Загадка трех «П», эпилог

Трехголовый демон коммунизма. Фото: www.ic.pics.livejournal.com
Трехголовый демон коммунизма. Фото: www.ic.pics.livejournal.com

     В год столетия начала гонений на Русскую Православную Церковь и русский народ нас вновь, как в февральско-октябрьскую революцию 1917 года, пытаются разделить на консерваторов и либералов, «белых» и «красных», увести от понимания сути продолжающегося на Руси иноверного и иноземного ига. Освобождение от этого ига, страшнейшего даже по сравнению с монголо-татарским и польско-литовским, возможно только при возвращении на прерванный исторический имперский, державный путь, по которому вел Россию святой Царь-мученик Николай II Александрович. Поэтому и предпринимаются колоссальные усилия, в первую очередь среди православного народа, чтобы подменить светлый образ «хозяина земли русской» на фигуры «белых» вождей или коммунистических правителей страны. «Промывка мозгов» населения предпринималась неоднократно в течение республиканского периода российской истории. Искусственно раскрученная ныне вакханалия вокруг «сталинизации» страны, «святых девяностых» преследует главную цель: сохранить статус-кво власти наследников февральско-октябрьского переворота, не допустить освобождения России от длящегося с 1917 года иноверного и иноземного ига.

Статья «Загадка трех «П», раскрывающая приемы манипулирования массовым сознанием россиян, была написана более четверти века назад и опубликована в малотиражном журнале «Дальневосточная панорама» (Владивосток, № 1, 1991. С 131-136). Перечитав ее сегодня, убедился в актуальности своей давней работы, поэтому предлагаю вниманию читателей «Имперского архива». Будем помнить, яко опасно ходим, в канун столетия христоподражательной жертвы святой Царской Семьи на Екатеринбургской Голгофе.

+       +       +

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

 

Начало см.: Часть первая

Часть вторая

Часть третья

 

Политическая песня – скверная песня.

 Гете «Фауст».

 

 

Посмотрите на его постную физиономию

и сличите с теми звучными стихами, которые

он сочинил к 1 Мая: Хе-хе-хе… «Взвейтесь!»

да «Развейтесь!!» А вы загляните к нему внутрь,

что он там думает.- вы ахнете!

 

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

 

+

91-й: кощеева игла

 

Картина И. Глазунова «Вечная Россия», 1988. www.img-fotki.yandex.ru
Картина И. Глазунова «Вечная Россия», 1988.
www.img-fotki.yandex.ru

В том, что советская политическая поэзия ранее апеллировала к октябрю 1917 года, а теперь «в демократическом духе» отваживается заглядывать в глубь веков — нет ничего удивительного. После долгих лет физического геноцида в стране появился слой худо-бедно образованных людей, который не удовлетворяется лобовыми штампами и клише. Следовательно, аргументация должна быть изощреннее, а ложь – тоньше. Вот где и погодились авторитеты прошлого. Тем более, что «политические» споры насчитывают века.

Само слово «политика» происходит от греческого «полис», т.е. город, град. В христианской традиции после блаженного Августина принято различать град земной и град Божий, которые ведут между собой главный спор о смысле человеческой жизни. Решение этого спора на Западе и Востоке было различным. Запад пошел путем рационализма, «автономной» науки, оторвав ее от живой связи с христианскими началами, возмечтал внешним насилием построить политически совершенное общество на земле. Как известно, к началу ХХ века западноевропейские философские, социальные, экономические учения прочно внедрились на русской почве. Все российские революционеры были ярыми «западниками», получая инструкции, деньги и моральную поддержку из многочисленных зарубежных центров. Понятно, что и «демократическая», «революционная» литература носила соответствующий характер. Возвращение сегодня к февралю 17-го года есть по сути тот же самый прозападный путь только в его либеральном варианте, а, следовательно, никакого освобождения и возрождения для России не сулящий, т.к. хозяева и властители наших дум останутся прежними.

Иное понимание политики и гражданской литературы сложилось на Руси еще с древнейших времен. «Слово о Законе и Благодати» первого русского митрополита Илариона, «Слово о князьях» Кирилла Туровского, «Слово печальное…» Максима Грека, «Наставление князьям» неизвестного автора и многие другие произведения древнерусской литературы имели остро современное звучание для своего времени. В красноречии Древней Руси сложился высокий образ автора — «печальника Русской земли», бесстрашно обращающегося к сильным мира сего, если они преступали Христовы заповеди: «Князья и все судьи земные есть слуги Божии, по учению Павла» («Наставление князьям»). Тогда же в «политической» литературе впервые были высказаны многие научные, философские идеи, сделаны открытия в области психологии и эстетики. А главное – был поставлен вопрос о соотношении государственности и морали, власти и справедливости. Говоря о нравственном совершенствовании человека на его пути к Богу, древнерусские авторы придавали ему и глубокий государственный смысл, т.к., например, по Максиму Греку именно законы морали лежат в основе мудрой деятельности на благо государства. Только в России возможно такое, что произошло с известным литератором Шишковым, стоящим перед Царем – Помазанником Божиим и говорившем: «Ты не прав, Государь».

После революционных катаклизмов у нас в стране возникла совершенно противоположная ситуация. Приведу цитату из статьи «Погибельные тропы и последние пути» поэта и прозаика Владимира Карпеца: «Московская Русь и императорская Россия, имевшие в целом то же самое государственное строение, имели «обратный духовный знак», были оживлены и живы тем, что власть принадлежала лично Царю – верховному оградителю Православной веры. Верховная власть СССР лица не имеет. Православная церковь унижена и гонима при формальном «отделении от государства». Место Православия занял «марксизм-ленинизм». Во всех партийных документах подчеркивается, что отношение к религии — не частное дело по отношению к партии (партия — непримиримый враг религии), хотя и является частным делом по отношению к государству. Но глава государства — партия. Иными словами, власть религии прямо враждебна, управление — вроде бы к ней безразлично».

Таким образом, лежащая в основе советского государства мораль была партийной, антихристианской. Каковы были на самом деле «ум, честь и совесть нашей эпохи» все мы прекрасно знаем.

Однако позволение свергать былых кумиров отнюдь не означает для художника свободу творчества. Перебежка из одной правящей партии в другую не означает, что поэт нашел истинную дорогу к Храму. Прежде, чем учить других, надо из собственного сердца вынуть кощееву иглу и с покаянной молитвой ее преломить. Тогда и только тогда, независимо от меры таланта, поэт сможет стать «печальником и заступником» всей Русской земли, всего народа, а не каких-то отдельных его частей. Конечно, стихи такого автора партийная пресса будет публиковать от случая к случаю в зависимости от политической конъюнктуры как в центре, так и у себя на месте. В принципе каждому художнику Господь Бог дает право выбора: стать ли ему «ассенизатором и водовозом» (В. Маяковский) или «колоколом на башне вечевой» (М. Лермонтов). Вольному воля.

 

 

1991-2017 гг.

 

Comments are closed.