальных встреч и церемоний в Гонконге и Кантоне. На фоне сложной внутриполитической обстановки и международного положения Китая любая деталь, не имеющая значения на современный взгляд, в тогдашнем отношении местных властей к Наследнику Русского Престола имела чрезвычайно важное значение. Некоторые нюансы визита Цесаревича в Китай приоткрываются в донесении российского консула в Тяньцзине И.В. Падерина. Записка представителя Российского Императорского министерства иностранных дел – прекрасный образчик международной аналитики. Её автор, Иннокентий Васильевич Падерин (?-1893), – выпускник Факультета восточных языков 1870 г., известный учёный и дипломат; разработал устав Кульджинской школы переводчиков и был ее первым начальником. Служил консулом в Кульдже (1882-1885), Тяньцзине (1885-1892), Чугучаке (с 1892 г.).

Статский Советник И.В. Падерин, консул в Тяньцзине, отправляет 13-го мая 1891 года за № 157 донесение в Санкт-Петербург, в котором, в частности, сообщает:

«Получив в январе месяце уведомление о предстоящем прибытии в Китай Государя Наследника Цесаревича и о предполагаемом посещении Его Императорским Высочеством Чифу, Консул наш в Тяньцзине, желая определить совместно с китайскими властями условия приёма Его Высочества, отправился к Чжилийскому Генерал-Губернатору, Канцлеру Ли-хун-чжану, которому Богдоханом было поручено встретить в Чифу Августейшего Путешественника.

Генерал-Губернатор сказал нашему Консулу, что он считает за величайшую честь быть искренним и почтительным хозяином в Чифу, и, выразив сожаление, что порт этот представляет мало достопримечательностей, прибавил, что он постарается сделать всё, от него зависящее, чтобы посещение Наследником Цесаревичем Чифу оставило в Его Высочестве приятные воспоминания. Затем Ли-хун-чжан заявил Статскому Советнику Падерину, что он пошлёт два китайских военных судна в Гонг-Конг для встречи и сопровождения Наследника Цесаревича во время плавания Его Высочества в китайских водах. (…)

Ввиду того, что Канцлер Ли-хун-чжан занимает первенствующее положение среди китайских сановников и пользуется громадным авторитетом, Статский Советник Падерин обратился к нему с просьбою сообщить, приняты ли в Кантоне меры к охранению безопасности Наследника Цесаревича во время пребывания там Его Высочества, и уведомить, насколько верны слухи о появлении в Кантоне холеры. Канцлер ответил, что случаи холеры, вообще, довольно обыкновенны в многолюдных китайских городах, но в данное время они не имеют характера эпидемии; кроме того Ли-хун-чжан присовокупил, что им отправлена телеграмма к его старшему брату – Кантонскому Генерал-Губернатору с просьбой озаботиться наилучшим устройством встречи Государя Наследника Цесаревича» (АВПРИ. Ф. 143. Китайский стол. Оп. 491. Д. 104. Лл. 155-157 об.).

В результате принятых русскими дипломатами и китайскими властями мер безопасности визит в эту страну Августейшего путешественника протекал вполне благополучно.

На 25-ую неделю с 7-го по 13-ое апреля 1891 года, приходилось посещение города Ханькоу (совр. Ухань) – русского центра торговли чаем, а ныне печально известного исходного пункта распространения коронавируса.

Происходившие в те дни события опровергают досужее и поверхностное мнение о путешествии Цесаревича как о неком, ничего не значащем, увеселительном мероприятии, наполненном развлечениями, охотами, балами и осмотрами достопримечательностей. Визит в Ханькоу и встреча с местными русскими чаеторговцами, пришедшаяся на время изменений условий (открытие морских портов для иностранцев и конкуренция Индии и Цейлона), имеет важное экономическое и торговое значение для Китая и России. За прошедшие после визита Цесаревича годы Ханькоу (Ухань) стал своеобразным историческим символом дружбы и взаимовыгодного сотрудничества двух наших стран. Ныне эта дружба справится и с пандемией коронавируса.